Образ 3. Цифровая экономика как стержень экономического роста.

Владимир Путин и Нурсултан Назарбаев много говорили об экономике будущего. Центральным звеном диалога на высшем уровне стали вопросы цифровой экономики, повышения эффективности производственной сферы за счет внедрения информационных технологий. Буквально в каждом заявлении президента Казахстана на челябинском форуме были прямые отсылки к IT-сектору. Впрочем, это не только дань «моде», скорее, попытка найти системный ответ на главный вызов момента – как «вписаться» в экономику будущего, модель которой формируется на наших глазах.

Очевидно, что прорыву на челябинском форуме предшествовала огромная работа по подготовке стратегий развития новых информационных технологий. Причем Россия и Казахстан продвигались по этому пути практически параллельно. Владимир Путин поставил такую задачу еще год назад - в рамках ежегодного послания Федеральному собранию 1 декабря 2016 года. Президент Нурсултан Назарбаев на саммите в Сочи предложил провести форум, целиком посвященный цифровой экономике. Планируется, что он состоится в Казахстане в феврале 2018 года. На сочинские встречи глав стран-участниц ЕАЭС утверждены основные направления реализации цифровой повестки союза до 2025 года. Идея овладела умами элиты и о преимуществах цифры абсолютно предметно готовы рассуждать не только Даурен Абенов и Николай Никифоров, но и продвинутые пользователи из числа старшего поколения чиновников.

Идет ли речь о создании единого пространства в области развития цифровых технологий. Например, чтобы любой гражданин, пересекающий границы России и Казахстана, не должен испытывать проблем с использованием цифровых сервисов. Глава Ассоциации интернет-бизнеса Казахстана Константин Горожанкин полагает, что речь не идет о прямом объединении стратегий развития новых информационных технологий. «Скорее всего цифровые экономики будут скоординированы друг с другом, и мы продолжим развиваться параллельно, зная о том, как развиваются российская и наша цифровые экономики», - заметил Горожанкин. 

Когда эксперты упоминают программы развития, то имеют в виду, что в июле текущего года правительством РФ была утверждена программа «Цифровая экономика». До конца года аналогичная программа «Цифровой Казахстан» будет принята в Казахстане. На ее презентации премьер-министр Бакытжан Сагинтаев говорил о «полной цифровой трансформации, которая произойдет с помощью 23 проектов-«ледоколов», способных «взламывать целые сектора экономики для появления в них цифрового бизнеса». 

Впрочем, некоторые эксперты призывают не переоценивать значение «нового стратегического курса» России и Казахстана. Вопрос заключается не только в наших реальных технологических возможностях – потянем ли? Проблема, скорее, в целеполагании. Погнавшись за «цифрой», хорошо ли мы представляем маршрут «погони»? Что может цифровая экономика сама по себе, без реального сектора и производства? Вопрос риторический.

Технологии по работе с большими данными, технологии «блокчейн», искусственный интеллект, робототехника, сенсоры – все эти сферы «экономики будущего» для России и Казахстана могут успешно развиваться, при опоре на системную, отлаженную управленческую, технологическую и кадровую инфраструктуру. Одномоментного скачка в светлое цифровое будущее для Москвы и Астаны не будет. Предстоит очень сложная, кропотливая работа, результаты которой едва ли будут заметны в краткосрочной перспективе.

Так может стоило бы сначала заняться формированием высокотехнологичных рынков сначала на национальном уровне, а потом уже переходить к интеграции? Такой возможности у наших стран нет хотя бы по двум следующим причинам. Во-первых, реальный переход страны на «цифру» требует также и возможности обеспечения «цифрового суверенитета» с опорой на соответствующую инфраструктуру. Простой пример, который всё объяснит: знаменитая своими э-достижениями Эстония была вынуждена в начале ноября приостановить действие более 700 тыс. ID-карт своих граждан «из-за угрозы утечки персональных данных». Учитывая миллионное население Эстонии, большинство населения страны оставили на несколько дней без паспортов. Стоит ли говорить, чем чреваты подобные угрозы для коммерческих компаний. Между тем обеспечить надлежащую защиту в этой сфере в одиночку среди стран ЕАЭС на сегодняшний день может, пожалуй, только Россия. Поэтому без кооперации здесь не обойтись.

Во-вторых, цифровая экономика – это не заработок на приложениях для смартфонов, а глобальная трансформация экономических механизмов ввиду внедрения новых технологий. Предпринимательское сообщество это прекрасно понимает, а потому во многом является лоббистом продвижения «цифровой повестки» ЕАЭС. На состоявшемся в ноябре Координационном совете Делового совета ЕАЭС и Евразийской экономической комиссии именно предприниматели поставили перед чиновниками вопрос ребром – если страны ЕАЭС не согласуют свои подходы к «цифре» на сегодняшнем этапе и не будут действовать в этой сфере сообща, то забуксует не просто «цифровая повестка» - затормозится вся экономическая интеграция, потому что хозяйственные субъекты не смогут эффективно взаимодействовать, существуя в различных цифровых средах.

Отсюда и столько внимания к этой теме со стороны участников ЕАЭС – без неё союз в будущее не впишется.


Окончание следует…

Сергей Рекеда

Поделиться: