Победу в президентских выборах в Кыргызстане празднует кандидат от СДПК Сооронбай Жээнбеков. По последним данным ЦИК, он набрал 54,81% голосов избирателей. Его главного соперника Омурбека Бабанова поддержали 33,74% проголосовавших кыргызстанцев.

Опасения что после выборов могут произойти массовые протесты, не оправдались. Омурбек Бабанов публично признал свой проигрыш. По мнению политологов, Сооронбай Жээнбеков продолжит политический курс Алмазбека Атамбаева.

Вечером 16 октября, по данным ЦИК, распределение голосов между первой пятёркой кандидатов выглядело следующим образом:

Сооронбай Жээнбеков – 54,81%

Омурбек Бабанов – 33,4%

Адахан Мадумаров – 6,48%

Темир Сариев – 2,56%

Талатбек Масадык - 0,63%

Эти данные получены по итогам электронного голосования – после закрытия участков они были оперативно переданы в ЦИК. Бюллетени ещё раз подсчитают вручную, и только после этого официально будет объявлен победитель выборов. Однако, по всеобщему мнению, кардинально расклад сил это не изменит.

 

Жээнбекова пока нельзя назвать политиком

Председатель регионального экспертного клуба «Пикир» Игорь Шестаков считает, что Жээнбеков победил благодаря совокупности факторов – поддержке, оказанной ему со стороны крупнейшей в Кыргызстане партии СДПК, и авторитету действующего президента Атамбаева.

- Игорь Альбертович, насколько ожидаемой была победа Жээнбекова в первом туре?

- Признаться, до последнего не было понятно, кто победит, и состоится ли второй тур. Делать предвыборные расклады – дело неблагодарное. Конечно, если брать в расчёт только двух фаворитов гонки, то заочно в предвыборной кампании, безусловно, лидировал Омурбек Бабанов, который в течение последних шести лет активно участвовал в нескольких выборах – парламентских 2010 и 2015 годов, когда его партия успешно избиралась в законодательный орган, а также в местные кенеши.

Соответственно, у него сформировался свой электорат. Как опытный политик и менеджер он знал, как выстраивать эффективную предвыборную кампанию.

Сооронбай Жээнбеков – это политик совсем иного, закрытого, типа. Ранее он не использовал инструменты пиара, и только в последние месяцы, став кандидатом в президенты, начал активно появляться на публике. Таким образом, пиар-кампания Жээнбекова была достаточно непродолжительной, что объясняло невысокие рейтинги Жээнбекова и высокие – Бабанова.

Но нельзя забывать последние выборы 2015 года, когда Социал-демократическая партия Кыргызстана одержала победу, а второе место заняла партия «Республика – Ата-Журт». Мне кажется, что, когда СДПК подключилась к пиар-кампании своего выдвиженца, а Атамбаев продемонстрировал, что Жээнбеков его преемник, это переломило ход предвыборной кампании.

Таким образом, победа Жээнбекова – это, в первую очередь, высокий рейтинг партии СДПК и действующего президента. Безусловно, сыграло свою роль и реноме самого Сооронбая Жээнбекова, но фактор поддержки партии и Атамбаева все-таки является ключевым.

- Почему Жээнбеков занял первое место на севере Кыргызстана - в Иссык-Кульской и Нарынской областях? Это было достаточно неожиданно, ведь традиционно считается, что север поддерживает Бабанова.

- Как я уже говорил, это рейтинг не самого Жээнбекова, а тех политических сил, которые его поддержали. Общенационального лидера на прошедших выборах не было. Поэтому, анализируя их итоги, нужно отказаться от личностного фактора. В пользу Жээнбекова сыграл имидж преемника Алмазбека Атамбаева. Повторюсь: итоги голосования продемонстрировал высокий рейтинг Атамбаева и СДПК.

Возможно, Бабанов недоработал в этих двух областях. Но важно другое: Бабанов выступал на прошедших выборах не как политическая сила, а как одиночный кандидат. Правда, в середине выборной кампании к нему присоединился Бакыт Торобаев (хотя надо признать, что он отнюдь не политик республиканского масштаба). Возможно, Торобаев принёс Бабанову дополнительные голоса в своей родной Джалал-Абадской области, но вряд ли это было способно существенно повлиять на исход голосования.

По сути, на состоявшихся выборах мы наблюдали противостояние между оформленной политической силой и одиночным кандидатом.

- Каковы ваши прогнозы относительно курса Жээнбекова во внутренней и внешней политике?

- Алмазбек Атамбаев сделал всё возможное, чтобы наша страна поднялась на ступеньку выше в строительстве парламентской республики. Референдум по изменению Конституции, который он инициировал и провел, заложил основы для усиления института премьер-министра, что характерно для парламентской модели. Будем смотреть, где после 1 декабря – именно начиная с этой даты вступят в силу конституционные изменения – окажется де-факто центр принятия политических решений в Кыргызстане.

Что касается внешней политики, то и здесь пока больше вопросов, чем ответов, поскольку, повторюсь, Сооронбай Жээнбеков не был публичным политиком. Да, он больше года занимал пост премьер-министра и, будучи главой правительства, он ориентировался на развитие процессов экономической интеграции с ЕАЭС, однако пока его нельзя назвать политиком. Вероятно, для выстраивания внешнеполитического курса ему понадобятся консультанты, помощники и советники.

- Оппоненты Жээнбеков нередко ставили ему на виду теплые отношения с арабскими странами…

- Сложно сказать, что из информации, озвученной в ходе президентской гонки, было чёрным пиаром, а что правдой. Определенно можно сказать одно: Жээнбеков-премьер реально работал в направлении евразийской интеграции. Когда он пришёл на должность главы Кабмина, ситуация в этой сфере была аховая, в том числе с экспортом кыргызской продукции в страны ЕАЭС. Ему удалось выстроить работу: не идеально, но по мере возможностей он оптимизировал процессы.

Что касается информации о поддержке, оказываемой ему со стороны Катара, то, насколько я понимаю, речь шла не о нём, а о его родственниках.

- Адахан Мадумаров набрал 6,5% голосов избирателей (в Баткенской области почти 18%). Как вы считаете, этого достаточно, чтобы Жээнбеков взял его в свою команду?

- Мадумаров с 2010 года показывает достаточно высокие результаты на выборах, однако не проходные. В 2010 году он мог попасть в парламент, в 2011 он занял второе место на президентских выборах, в 2015 тоже, так сказать, был близок к попаданию в обойму. И сейчас у него неплохие показатели, но на какую должность в правительстве он может претендовать, сказать сложно. Я думаю, что, скорее всего, в госструктурах может оказаться Талатбек Масадыков, занявший 5-ое место с 0,64%.

Сейчас нашей стране придётся решать непростые внешнеполитические вопросы, и помощь такого специалиста как Масадыков, который, несмотря на невысокий результат на выборах, зарекомендовал себя достаточно грамотным специалистом в сфере дипломатии, может оказаться востребованной.

- На Масадыкова могут возложить урегулирование конфликта между Астаной и Бишкеком?

- Полагаю, что для решения этой проблемы нужны персоны не того уровня, что Масадыков. На мой взгляд, Кыргызстану надо прибегнуть к пока не задействованным механизмам Евразийского экономического союза. Помимо этого, нам надо повысить уровень ветеринарного контроля и соответствия продукции международным стандартам. И самим меньше пропускать китайский контрафакт – навести порядок в этой сфере.

Как известно, пока никаких переговоров на уровне Жогорку Кенеша с Казахстаном не осуществлялось, на уровне правительства тоже, не считая короткой встречи Назарбаева и Исакова в Сочи. Надо вести диалог, потому что Казахстан – это наш стратегический партнер.

 

Жээнбеков славится тем, что он никогда не принимает решения сгоряча

Кыргызстанский политолог Денис Бердаков один из первых предсказал уверенную победу Сооронбая Жээнбекова в первом туре. По мнению эксперта, кандидат сумел сплотить вокруг себя большую часть элитных групп в стране, что и предопределило его победу.

- Денис Михайлович, вы первым предсказали, что Сооронбай Жээнбеков может победить уже в первом туре. Когда это стало ясно для Вас?

- К такому выводу я пришёл ещё в начале августа. Напомню, что, когда 15 июля СДПК официально выдвинула в качестве кандидата от партии Жээнбекова, дней пятнадцать ситуация была непредсказуемой. Были вопросы относительно того, что будут делать другие сильные фигуры от СДПК – Чыныбай Турсунбеков и Иса Омуркулов. Мой метод основывается на подсчёте внутриэлитного баланса. Я наблюдал, как различные группировки реагируют на события. В своих первых обзорах рейтингов кандидатов я поставил Жээнбекову очень высокий балл – чуть выше Бабанова, чему многие сильно удивлялись.

В конце августа я опубликовал второй рейтинг, в котором указал, что вероятность выигрыша Жээнбекова увеличилась вдвое. 20 сентября увидел свет третий рейтинг, который утвердил лидерство Жээнбекова. Был не понятен один момент – победит ли он в первом или во втором туре. Последний рейтинг от 10 октября поставил точку в этом вопросе, в нем утверждалось, что Жээнбеков выиграет в первом туре. В итоге мои прогнозы сбылись.

- Какие действия может предпринять проигравший Омурбек Бабанов сейчас?

- Очевидно, что он не намерен идти на радикальные действия. Это очень хорошо для страны. Однако результаты выборов зафиксировали раскол в стране – мы возвращаемся в эпоху, когда кандидатов делили на северных или южных. Напомню, что Бабанова очень сильно поддержал Талас и Чуйская область.

Главный вопрос: что теперь делать премьеру Сапару Исакову и президенту Жээнбекову? Посадить Бабанова теоретически можно и сейчас. Но, полагаю, это нецелесообразно. Нужно помнить, что Кыргызстан – родоклановая, олигархическая республика. Каждый президент, который пытался сделать её монопольно-президентской, сталкивался с тем, что ему нужны были деньги для поддержания вертикали власти. Для этого его клан, даже не клан, а окружающая его группа влияния пыталась взять под контроль ключевые доходоприносящие отрасли и управление финансовыми потоками в республике. В результате случался кризис.

Другие кланы просто физически снесли сначала Аскара Акаева, потом Курманбека Бакиева. Главная заслуга Атамбаева состоит в том, что он сумел разбить олигархическую вольницу в 2012-2013 году, а вторая в том, что в 2015-м он впустил в парламент всех ключевых игроков. Этот шаг дал гарантии того, что республику не будут разносить по кусочкам внесистемные элиты, которых не пустили в парламент.

На мой взгляд, Бабанов только выиграет, если ничего не будет делать, а подождёт полгода – год. Все ошибки власти, которые она может совершить, будут играть ему на руку.

Соответственно, Исакову и Жээнбекову нужно избежать грубых ошибок, развивать экономику, работать над соблюдением законности. Ну и главное, конечно же, работать на повышение уровня жизни населения – это главная прививка от олигархической вольницы.

- Каким будет курс Жээнбекова во внешней и внутренней политике?

- Жээнбеков человек консервативный. Полагаю, он будет и впредь придерживаться повестки ЕАЭС – она важна для большинства населения Кыргызстана, его электоральной базы. Но я не думаю, что он будет чураться сотрудничества в ближневосточном и китайском направлениях. Скорее всего, от Жээнбекова во внешней политики следует ожидать умеренной преемственности курса Алмазбека Атамбаева. И это, в принципе, хорошо, при его качественной проработке и реализации. Это именно то, что нужно сегодня Кыргызстану и его населению.

Касательно внутренних дел не будем забывать, что правительство Кыргызстана, в ведении которого находится экономика, работает достаточно автономно и, по сути, больше зависит от парламентского большинства, нежели от президента. В юрисдикции главы государства остаются внешняя политика, представительские функции, пробивание кредитов, грантов, выстраивание отношений. Было бы хорошо, если бы, например, президент, совершая международные визиты, помогал отечественным аграриям «проталкивать» нашу продукцию на рынки ЕАЭС, Китая и даже Европы.

Также, президент (пусть этого уже нет в новой редакции Конституции), по сути, является гарантом безопасности в республике. Поэтому от него ждут очень выверенной политики, достижения консенсуса в нашем обществе, которое сейчас раздирает выбор между различными течениями ислама, традиционной кочевой культурой, советским прошлым и современными глобальными информационными потоками.

Институту президентской власти в Кыргызстане надо стать как японский император – тем местом, той точкой, где граждане совещаются и приходят к консенсусу. Что соответствует традициям кыргызского общества, в котором были кенеши (советы), для обсуждения, споров и принятия общего решения. И именно этими чертами славится Жээнбеков – он никогда не принимает решения сгоряча.

- Первым из зарубежных лидеров с победой Жээнбекова поздравил Владимир Путин. Это просто совпадение или определённый знак из Москвы?

- Подчеркну, что Путин поздравил Жээнбекова с победой только после того, как наблюдатели от СНГ, ШОС и ОБСЕ признали, что, несмотря на некоторые нарушения и технические неисправности, которые, впрочем, не могли оказать существенного влияния на ход голосования, выборы были достаточно и даже очень высоко прозрачными.

Полагаю, что ручной подсчет бюллетеней выявит лишь минимальную погрешность электронных данных, которые пришли ещё 15 октября. Наблюдатели от СНГ отметили, что выборы в Кыргызстане, продемонстрировавшие высокий уровень технического оснащения и прозрачности, – это выдающийся случай в истории выборов.

Помимо этого, поздравлению Путина предшествовало заявление Бабанова, признавшего итоги выборов и отказавшегося от их оспаривания. Последовавшая за этим поздравительная телеграмма российского президента поставила некую точку. Учитывая, что никто из участников процесса не сомневается в результатах выборов, а наблюдатели трёх солидных международных организаций подтвердили их легитимность, необходимо, чтобы в стране была стабильность. И внешние игроки это подтвердили.

Евгений Погребняк (Джалал-Абад, Кыргызстан)

Поделиться: