Заместитель председателя Госкомитета по работе с религиозными структурами Азербайджанской Республики Гюндюз Исмаилов выступил на конференции "Исламская солидарность: пути борьбы с религиозным радикализмом и экстремизмом" и обозначил ключевые тренды в сфере борьбы с религиозным экстремизмом.

Выступление чиновника можно с уверенностью считать ответом руководства страны на ежегодный доклад Конгрессу США, посвященный свободе вероисповедания. Его представил государственный секретарь США Рекс Тиллерсон.

Применительно к ситуации в АР в докладе говорится о гонениях и задержаниях религиозных активистов. Упоминаются преследования последователей «Свидетелей Иеговы», баптистов и исламских религиозных организаций. Вызывает обеспокоенность у Госдепа США и закрытие в Азербайджане «домашних мечетей».  (https://haqqin.az/news/108311)

Претензии у авторов доклада есть практически к каждой из стран постсоветского пространства, хотя заметно, что особое внимание на этот раз было уделено России. Что, кстати говоря, выделяет Доклад-2016 из череды аналогичных документов.

Возвращаясь к проблемам Азербайджана в религиозной сфере, стоит заметить, что многие из высказанных Госдепом замечаний «кочуют» из текста в текст,  из года в год. И это касается не только Азербайджана. Многие «претензии» озвучиваются под кальку, кстати говоря, в первую очередь это относится к правам «Свидетелей Иеговы».

В Докладе-2013 было отмечено: «правительство Азербайджана избирательно применяет существующие законодательные ограничения свободы вероисповедания. В частности, ограничения применяются в отношении так называемых “нетрадиционных” религиозных групп, в том числе – Свидетелей Иеговы и незарегистрированных мусульманских групп».

В апреле 2017 года был опубликован еще один резонансный доклад - отчет комиссии по религиозным вопросам Госдепартамента США (USCIRF) "Ситуация с религиозными свободами в мире – 2017" (о докладе читать здесь http://press-unity.com/analitika-stati/10436.html)

  В нем утверждается, что правительство Азербайджана усилило подавление независимой религиозной деятельности, были закрыты ряд суннитских мечетей, проводились рейды в книжных магазинах с целью изъятия запрещенной религиозной литературы, подвергались преследованиям не только последователи свидетелей Иеговы, но и ряда протестантских общин.

"Хотя Азербайджан подвергается рискам международного терроризма, эта опасность все чаще служит предлогом для подавления мирных религиозных протестов", - утверждалось в документе.

Гюндюз Исмаилов, напротив, абсолютно уверен в том, что все будет хорошо. "Серьезной опоры радикальных религиозных групп в Азербайджане нет, и это в целом невозможно",- заявил чиновник. Г.Исмаилов убежден, что религиозный радикализм развивается в странах и регионах с тенденциями необразованности, предубеждения и уклонения от образования.  "У нас, в частности, ведется борьба с тенденциями предубеждений, предпринимаются административные меры против радикальных религиозных групп", - отметил зампред госкомитета.

Гюндюз Исмаилов заявил, что с объявлением Президентом Ильхамом Алиевым 2017 года Годом исламской солидарности были созданы все условия для избавления от религиозного радикализма и экстремизма, ставших глобальной проблемой исламскому миру. Такой вот оптимизм.

Там, где Госдепу мерещится преследование религиозных свобод, на самом деле, по мнению азербайджанских властей, присутствует адекватная реакция на растущие вызовы со стороны религиозных радикалов. На фоне последних террористических актов в Европе выступление Тиллерсона кажется несколько выпавшим из реального контекста.

Из всей этой заочной полемики становится ясным только одно – США все активнее использует в качестве инструмента внешнего давления религиозный фактор. Точнее, набор неких универсальных требований, которые должны стать критерием оценки «правильного» или «ошибочного» поведения любой страны. Различия между Узбекистаном, Азербайджаном или, к примеру, Украиной здесь большой роли не играют. Главное - «зацепить» на виртуальный крючок «не соблюдения требований». Собственно говоря, иной цели подобные доклады и не преследуют.

Сергей Рекеда (Москва).

 

Поделиться: