На прошлой неделе интересные новости появились вокруг многострадального проекта строительства железной дороги Армения-Иран.  Впервые видный представитель армянских властей прямо заявил о том, что проект может быть и не реализован.

При этом проблемы Армении с реализацией проекта ж/д Иран-Армения резко контрастируют с последними достижениями ее геополитического противника в регионе Азербайджана. Который, помимо ввода в строй ж/д Баку-Тбилиси-Карс, в ближайшее время завершит строительство ж/д Астара- Решт- Казвин – транспортного коридора, который соединит Иран, Азербайджан и Россию.

 

Быть или не быть дороге?

 

Еще в начале ноября премьер-министр Армении Карен Карапетян заявил, что Армения не ставит перед собой самоцели по строительству железной дороги в Иран. «Это должно быть логично для бизнеса, чтобы они выбрали эту дорогу. Строительство железной дороги для нас не является самоцелью, поэтому на данный момент мы работаем с Ираном по увеличению потоков, строительству автокоридора "Север-Юг", созданию свободной экономической зоны на границе. Когда эти индикаторы появятся, и мы сможем обеспечить этот рынок, мы обсудим возможность строительства железной дороги или иного пути - автомобильной трассы», — сказал глава правительства. 

А вот глава парламентской комиссии по финансово-кредитным и бюджетным вопросам, депутат правящей Республиканской партии Армении (РПА) Гагик Минасян уже прямо заявил в ходе выступления в парламенте об отсутствии экономической выгоды у проекта ж/д Иран-Армения.

«Безусловно, есть государства, которые реализуют подобные масштабные проекты, в первую очередь, исходя из политических соображений. У нас нет таких возможностей. Мы также не получали предложений о готовности инвестировать в строительство дороги. Доходы от эксплуатации дороги не смогут покрыть расходы на строительство», — сказал Минасян, отвечая на вопрос одного из депутатов, какие меры предпринимаются властями для привлечения инвесторов для начала строительства дороги.

Он также добавил, что задачи ж/д Иран-Армения во многом будут решены с помощью строящейся автомагистрали Север-Юг, которая должна стать одним из звеньев транспортного коридора Персидский залив-Черное море.

При этом слова Минасяна входят в противоречие со словами министра транспорта, связи и информационных технологий Армении Ваана Мартиросяна, который ранее заявил журналистам, что переговоры по строительству железной дороги Армения-Иран не приостановлены.

 

Странный выбор концессионера

 

А за неделю до заявления Минасяна пресс-служба Минтранса распространила сообщение, что правительство Армении прилагает усилия к началу строительства ж/д Иран-Армения в обход «Расия ФЗЭ», с которой еще в 2012-м году подписало концессионное соглашение по данному проекту.    

«Правительство Армении было терпеливо в отношении компании "Расиа ФЗЭ", однако компания регулярно нарушала предусмотренные соглашением сроки и реализацию других обязательств. Учитывая все вышесказанное и с учетом стратегического значения проекта для Армении, правительство прилагает усилия для реализации строительства железной дороги вне зависимости от «Расия ФЗЭ», —  говорилось в сообщении. 

Надо отметить, что с самого начала сотрудничества армянских властей с «Расия ФЗЭ», у экспертов и СМИ были сомнения, что ей удастся реализовать столь сложный проект. В частности, что неизвестная оффшорная компания сможет найти около 3,5 млрд. долларов (по предварительным оценкам) для строительства дороги.

Согласно проекту разработанному Международной компанией строительства и коммуникаций Китая (CCCC International), протяженность новой дороги должна была составить около 300 километров, в том числе 64 моста общей длиной в 19,4 километра, 60 тоннелей протяженностью 102,3 километра и 27 станций. По железной дороге планировалось ежегодно перевозить 18,3 млн. тонн грузов (сама дорога была с расчетом на 25 млн. тонн) и 1,2 млн. пассажиров.

При этом иранская сторона обещала за свой счет построить участок дороги на своей территории до границы с Арменией. А после визита премьер-министра Овика Абрамяна в Китай в 2015 году, армянские власти сообщили, что китайские банки выразили готовность профинансировать 60% проекта строительства ж/д Иран-Армения.

 

Экспертный взгляд на вопрос

 

Научный сотрудник Института Кавказа, политолог Грант Микаелян считает, что слова Гагика Минасяна означают фактический отказ армянских властей от реализации проекта ж/д Иран-Армения.

«В этом выступлении в парламенте нет ссылок на исследования, которые позволили бы оценить действительный экономический эффект от данного проекта железной дороги. Мне тоже о таких исследованиях ничего не известно. Поэтому, я понимаю это как заявление о том, что проект строительства дороги снят с повестки дня», — заявил он Пресс-клубу «Содружество».

Микаелян также коснулся вопроса, был ли данный проект чисто политическим: «Это всегда был политический проект. Но у него был и экономический компонент. Я думаю, в Армении рассмотрели ситуацию с точки зрения конкурирующего проекта (Решт-Астара) - и поняли, что у этого проекта гораздо сильнее позиции с точки зрения реалистичности».

В свою очередь научный сотрудник Центра региональных исследований академии госуправления Армении, политолог Джонни Меликян прокомментировал Пресс-клубу «Содружество» вопрос, как скажется на Армении отказ от проекта ж/д Иран-Армения на фоне активности Баку в реализации крупных транспортных проектов.

«Азербайджан последовательно реализует инфраструктурные проекты, которые со временем дадут и экономический эффект, в том числе и усилив важность страны в обеспечении коридора Черное море-Персидский залив. Кроме того, в случае реализации ж/д проекта Север-Юг, который соединит ж/д России, Азербайджана и Ирана - сумеет стать серьезным инфраструктурным региональным хабом.

Армению подобное усиление позиций соперника не может не беспокоить. Следовательно, властями страны должны быть реализованы проекты, которые минимизируют всевозможные риски. В связи с этим важна последовательность и решимость в завершении начатого проекта строительства автомагистрали Север-Юг, которая также может стать одним из маршрутов, которые свяжут Черное море с Персидским заливом, ЕС с Ираном и дальше с Индией», — сказал эксперт.

Он также отметил, что Армения на сегодняшний день пользуется территориями соседних Грузии и Ирана для выхода на мировые рынки, таким образом, связи с этими странами необходимо укреплять и углублять. «Так как они уже участвуют в проектах Баку, то Армения должна быть более активной и инициативной - в противном случае мы рискуем остаться вне торговых путей и потоков из Европы в Азию», — добавил он.

P.S. По всей видимости проект железной дороги Армения-Иран, который имеет стратегическое значение для республики и входил в предвыборные программы действующего президента Сержа Саргсяна начиная с 2007 года, так и останется на бумаге. И заявления Карена Карапетяна, и Гагика Минасяна можно расценить как подготовку властями общественного мнения к официальному отказу от проекта под предлогом «экономической нецелесообразности».

При этом под угрозой и реализация другого стратегического инфраструктурного проекта из предвыборных программ Сержа Саргсяна – строительство новой АЭС. Там также есть проблемы с поиском финансовых средств для начала строительства. И армянские власти пока заняты продлением сроков эксплуатации старого энергоблока АЭС, а также заявляют о намерении строить новый энергоблок меньшей мощности, чем заявлялось ранее.

 

Айк Халатян (Ереван)

Поделиться: