На прошлой неделе Казахстан наконец дал «наш ответ Чемберлену». Телеканал «Хабар» - главный идеологический рупор Акорды — показал в пятницу, в вечерний прайм-тайм, документальный фильм о Кыргызстане. Однако те, кто в течение двух месяцев, с начала полемики между Кыргызстаном и Казахстаном, поправшей многие каноны и условности дипломатии, ожидал «жесткого ответ Акорды» и откровенной агитки, вероятно, был разочарован.  Миролюбивая интонация фильма продемонстрировала, что официальная Астана готова протянуть ветвь примирения кыргызским партнерам.

Итак, фильм повествует о драматичных событиях семилетней давности — свержении президента Курманбека Бакиева в апреле 2010 года. Особый акцент сделан на роли в них Казахстана — в частности, эвакуации Бакиева из Джалал-Абада силами казахстанских ВВС. Комментируют события их непосредственные участники — руководитель Администрации президента РК Адильбек Джасыбеков, в 2010 году занимавший должность министра обороны РК, глава временного правительства и экс-президент Кыргызстана Роза Отунбаева и, наконец, сам «виновник» произошедшего — свергнутый президент КР Курманбек Бакиев.

Казалось бы, причем тут революция 2010 года? Почему именно сегодня, на фоне казахстанско-кыргызского конфликта, необходимо возвращаться к делам давно минувших дней? Не заблудились ли казахстанские авторы в пространственно-временном континууме, готовя свой «веский» ответ на претензии, столь эмоционально предъявленные бывшим кыргызским президентом?

Однако при ближайшем рассмотрении выяснилось, что революция 2010 года была избрана как точка отчета для нынешнего кризиса в казахстанско-кыргызских вполне обоснованно.

И тогда, семь лет назад, и сегодня, роль Астаны в событиях 2010 года в Кыргызстане выглядела несколько двусмысленной. И тогда, и теперь казахстанской стороне не удалось избежать обвинений в том, что ее усилия по эвакуации Бакиева были, прежде всего, проявлением солидарности элиты, проявлением желания вывести свергнутого президента из-под удара, защитить от «народного возмездия».

Семь лет назад официальная Астана заняла обычную для себя в медийной пространстве позицию — не оправдываться в своих поступках, «хвалу и клевету приемля равнодушно».

И вот спустя семь лет в фильме телеканала «Хабар» «Кыргызский разлом» вскрывается подоплека событий: Бакиев в апреле 2010 года покинул Бишкеке и уехал на юг страны, в родную Джалал-Абадскую область, чтобы консолидировать своих сторонников, рассчитывая еще побороться за власть. Вокруг него стягивались вооруженные группы — это грозило либо гражданской войной, либо расколом страны на две части — юг и север, либо (что более всего вероятнее) и тем, и другим одновременно.

В этой критической ситуации Нурсултан Назарбаев взял на себя функцию переговорщика, предложив Бакиеву добровольно сложить полномочия и план эвакуации. Как оказалось, Бакиева пришлось еще уговаривать отказаться от президентских амбиций — сделал он это только после предоставления гарантий безопасности со стороны глав трех государств — президента России Дмитрия Медведева, Беларуси Александра Лукашенко и Казахстана Нурсултана Назарбаева. План был согласован с главой временного правительства Розой Отунбаевой — так что и для кыргызской стороны он не оказался неприятной неожиданностью.

Таким образом, действия казахстанской стороны фактически предотвратили гражданскую войну и раскол Кыргызстана. Возникает только вопрос, почему эти разъяснения не были сделаны семь лет назад, почему такой фильм не был снят еще в 2010 году? Почему понадобился межгосударственный скандал, чтобы официальная Астана наконец призналась в причиненном добре? Неужели казахстанские идеологи до последнего времени считали, что «хорошими делами прославиться нельзя»?

Вероятно, кто-то скажет, что факты это известные, и кыргызская элита прекрасно знала о подоплеке событий семилетней давности. Однако, как показало недавнее информационное противостояние между Казахстаном и Кыргызстаном странами, элиты не всегда придерживаются консенсуса и даже могут использовать «недосказанности» для политических спекуляций.

Фильм содержит несколько месседжей, обращенных как к внутренней, так и к внешней аудитории.

Если говорить о посыле внутриказахстанской аудитории, то, как справедливо отмечает политолог Султанбек Султангалиев, первая часть, рассказывающая о погромах и грабежах в революционном Бишкеке, направлен, прежде всего, на профилактику майданных настроений.

Однако, скорее всего, это только побочный мотив, ключевой месседж фильма все-таки направлен на разъяснение действий казахстанской власти в апреле 2010 года.  Адресован он в какой-то степени внутренней аудитории, однако, прежде всего, кыргызскому обществу — главному реципиенту недавней антиказахской кампании. Похоже, казахстанские идеологи наконец признали, что мало договариваться с элитами соседних стран — надо взаимодействовать с их обществами, нужно работать над созданием позитивного имиджа Казахстана не только в государствах-инвесторах, но и в странах ближнего круга. Это, пожалуй, главный урок, который вынесла казахстанская власть из кризиса в двухсторонних отношений.

И все-таки главным преимуществом казахстанского «агитпропа», который был в полной мере продемонстрирован в «Кыргызском разломе», является отсутствие в нем «риторики ненависти». Хотя после разразившегося скандала ее появление было бы по-человечески вполне объяснимо.

В фильме не прозвучало ни единого упоминания об Алмазбеке Атамбаеве, а о прошедших выборах и действующем президенте страны Сооранбае Жээнбекове было сказано с глубоким уважением к волеизъявлению кыргызского народа.

Таким образом, официальная Астана в очередной продемонстрировала свое стремление урегулировать споры любой сложности «без пыли и шума». Очевидно, что разговоры об особом политическом «стиле Назарбаева», мудрости и дальновидности Елбасы — не пустые комплименты, не выхолощенные формулы дипломатической любезности, а признание очевидного факта — сегодня президент Казахстана объективно один из сильнейших и опытнейших политиков в СНГ.

То, что в сложной ситуации открытой информационной атаки президент Казахстана проявил стальную выдержку, сохранил лицо, так ни разу не сорвавшись на публичное проявление эмоций, хотя был активно к этому подстрекаем, еще раз подтвердило его статус аксакала постсоветского политического пространства.

Очевидно, что и дата выхода фильма — в преддверии заседания глав государств ОДКБ в Минске — была избрана неслучайно. Таким образом официальная Астана подала знак Бишкеку — мы открыты к диалогу, но только с равновеликим переговорщиком. Многим запомнилось фиаско премьер-министра КР Сапара Исакова, который после «подхода» к казахстанскому президенту заявил о разрешении ситуации на границе. Тогда казахстанские власти одернули кыргызского премьера — никаких договоренностей достигнуто не было.

Что же, вероятно, в этом проявился политический консерватизм Нурсултана Назарбаева — вести переговоры только с равными по политической субъектности партнером. Сапара Исакова он, по-видимому, к таковым не причисляет.

На этот раз диалог двух президентов, и продуктивный, в Минске действительно состоялся. 1 декабря правительственная делегация Кыргызстана во главе с вице-премьером Толкунбеком Абдыгуловым вылетела в Астану для продолжения переговоров по проекту «Дорожной карты», подписание которого до этого срывалось. 2 декабря Бишкек и Астана подписали документ, согласно которому усиленный контроль на границе был снят начиная с 3 декабря.

Как будут складываться взаимоотношения между официальной Астаной и Бишкеком прогнозировать сложно. Однако для их успешного развития есть одна важнейшая предпосылка — Сооранбай Жээнбеков, не склонный, по мнению председателя кыргызстанского клуба региональных экспертов «Пикир» Игоря Шестакова, к политической импровизации и необдуманным заявлениям, по психотипу, безусловно, куда больше подходит Елбасы, нежели его предшественник.

Что же приходится признать, что личные отношения и эмпатия лидеров, по-прежнему, куда более значимы в центральноазиатской политике, чем экономические интересы и интеграционные проекты.

Жанар Тулиндинова (Астана) 

 

Поделиться: