О российских учебниках, квотах на получение высшего образования в России и уровне таджикских абитуриентов «АП» рассказал руководитель Россотрудничества в Таджикистане Михаил Вождаев

- Михаил, вы уже год на посту руководителя представительства Россотрудничества в Таджикистане. Что изменилось за это время?

- Мне, конечно, сложно оценивать свою работу, но думаю, что наше представительство стало более динамичным и открытым. Нам удалось выстроить понятные отношения с различными местными организациями. Количество наших партнеров выросло, и мне нравится качество нашего сотрудничества. Например, наши связи с театром оперы и балета: мы совместно проводим мероприятия, наше представительство способствует отправке артистов труппы этого театра на учебу в Россию, причем ребята возвращаются и затем играют в первом составе.

Такие же теплые отношения у нас и с труппой театра им. Вл. Маяковского. Мы стараемся не навязывать свое сотрудничество, а ждем инициатив со стороны местных организаций. У нас не всегда есть возможность оказать финансовое содействие, но мы можем поддержать проекты любыми другими способами. К примеру, летом в Душанбе проводился театральный фестиваль, его организаторы обратились к нам с просьбой помочь разместить в столице приезжих артистов из России, мы им в этом помогли. Мы всегда готовы оказать содействие, если это в наших силах.

Я рад, что, несмотря на некоторые экономические сложности, которые сейчас испытывает Россия, проекты Россотрудничества за рубежом не сворачиваются, а продолжают свою работу и даже расширяют свою деятельность. Например, осенью у нас открывается филиал представительства в Худжанде, есть планы, при согласовании с властями республики, открыть такой же центр в ГБАО – хочется поработать  в этом регионе.

- Вам в работе помогает тот факт, что Таджикистан – это ваша родина?

- Безусловно! Несмотря на то, что я уехал отсюда, когда мне было всего 16 лет, я понимаю менталитет людей, знаю уклад жизни и местные традиции. Часто, когда люди узнают, что я родился и вырос в Душанбе, сразу признают во мне «своего человека», возникает больше доверия, конечно так легче работать.

Минкультуры обязалось подготовить площадку для маяковцев до конца года

 - Если мы уже заговорили о театре им. Вл. Маяковского, то скажите,  есть ли в планах представительства каким-нибудь образом решить проблемы труппы, которая осталась фактически без собственной сцены?

- Очень грустно и обидно, что, возможно, мы не смогли сделать все, что должны были сделать для этого театра. В моем понимании, эта ситуация не стояла бы сейчас так остро, если бы перед тем, как снести здание, для работы труппы заранее подготовили площадку, пусть в том же кинотеатре «Таджикистан».

В январе этого года во время работы межправительственной комиссии, которая проходила под председательством премьер-министра Таджикистана Кохира Расулзода и первого вице-премьера России Игоря Шувалова, в итоговый документ был внесен пункт, по которому таджикское Министерство культуры до конца 2017 года обещало отремонтировать здание кинотеатра «Таджикистан». Мы очень надеемся, что процесс все-таки сдвинется с мертвой точки, потому что сохранение одного из старейших театров прежде всего в интересах самого Таджикистана. Когда будет подготовлена площадка для работы труппы, мы постараемся оказать поддержку.

«Если вам обещают «договориться» в Россотрудничестве - перед вами жулики»

- В конце августа по линии Россотрудничества, Фонда «Русский мир», русской гуманитарной миссии в Таджикистан поступила очередная партия учебников на русском языке – всего 60 тысяч книг. Первый заместитель министра образования и науки Рахматулло Мирбобоев даже отметил, что потребности страны в учебниках по русскому языку и литературе почти полностью покрыты. Но мне всегда было интересно, как по ним работают местные учителя? Ведь эти учебники составлены, исходя из российской программы образования, которая постоянно совершенствуется.

- Думаю, что для местных учителей – это некритично. У них есть база знаний,  и они адаптируются к новым учебникам. Во всяком случае, на российские учебники жалоб к нам никогда не поступало. Напротив, у меня сейчас заявок на них больше, чем поступивших учебников. И я заранее прошу прощения у тех, кому мы не сможем предоставить книги. Мы стараемся обеспечить необходимой литературой прежде всего отдаленные районы республики. Потому что в Душанбе все-таки что-то есть, регионам в этом отношении намного сложнее.

Учитывая спрос на литературу, сейчас между министерствами образования наших стран проговаривается возможность печатать российские учебники на территории республики, потому что львиная доля средств уходит на их транспортировку из России в Таджикистан. Возможно, российское Министерство образования и науки как заказчик сможет найти подходящие варианты и упростить этот процесс.

- Кроме большого запроса на учебники, в Таджикистане традиционно высокий интерес со стороны абитуриентов к российским вузам. В этом году, если я не ошибаюсь, систему распределения российских квот среди таджикских абитуриентов поменяли. Расскажите, как она прошла?

- Да, начиная с этого года система, действительно, несколько поменялась. На мой взгляд, она стала более прозрачной. В этом году было меньше жалоб на распределение квот. Были недовольные родители, чьи дети, к примеру, не смогли добрать всего несколько баллов до проходного. Но что с этим поделаешь? Это конкурс: кто-то побеждает, кто-то проигрывает. Конечно, в наш центр приходили, спрашивали - мол, как можно решить проблему? Но никак ее не решить, если ребенок не прошел тестирование. Я заранее всем хочу сказать, что если вам обещают «договориться» в представительстве Россотрудничества - перед вами жулики, не верьте им.

В этом году Россия увеличила количество квот для Таджикистана - всего было выделено 600 мест. Это высокий показатель: среди стран, которые получают российские квоты, Таджикистан находится на третьем месте, после Китая и Вьетнама. То есть из всех 15 тысяч квот, которые выделяет Россия каждый год, 600 попадает в Таджикистан. Вообще, эти квоты Россия выделяет для того, чтобы популяризировать свое образование за рубежом, но в Таджикистане к нашим вузам традиционно высокий интерес. Квоты Таджикистану Россия выделяет в виде гуманитарной акции, чтобы помочь республике подготовить хороших специалистов.

Прежде всего, мы рассчитываем на то, что все студенты из Таджикистана, получив образование в России, вернутся на родину и смогут принести ей пользу. Мы готовим кадры для Таджикистана - не для себя. Хотя, конечно, механизма, который запрещает таджикским выпускникам оставаться в России, у нас нет и быть не может.

80 процентов абитуриентов из Таджикистана выбирали ведущие российские вузы

- Сколько кандидатов на получение квот было в этом году?

- 3,2 тысячи человек, со всех регионов Таджикистана. Вся кампания началась в начале февраля. О ее начале мы трубили во всех местных СМИ. Сначала все желающие поступить по квоте должны были зарегистрироваться на портале Russia.study и заполнить подробную анкету, после чего кандидаты были приглашены на устное и письменное тестирование. Причем в нашем центре постоянно проходили консультации родителей абитуриентов, сотрудники помогали заполнять анкеты и объясняли процесс участия в конкурсе.

Для отборочной комиссии была создана группа из представителей Российского центра науки и культуры в Душанбе, таджикского Минобрнауки, а также 20 преподавателей из 16 различных вузов России - от Москвы и до Хабаровска. Тесты, которые предназначались для отбора кандидатов из Таджикистана, готовились российскими вузами. Комиссия к ним никакого отношения не имела и даже не видела их до начала испытаний. Тестирование проходило в нескольких городах страны – в Душанбе, Худжанде, Курган-Тюбе, Кулябе и Хороге. Причем тесты для каждого города отличались. После того как тестирование было закончено, были определены лучшие абитуриенты, и они перешли ко второму этапу – собеседованию. На этом этапе кандидатам нужно было презентовать себя перед членами комиссии, здесь мы не проверяли знания, скорее – сообразительность, кроме того, нам важно было удостовериться в том, что абитуриент владеет русским языком на том уровне, который ему будет необходим для учебы в российском вузе. За собеседование тоже назначался определенный балл, потом он суммировался с теми показателями, которые абитуриенты получили во время тестирования, и общие результаты отправлялись в те вузы, которые выбирали кандидаты.

Всего они выбирали 6 различных вузов, результаты попадали в тот университет, который был указан первым; если они его не удовлетворяли, то передавали во второй вуз по списку, и так до шестого. Когда результат тестирования подходил вузу, абитуриент получал приглашение.

- Какие специальности и какие вузы чаще всего выбирали таджикские абитуриенты?

Что касается специальностей, то в основном выбирали два кластера – гуманитарные науки, включая экономику, и медицину. Техническим специальностям отдавали предпочтение реже, хотя с учетом того, что именно в таких специалистах нуждается Таджикистан, на них проходной балл был ниже.

- Какой был уровень образования у кандидатов?

- Самый разный. Сто баллов, правда, никто не набрал, но 99 было у одной выпускницы школы №6 в Душанбе. Она молодец! Очень хорошо показали себя ребята из школы «Хотам и ПВ», они выбирали технические специальности и тестирование щелкали, как орешки, на собеседовании хорошо держались, их российские вузы сразу разобрали.

Ребята из Хорога хорошо показали свое знание английского языка во время собеседования. В общем, кандидаты были неплохие, но наиболее высокий уровень образования показали абитуриенты из Душанбе и Худжанда. Надеемся, что после окончания университетов они вернутся в Таджикистан и смогут принести пользу своей стране.

Источник

Поделиться: