В армянских, российских и азербайджанских СМИ в последние дни развернулась полемика вокруг целого ряда острых материалов, касающихся «ползучей украинизации» Армении. Общий смысл этих рассуждений сводится к тому, что благодаря деятельности западных фондов, НКО, антироссийски настроенных общественных деятелей происходит существенная трансформация настроений в сторону отторжения России как главного партнера и союзника Армении.

Как отделить в этом случае мух от котлет? Насколько велики риски разрыва традиционных союзнических связей между Москвой и Ереваном? Ситуация осложняется нарастающей напряженностью в зоне карабахского конфликта и внутренними проблемами самой Армении, где усиливается подковерная борьба между ключевыми группами влияния во власти.

Симпатизирующая Азербайджану часть российского экспертного сообщества охотно тиражирует «страшилки» о неизбежном крахе оси Москва-Ереван, подталкивая Кремль к «естественному выбору» в пользу богатого и сильного Азербайджана. Хотя с точки зрения realpolitik все разговоры о дружбе и любви с государствами Южного Кавказа необходимо воспринимать максимально прагматично, не впадая в панику или, напротив, чрезмерную эйфорию от заверений «в вечном стратегическом партнерстве». Относиться к данному вопросу следует так, как его воспринимают сами армяне и азербайджанцы, т.е. "предельно конкретно".

Российская дипломатия на Южном Кавказе как раз и пытается выдержать баланс между противоборствующими сторонами, являясь к тому же одним из ключевых посредников в урегулировании карабахского конфликта. Значит, информационный шум с одной или другой стороны чаще всего преследует цель – «качнуть Москву», сместить баланс в сторону одного из игроков.

Но есть, безусловно, реальные проблемы, затрагивающие стержневые вопросы российско-армянских отношений. 7 августа депутат Национального Собрания РА от оппозиционной фракции «Выход» Арам Саргсян заявил: «Мы всегда подчеркиваем, что хотим построить страну по европейской модели, и только наш политический блок настаивает на этом. Мы полагаем, что каждый наш шаг должен быть обоснованным и согласованным. А в “Выходе” обсуждения проходят всегда. И вопрос о выходе Армении из ЕАЭС станет первым, который мы вынесем на обсуждение в начале этой осени».

Формулировка, как мы видим, очень осторожная, но с очевидным месседжем для власти (или для Москвы). Мы готовы превратить вопрос о выходе из ЕАЭС в актуальную политическую проблему. Замечу, что в сложносочиненной системе армянской политической кухни власть довольно часто использует как инструмент давления на Москву громкие заявления оппозиционных политиков, что-то вроде законной ссылки на voxpopuli. Происходит это тогда, когда между Россией и Армений возникают некие трения, например, в не столь отдаленном прошлом – в период «электромайдана».

В этих политических технологиях нет ничего нового и удивительного, так действуют многие лидеры постсоветских стран, наиболее успешно, пожалуй, Александр Лукашенко. Полагаю, что и это обстоятельство в Москве учитывают. Другой вопрос, что «технологические игры» позднего Януковича обернулись, в конечном счете, известными событиями рубежа 2013-2014 годов. А ведь не только власть, но и некоторые российские «спецы» по Украине, которые сейчас столь охотно комментируют события на Южном Кавказе, были убеждены, что «у Виктора Федоровича все схвачено».

Так и сейчас возникает вопрос, хорошо ли мы понимаем ситуацию в Армении и Азербайджане? Именно с той самой – главной позиции – российских интересов и прагматичных перспектив. 

Андрей Карпов (Москва)

Поделиться: