Итак, Армения подписала соглашение с Европейским Союзом о всестороннем и всеобъемлющем партнерстве. Именно так формулируются положения декларации саммита «Восточное партнерство».

В информационном пространстве вокруг этого события сломано не мало копий. Армянская аудитория разделилась: одни утверждают, что подписание этого документа – важный шаг на пути «европеизации» Армении и приобретения полноценного статуса «цивилизационного государства», другие – призывают не переоценивать этот шаг с учетом того, что Армения остается членом ЕАЭС, российская военная база никуда не уходит из Гюмри, а многовекторная политика Южнокавказских государств иногда приобретает самые причудливые формы.

Позиция азербайджанских СМИ кажется более одномерной: общий смысл публикаций бакинских материалов сводится к тому, что Армения уходит от России, пытается обрести нового патрона, а может и просто усидеть на двух стульях. Но, в любом случае, по мнению Баку, это ненадежный союзник ни для Москвы, ни для Брюсселя.

Что касается оценок российских экспертов, то здесь, откровенно говоря, все сложнее. Для Москвы главное, что Армения остается в составе ЕАЭС – это очевидно, то есть имиджевые потери в текущей ситуации в определенной степени минимизируются. В то же время, Ереван берет на себя определенные обязательства, которые касаются судебной, административной и иных сфер, но это не более, чем дополнительные возможности, которые еще нужно реализовать. А на данный момент получается так, что Ереван одновременно остается в системе координат России и Европейского Союза и получает возможность пользоваться определенными привилегиями как член ЕАЭС, так и близкий партнер ЕС.

С точки зрения официального Еревана, это успех и окна новых возможностей, которые при разумном подходе могут дать стране новый импульс к развитию. Получается примерно так: «не отказываясь от большой Евразии» мы строим европейское будущее.

Но из всех этих экспертных заключений остается понятным только одно – Армения не Украина, и подписание Соглашения никоим образом прямо не влияет на экономическое и политическое будущее страны. Об этом прямо говорит и Серж Саргсян: «Многочисленные международные партнеры характеризуют Армению, как страну, сближающую различные интеграционные структуры, руководствуясь духом согласия и сопоставления интересов сотрудничества и сосуществования».

На самом деле, всерьез рассуждать о том, как повлияет подписание данного документа на приоритеты внешней политики Армении, по меньшей мере, преждевременно. Здесь, как говорится, возможны варианты. Зависеть они будут вовсе не от желания Брюсселя или Москвы, а от того, как будут развиваться внутриполитические процессы в самой Армении, насколько плавным окажется переход власти из рук нынешнего президента к его преемнику. Насколько бесконфликтным окажется этот процесс.

Не менее поспешным представляется утверждение о том, что подписание данного документа способно всерьез повлиять на урегулирование карабахского конфликта. В этом вопросе давным-давно работают совершенно другие факторы, никак не связанные с публичной дипломатией, а потому все рассуждения азербайджанских или армянских экспертов по поводу того, что путь в Европу открывает (закрывает) варианты мирного решения карабахского конфликта – это не более, чем умозрительное рассуждение, которое имеет мало общего с реальным положением вещей.

А потому не стоит переоценивать подписанный документ, но в то же время не стоит игнорировать и тот факт, что для нынешней Армении реализация данного Соглашения создает как окна возможностей, так и риски. Окна возможностей – это совершенствование системы управленческих, административных, правовых институтов. А что касается вызовов, то они, безусловно, состоят в том, чтобы, реализуя «идеальные модели» не растерять имеющийся потенциал сотрудничества с Россией, которая при всех сложностях и противоречиях остается важнейшим союзником Армении.

Что ж, в любом случае, дорогу осилит идущий.

Екатерина Шишкина

Поделиться: