Интервью Пресс-клуба «Содружество» с азербайджанским политологом Тофиком Аббасовым

Какие уроки должны извлечь страны постсоветского пространства из ситуации в Каталонии? Насколько очевидны в данном случае механизмы двойных стандартов со стороны ЕС в оценке испанской ситуации?

- Уроки напрашиваются самые конкретные и принципиальные, суть которых можно сформулировать предельно четко – сепаратизм есть форма политического террора, и, если его недооценивать, он легко трансформируется в физический террор, как это было на заре рождения новых государств на постсоветском пространстве – в Азербайджане, Грузии, Молдавии.

С теми, кто поднимает знамя самоопределения в антиконституционном режиме, категорически нельзя церемониться, либеральничать. Хорошо срабатывает бескомпромиссный подход, когда центр твердо и без колебаний говорит сепаратизму «нет», как это сделал премьер Мариано Рахой в Испании.  

Механизм двойных стандартов в этом кризисе проявил себя во всей красе. Межнациональные конфликты, как только разгораются, требуют к себе деликатного подхода. Вокруг кризиса в Каталонии странным оказалось то, что до его начала официальный Брюссель повел себя весьма странным образом, словно в Испании и не было поводов для беспокойства.

Высший эшелон руководителей Европейского Союза, Совета Европы, Европарламента словно не знали, что сепаратисты собираются провести незаконный референдум. Верхи сделали вид, что они без понятия, хотя могли на уровне тех же Жан-Клода Юнкера, Дональда Туска, Антонио Таяни осудить опасные устремления Барселоны, напомнить об обязательности соблюдения правил правового поля.

Вот и получилось, что их молчание в Каталонии восприняли, как знак согласия. Сложилось впечатление, что ЕС жаждал обострения или же готовился со смаком пронаблюдать ход острого сюжета.

Беззубая реакция, которую выразили глава Европарламента Антонио Таяни, его заместитель Ульрике Луначек и другие, рельефно показала легковесность подходов еврочиновников к серьезным проблемам. Играючи и вальяжно не только невозможно купировать кризисы, но и недолго стимулировать возмутителей спокойствия на серийные обострения.

В индифферентности, желании отсидеться кроется богатый запас двойных стандартов Европы.

Что ожидает ЕС в будущем? Мы видим, что Турция и Азербайджан занимают осторожную позицию в отношении перспектив евроинтеграции. Какие процессы настораживают политиков и общественность тех стран, которым предлагается долгосрочная европерспектива?

- ЕС определенно ждут непростые процессы ввиду обозначившегося центробежного дискурса. Лондон с самого начала не впал в эйфорию, когда стала разворачиваться программа расширения Европейского Союза.

На берегах Темзы понимали, насколько неустойчива тенденция объединения, когда в один круг начинают вступать государства не только с контрастными показателями развития, но и с разной ментальностью, традициями. Потому англичане не вошли в зону Шенгена, сохранили национальную валюту, отдав предпочтение усеченному членству.

Теперь, когда стало ясно, что разделение доходов, распределение бюджетных средств осуществляется, мягко говоря, не совсем рационально и на основе странных принципов - возникли серьезные сомнения. К тому же, те, кто заработал мало, но претендует на большее из общей доходной кассы, вызывают неоднозначную реакцию среди членов ЕС. И это понятно, никто не желает быть под нагрузкой для обеспечения потребностей и ожиданий малоэффективных субъектов. И это было ожидаемо с самого начала.

Думаю, первая английская трещина в корпусе ЕС, которую сейчас пытаются заделать с помощью Берлина и Парижа, еще напомнит о себе, как не поддающаяся коренной обработке.

Тяжесть и проблематичность ЕС не только выражается в том, что определенные силы поставили Старый Свет перед серьезной мигрантской дилеммой. Экзаменов будет много, и, чтобы находить убедительные ответы, должна быть обеспечена полная прозрачность в планировании, распределении, прогнозировании. Этого пока нет, потому внутри Союза зреет недовольство отдельных участников, которых удивляет мягкая сегрегация. А это опасная тенденция, реально угрожающая идеалам единства и равенства.  

Что касается опасений и негативных ожиданий Турции и Азербайджана, то основания для них имеются. Невозможно не заметить предвзятость Брюсселя в отношении этих государств, в сторону элит которых делаются намеки на профилирующую суть религиозного фактора. В самом деле, две мусульманские страны имеют вполне обоснованные претензии к Брюсселю в вопросе членства, упрощения визового режима для своих граждан, в необоснованных нареканиях по части соблюдения прав человека и так далее.

Брюссель умело кормит завтраками Анкару вот уже более полувека, и перспектива членства Турции в ЕС стала предметом уже не торга, а спекуляций. С Баку также идет очень шероховатый диалог, где доминирует диктат Брюсселя.

Вместо того, чтобы быть в режиме толерантности, еврочиновники все больше огрызаются по малозначимым вопросам повестки двусторонних отношений. И тут нельзя не заметить, что сугубо экономический в своей сути блок вопросов явно политизируется.

Баку неоднократно говорил и продолжает напоминать, что не потерпит языка угроз и необоснованных язвительных предупреждений. И потом, навязывание силой соглашения об ассоциированном членстве в ЕС для Азербайджана превратилось в прием выкручивания рук, разве это может кому-либо понравиться?! 

Не так давно прошел саммит ГУАМ. Как вы оцениваете перспективы этой организации? Насколько достижим баланс между политическим и экономическим наполнением ее работы?

– Судьба этой организации складывается не просто. Стоит вспомнить, что инициатива ее создания принадлежала западным институтам, которыми двигало стремление вызволить некоторые постсоветские государства из орбиты влияния России. Наиболее активно в этом направлении работали Польша и Швеция, да и ЕС в целом, чтобы блок состоялся.

Однако со стартовой поры покойный азербайджанский президент Гейдар Алиев предупреждал, что приоритет должен быть дан не политическому, а экономическому сегменту в деятельности ГУАМ.

Узбекистан в 2000-х потому и покинул ряды организации, что не просматривалась перспектива интенсивного торгово-экономического взаимодействия.

К концу нулевых уже президент Азербайджана Ильхам Алиев на саммите ГУАМ в Киеве выступил с программной речью, в которой содержалась инициатива превращения ГУАМ в организацию экономического сотрудничества. Его предложение было единогласно приято другими государственными лидерами, и структура изменила свой статус.

Все дело в том, что в экономической плоскости наиболее развит Азербайджан, и остальные члены ГУАМ не скрывают, что нуждаются в том, чтобы Баку взвалил на себя локомотивную роль. Однако это не входит в планы Баку.

В функционировании блока имеются определенные пустоты и проблемы. Секретариат ГУАМ работает, проводит необходимые процедуры в координации, создании режима благоприятствования. Однако коэффициент полезного действия пока еще далек от идеального уровня.

И опять же, на данном этапе Азербайджан успешно продвигает многие энергетические и коммуникационные проекты в Грузии, Украине и Молдавии, и реальный прок от них имеется. К слову, Баку за последний год активизировался на украинском энергетическом рынке. До того то же самое было отмечено и в Грузии. И это дает основания утверждать, что подвижки имеются. Дальнейшая степень динамики уже будет зависеть от синхронности действий стран-участниц.   

Как Вы оцениваете перспективы российско-азербайджанских отношений? Какие направления сотрудничества нуждаются в существенном усилении?

- Эти отношения более чем перспективны и многообещающие. Предпосылок для увеличения товарооборота за счет совместных проектов в энергетике, транспорте, ИКТ, приграничной торговле много, и они обнадеживают.

Есть ежегодный торгово-экономический прирост, и совместная межправительственная Комиссия подтверждает приверженность сторон добиваться поступательного роста в основных показателях.

В скором времени, как только транспортно-коммуникационный коридор «Север-Юг» заработает в полном объеме, эффективность взаимодействия на межконтинентальном траверсе станет еще выше.

Тут важно заметить, что треугольник Москва-Баку-Тегеран постепенно обретает контуры состоявшегося экономического регионального блока.

В августе 2016 года по инициативе азербайджанского лидера Ильхама Алиева в Баку прошел саммит тройки, и разговор получился более чем обнадеживающий. Трем соседям есть что обсуждать ради повышения реноме интеграции. А теперь в первый день ноября Ильхам Алиев, Владимир Путин и Хасан Роухани соберутся в Тегеране. Им есть что обсудить в плоскости важных интеграционных намерений.

Полагаю, что подготовительные работы для открытия сквозного железнодорожного сообщения между тремя столицами отвечает интересам тройки, и в ходе очередного саммита будут конкретизированы сроки и временные рамки нескольких региональных программ сотрудничества.

Азербайджано-российские отношения имеют большой потенциал диверсификации, и стороны готовы к поступательному наращиванию объема взаимодействия, благо, политический диалог между Баку и Москвой отличается устойчивостью.

Екатерина Шишкина     

 

 

Поделиться: