1 января 2018 года стартует амбициозный казахстанский проект Международного финансового центра «Астана» (МФЦА) — финансового центра не только регионального, но и международного значения. Подготовительный период занял больше двух лет. Что было сделано за этот период? С какими результатами команда Кайрата Келимбетова подошла к запуску МФЦА?

На заседании правительства в прошлый понедельник управляющий МФЦА Кайрат Келимбетов предоставил отчет о проделанной за два года работе. Главным образом, речь шла о подготовке законодательный базы и инфраструктуры центра.

Во-первых, был принят конституционный закон «О Международном финансовом центре «Астана». Кроме того, поправки, внесенные в Конституцию в марте нынешнего года, закрепили особый правовой режим работы МФЦА. Как известно, на территории центра будет действовать английское право, а это требует соответствующих допущений в Конституции — в частности, возможности создания обособленной юрисдикции на территории республики — своего рода государства в государстве.

Во-вторых, были созданы рабочие органы центра, среди которых Правовой консультативный совет, Независимый суд МФЦА, Международный арбитражный центр, Комитет МФЦА по регулированию финансовых услуг.

Была разработана нормативно-правовая база МФЦА, вступающая в силу с 1 января 2018 года. Вместе с Минюстом утвержден порядок создания и регистрации юридических лиц-участников МФЦА, которая была интегрирована с национальным реестром идентификационных номеров.

Также был решен ряд организационных вопросов - создан Экспат-центр, который должен упростить привлечение международных экспертов для работы в Астане. Подготовкой специалистов финансового сектора занимается структурное подразделение МФЦА — Бюро непрерывного профессионального развития. Наконец, завершена работа по техническому обеспечению биржи МФЦА, за основу которой была взята торговая платформа Nasdaq.

Казалось бы, сложа руки команда Кайрата Келимбетова не сидела. И все-таки, как оговаривалось первоначально, основной фронт работы актива МФЦА должен был развернуться в несколько ином направлении. Не столько создания законодательной основы и инфраструктуры центра — хотя и это, безусловно, важно — сколько презентации возможностей центра международным инвестором, привлечения крупного иностранного капитала к работе в МФЦА.

В течение двух лет МФЦА исправно рассылал пресс-релизы об участии казахстанских переговорщиков во всех хоть сколько-нибудь значимых мероприятиях финансовой и инвестиционной сферы международного и регионального масштаба. Кажется, что сотрудники финансового центра объездили полмира в командировках за государственный счет, однако существенного прорыва в этом направлении, похоже, МФЦА достичь не удалось.

Самым крупным успехом на этом направлении можно назвать заключение акционерного соглашения с китайской стороной, согласно которому Шанхайская биржа получила 25%-ную долю биржи МФЦА.

 

Не знают и не интересуются

Пока международный капитал не проявляет значительного интереса к покупке акций казахстанских национальных компаний, IPO которых планируется провести на площадке МФЦА. В апреле нынешнего года на площадке МФЦА прошла конференция, на которой были представлены результаты ежеквартального опроса ведущих международных институциональных инвесторов, проводимого Международной консалтинговая компания FTI Consulting. Главный вопрос, который был задан инвесторам, -  готовы и хотят ли они инвестировать в Казахстан. Опросом было охвачено 47 инвестфондов с суммарным управлением 330 млрд долларов.

Первый вопрос был сформулирован следующим образом: Казахстан планирует публичную приватизацию и размещение на IPO крупнейших национальных компаний, включая национального авиаперевозчика «Эйр Астана», нефтегазовую госкомпанию «КазМунайГаз» и крупнейшего в мире производителя природного урана «Казатомпром» — знаете ли вы о планируемых казахстанских IPO и интересуетесь ли вы ими? «Знаю и интересуюсь» ответили 12 % опрошенных. «Знаю, но не интересуюсь» ответили 16 % респондентов. «Не знаю и не интересуюсь» — 68 % участников опроса.

Таким образом, 84% опрошенных иностранных инвесторов мало интересны возможности казахстанского фондового рынка.

В качестве привлекательной цели для инвестирования в течение ближайших 12 месяцев однозначно Казахстан не рассматривает ни один из опрошенных инвесторов. «Скорее да, чем нет» на этот вопрос ответили 16 %, «скорее нет» — тоже 16 %, а 28 % дали на этот вопрос однозначный отрицательный ответ. 40 % опрошенных инвесторов вообще не осведомлены об инвестиционных возможностях Казахстана.

По мнению управляющего директора FTI Consulting, данные опроса достаточно точно характеризуют интерес международного сообщества к инвестиционному кейсу Казахстана.

 

Размер имеет значение

Чем же объясняется такой низкий «аппетит» к казахстанскому предложению со стороны международных инвесторов? По мнению известного казахстанского экономиста, советника председателя Нацбанка РК Айдархана Кусаинова это в первую очередь связано с объективными причинами — незначительными размерами и низкими оборотами казахстанских нацкомпаний.

«Экономика Казахстана сегодня не так интересна для крупного капитала. Для них порог принятия решений — 200 или 500 млн долларов, а в Казахстане просто нет проектов, которые могли бы «проглотить» такие деньги. А все из-за того, что у нас не было экспортной политики: мы все время занимались импортозамещением, в результате чего все проекты обмельчали. Потому что, когда вы занимаетесь импортозамещением, вы ориентированы на внутренний рынок. Насчет же нацкомпаний, то и они не интересны, как бы мы ни хвастались и ни гордились ими. В «нефтянку» входить уже бесполезно — здесь все распределено и понятно: Кашаган, Тенгиз, Карачаганак. Все остальное, по сути, это мелкие и старые месторождения. Что же касается ненефтяного сектора — «Казахстан Темир Жолы», «Эйр Астаны», «Казахтелекома», то и это маленькие локальные компании. Это не транснациональные компании, работающие в 10−15 странах мира. И это тоже эффект того, что мы развивали импортозамещение, превратив наши нацкомпании в сугубо внутристрановые проекты», — подчеркивает Айдархан Кусаинов.

 

МФЦА последует по стопам РФЦА?

Первая попытка Казахстана создать финансовый центр регионального уровня в Алматы — Регионального финансового центра Алматы (РФЦА), как известно, вышла комом. Созданный в 2006 году он просуществовал пять лет и был упразднен в 2011. Хотя, казалось бы, для успеха у него было гораздо больше предпосылок, нежели у МФЦА.

Во-первых, в Алматы действительно сосредоточены основные финансовые институты — головные офисы банков, инвестиционные компании — если не регионального, то хотя бы национального масштаба. Во-вторых, в период деятельности РФЦА — с 2006 по 2011 год — сильна была еще инерция представления о том, что казахстанская финансовая система является самой передовой на постсоветском пространстве. Даже кризис 2008-2009 годов, когда государству пришлось поддержать системообразующие банки за счет средств Национального фонда, не пошатнул этого представления.

Сегодня, когда один из другим «схлопнулись» несколько «столпов» казахстанского банковского сектора, а те, кто держатся на плаву, прочно подсели на «оздоравливающие» государственные вливания, с иллюзией об особой миссии казахстанской финансовой системы как проводника передовых финансовых технологий и институтов на пространстве СНГ, похоже, покончено.

На чем же основывается амбиции Казахстана занять особое место в международной финансовой системе, предложив альтернативу финансовым центрам Дубаев, Сингапура и Гонконга, в целом не слишком понятно. Пока что главным инструментом мотивации для команды Келимбетова является «категорический императив» сверху.

На заседании правительства, где Кайрат Келимбетов представил свой отчет, глава Кабмина предупредил, что у них обоих нет права на ошибку. «В целом, ожидание большое. Нам необходим, на самом деле, успешный старт, правильный старт. На личном контроле у главы государства… Поэтому, Кайрат Нематович, – это вызов не только для вас, но и для всех нас. Потому что такой огромный большой проект в рамках пяти институциональных реформ, в рамках 100 шагов - во исполнение этих реформ. И у нас нет права на ошибку. Необходимо, чтобы все нюансы, которые остались, надо завершить декабрем, чтобы с 1 января вы могли уже стартовать и объявить всему миру, что еще один финансовый центр запустился на просторах Великой степи», - сказал Сагинтаев.

Впрочем, в назиданиях премьера не упоминается, какие санкции постигнут не справившихся с архиважной задачей. Пока же в Великой степи похоронено немало амбициозных, но мертворожденных проектов, инициаторов и исполнителей которых не слишком тяготит бремя моральной ответственности за допущенные ошибки.

Жанар Тулиндинова (Астана)

Поделиться: