Последние события вокруг карабахского конфликта четко демонстрируют «граду и миру» две очевидные вещи.

Первое. Взаимные обстрелы, действия диверсионных групп, снайперские дуэли достигли не только опасного уровня интенсивности, но и стали привычными для СМИ и международных наблюдателей. Это опасный психологический момент, поскольку в таких условиях намного проще потерять «точку невозврата», пропустить момент, когда сумма отдельных боестолкновений из «спорадических нарушений» перерастет в нечто большее.

Второе. Никакие иные форматы урегулирования, кроме прямых переговоров между Ереваном и Баку при участии международных посредников не работают и не будут эффективными в дальнейшем. Особенно очевидна ограниченность пространства для маневра на фоне полного провала любых попыток подключения к процессу урегулирования механизмов общественной дипломатии. Ничего не получилось у послов Азербайджана и Армении в России, с равно нулевым результатом заканчиваются «общественные слушания», организованные при участии и прямой поддержке европейских и международных фондов.

Отдельные успехи гуманитарного миротворчества не меняют печальный ландшафт карабахского конфликта. Надежды Запада на то, что смена постсоветских поколений в странах Южного Кавказа естественным путем снизит градус взаимной ненависти едва ли окажется верной стратегией, учитывая, что в Баку и в Ереване – карабахский вопрос является стержнем национальной идеологии и патриотического воспитания.

Тупик.

Приход к власти в США администрации Дональда Трампа породил (как и в случае с российским вектором) надежды на обновление, поиск новых инструментов примирения, нестандартный подход со стороны эксцентричного «Лидера свободного мира». Надо признать, что в некотором смысле эти надежд оказались не беспочвенны. Обама, особенно в рамках второго срока, рассчитывался по долгам срока первого – как во внутренней, так и во внешней политике. Бодрый Трамп считает себя свободным от прежних обязательств перед Китаем, Мексикой, Южной Кореей и всем остальным миром. Так может и пора «карабахнуть» какой-нибудь мирной инициативой?

Однако, чтобы эту инициативу реализовать, ее для начала стоит придумать. А в этом плане Госдепартамент сталкивается с «проблемой Голливуда». Есть деньги, есть красивые спецэффекты и сильные исполнители. Но нет хороших сценариев. Нет от слова «совсем».

Например, сценаристы-специалисты Брукингского института предлагают Вашингтону в регионе Южного Кавказа сделать политику дешевой и легко управляемой.

Здесь ключевые слова – «дешево» и «легко». В принципе, вполне в духе новой администрации. Но как трансформировать эту благую идею в практические решения в деле разрешения карабахского конфликта? Вполне возможно, что такая задача и не будет стоять перед Вашингтоном. Равновесные отношения между Баку и Ереваном – это ситуация, когда не один из участников конфликта не получает решающих преференций. Для Трапма с его стремлением к упрощению взгляда на предмет такая простая конструкция может показаться гениальным выходом из ситуации.

То, в чем столько лет обвиняли Россию (мол, Москве выгодно сохранять замороженное состояние конфликта, управляя эмоциями Армении и Азербайджана) может стать сутью и смыслом новой американской дипломатии в зоне конфликта. Денег будет выделяться меньше (уже), ставки несколько снизятся (а приоритеты пока другие), но про запас держим руку на пульсе. Тем более, что и с этого направления есть серьезный шанс уязвить каким-то образом Кремль.

На практике это будет сильно походить на те общие фразы, которые содержались в письме Трампа Ильхаму Алиеву от 28 мая 2017 года: «Наряду с работой, проводимой вами в сфере диверсификации вашей экономики, мы желаем налаживания новых полезных бизнес-связей между нашими странами. Соединенные Штаты Америки также решительно поддерживают мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта», — сказано в письме.

Да, да – модернизация, бизнес-коммуникации, а где-то, на третьем месте, Нагорный Карабах.

Андрей Карпов

 

Поделиться: