Экономическая реформа в течение последнего года стала едва ли не главной темой для профильных СМИ не только в Азербайджане, но и ключевых странах партнерах официального Баку. Не стоит этому удивляться, опыт несырьевой модернизации исключительно актуален для всех стран, которые развивают экономический сектор по сценариям, близким к каспийскому petrostate.

Кризис, падение цен на нефть, волатильность на валютном рынке, повышение тарифов на энергоносители – все эти факторы определили необходимость проведения структурных изменений в экономике Азербайджана, Казахстана, России. В ситуации АР эти проблемы усугубились причинами субъективными – избыточный монополизм и высокая коррупционная составляющая.

В начале 2017 года президент Азербайджана Ильхам Алиев обозначил ключевые тренды в текущем состоянии экономики страны - уменьшение объемов трансферта средств из Госнефтефонда в бюджет, перевод финансово-инвестиционной системы на рельсы ненефтяной экономики. Эти линии движения были прочерчены в Стратегических дорожных картах, определивших путь развития страны до 2025 года.

Насколько успешной оказалась работа правительства по реализации президентских установок? Официальная статистика пока не дает однозначного ответа на этот вопрос. Стабилизация цен на нефть дает возможность использования сырьевого сектора страны как ключевого драйвера национальной экономики – психологически, это несколько облегчает задачу чиновникам, давление на которых в условиях тотального падения цен на нефть было намного более существенным.

Многие решения в рамках экономических реформ принимались спешно, «с колес». Например, в день, когда была объявлена девальвация национальной валюты, президент Ильхам Алиев подписал указы, направленные на либерализацию экономики: сократил количество лицензий на ведение бизнеса, понизил пошлины, а также распорядился обеспечить полную прозрачность при выдаче лицензий. Естественно, что подобное совпадение по времени «негатива» и «позитива» формировало у экспертов ощущение рефлексивности политики властей.

На второй план отошел вопрос о борьбе с монополизмом. Еще в апреле 2016 года Ильхам Алиев утвердил поправки в Уголовный Кодекс АР, которые ужесточили санкции за монополистические действия и ограничение конкуренции. Максимальное наказание за указанные нарушения при отягчающих обстоятельствах предусматривает возмещение нанесенного ущерба в четырехкратном размере, а также лишение свободы на срок от 7 до 12 лет.

Принятие ограничительных мер, однако, не могло привести к едино моментному улучшению ситуации на внутреннем рынке. Как отметил член комитета по экономической политике, промышленности и предпринимательству Милли Меджлиса АР Вахид Ахмедов, по-прежнему остается больной вопрос – когда чиновники принимают на работу своих родственников и друзей. Окружая себя "своими" людьми, они принимают монополистические решения. Так, по профилю своего министерства создают фирму, назначают руководителем своего родственника и начинают через него "оформлять" все финансовые средства из госбюджета, создавая какие —то монополистические схемы.

По-прежнему негативное влияние на состояние экономики страны оказывает и сращивание бизнеса с властными структурами. Причем, если в Баку за последний год ситуация в этом отношении изменилась в лучшую сторону, то, по признанию азербайджанских экспертов, регионы АР заметно отстают в процессе размежевания государственных структур и бизнес интересов. Кстати, аналогичная ситуация (с местной спецификой) складывается и в Казахстане.

Еще одно слабое звено национальной экономики – банковский сектор АР. Об этой проблеме мы неоднократно писали на страницах пресс-клуба «Содружества».

Проблемы МБА – только вершина проблем, с которыми сталкиваются финансовые институты Азербайджана.

Продолжение следует

Андрей Карпов

 

 

Поделиться: