Интервью Пресс-клуба «Содружество» с Арчилом Сихарулидзе, со-основателем Центра Системных Политических Исследований (CSPR) и редактором академического издания Грузинский Журнал Системной Политики (GJSP).

 

Как Вы оцениваете место Грузии в системе современных геополитических координат?

Тяжёлое, как с точки зрения географии, так и выбора. Грузия пытается построить демократическое общество, интегрированное в Западные институты. Это тяжело сделать, когда твои соседи идут в другом направлении. В тоже время, Грузия должна сделать окончательный выбор – идти на Запад или всё же признать, что она, как принадлежит также и т.н. постсоветскому пространству, которое занимает важную геополитическую нишу и может многое предложить.

С какими рисками и вызовами сталкивается современное грузинское общество?

Я думаю, что самыми распространённым ответами будут – национальная безопасность и территориальная целостность. Менее популярными: ужесточение режима Эрдогана в Турции, укрепление «семейного» правления в Баку, тенденции усиления радикального ислама по всему миру и, конечно же, поиски Российской Федерации своего места в глобальной политике.

Если же говорить о внутриполитических процессах, то скорее всего стагнация реформ, начатых после т.н. Революции Роз. Можно с уверенностью сказать, что после 2008 года события идут по инерции и больше не было «прорывных реформ», которые бы подтолкнули страну к новой фазе развития. Вкратце, Грузии нужна новая ментальная революция.

Какую роль в жизни страны играет религиозный фактор? В чем заключается историческая роль Грузинской православной церкви?

Хочу заметить, что не изучаю этот вопрос. Однако по статистике приблизительно 88 процентов граждан страны считают себя приверженцами православной церкви; также, есть довольно-таки многочисленная мусульманская община и представители Армянской апостольской церкви. Из всего этого очевидно, что религия играет важную роль не только в духовной жизни общества, но и в политических процессах. Вообще, религия уже давно находится в тесных связях с политикой - то, против чего представители гражданского общества активно борются.

Не секрет, что Грузинская православная церковь играла важную роль в сохранении традиций, культуры и самобытности на протяжении многих веков; особенно, когда территории сегодняшней Грузии были под контролем мусульманских государств. Исходя из этого, представители разных конфессий, включая и православную церковь, видят в себе защитников т.н. грузинского гена.

Как должны складываться отношения Грузии и России? Какие факторы могут побудить стороны к расширению пространства для диалога?

То, как они должны складываться – это одно, а то, как они сложились – это другое. По идее, Российская Федерация должна делать всё, чтобы подружиться с Грузией, но идея отличается от политических шагов. В данном случае, мяч в основном находится на поле Кремля и именно Москва решает будущее российско-грузинских отношений. Если не считать каких-либо катаклизмов, тяжело представить себе, что мы сможем выйти из сложившегося политического тупика. Сегодня стороны пытаются строить отношения на прагматике – экономика, наука, образование и другие измерения – но дальше этого ситуация не сдвинется, пока российская сторона не пересмотрит свои подход к признанным ею «независимым государствам». В данном случае я не подразумеваю отказ от «признания», а поощрение грузино-абхазского и грузино-осетинского диалога. Грузинское общество не сможет примириться с российским до тех пор, пока Абхазия и т.н. Южная Осетия не буду включены в состав государства на тех или иных условиях.

Екатерина Шишкина

 

Поделиться: