2017-й год во внутриполитической жизни Армении прошел двояко. С одной стороны, в стране прошли парламентские выборы, которые с учетом перехода Армении к парламентской форме правления должны сыграть решающую роль для распределения власти к стране. С другой - по сравнению с предыдущим годом, когда произошел захват полицейской части в Ереване, республике удалось обойтись без крупных внутриполитических потрясений и акций протеста.

Выборы-2017: новый расклад сил во власти и оппозиции

Парламентские выборы завершились, как и ожидалось, уверенной победой правящей Республиканской партии Армении (РПА). Которая на прошедших до них за несколько месяцев выборах в органы местного самоуправления уже опробовала один из главных механизмов обеспечения победы на предстоящих выборах: распыление голосов протестного электората среди множества оппозиционных и псевдооппозиционных сил.

Другими средствами, помимо традиционного подкупа избирателей и применения административного ресурса, стал «косметический ремонт» пропорционального списка партии и акцент в предвыборной кампании на фигуру харизматичного премьер-министра Карена Карапетяна, который был призван продемонстрировать нацеленность власти на перемены.

А дабы охладить некоторые горячие головы, что намеревались после выборов организовать акции протеста, был арестован по обвинению в незаконном приобретении и хранении оружия (а затем приговорен к 6 годам тюрьмы) экс-министр обороны «Нагорно-Карабахской Республики» Самвел Бабаян.

При этом победе РПА не помешали ни сильнейшее недовольство народа социально-экономическими проблемами в стране и неспособность властей их эффективно решать, ни случившаяся перед самыми выборами смерть арестованного по делу вооруженной группы «Сасна Црер» Артура Саркисяна («доставщика еды»). Что вызвало шквал возмущения в соцсетях.

В результате РПА набрав 49,12% голосов, получила 58 мандатов из 105 в новом составе Национального собрания. Победа РПА тем более убедительна, что одной из 4 прошедших в парламент партий стала ее союзник по коалиции АРФ «Дашнакцутюн» - 6,57% и 7 мандатов.

По многим ключевым вопросам солидарно с правящей коалицией голосует и вторая по мощи политическая сила в стране блок «Царукян».  Ее лидер -  один из богатейших людей Армении Гагик Царукян, уладив свой конфликт с президентом, вернулся в большую политику. И возглавляемый им блок получил 27,32% голосов избирателей и 31 мандат.

После выборов на роль лидера оппозиционного поля начал претендовать блок «Елк» (выход), во главе с оппозиционными лидерами нового поколения Николом Пашиняном и Эдмоном Марукяном (7,77%  и 9 мандатов).

На прошедших выборах сокрушительное поражение потерпели многолетние  лидеры оппозиционного поля  - экс-президент Левон Тер-Петросян(1,65%) и лидер партии «Наследие» Рафи Ованнисян (2,07%). Тер-Петросяна подвела излишняя готовность к уступкам в карабахском вопросе, а Ованнисяна непонятный для оппозиционного избирателя союз с бывшими видными деятелями власти – экс-министрами обороны и иностранных дел Сейраном Оганяном и Варданом Осканяном.

 

Примечательно, что прошедшие парламентские выборы стали первыми  общереспубликанскими выборами в Армении, после которых не было масштабных акций протеста.

 Экономика 

Что касается экономических итогов года, то они положительны. Армения вероятно завершит год ростом экономики не меньше 4%, что будет самым высоким показателем за последние четыре года (в 2016 году рост экономики составил 0,2%). По данным Нацстатслужбы, рост ВВП в первом квартале 2017 года составил 7%, во втором – 5,5%, в третьем - 3,5%, в результате чего за 9 месяцев 2017 года экономический рост Армении составил порядка 5,3%. При этом, согласно госбюджету, рост ВВП в Армении на 2017 год запланирован в размере 3,2%.

Как отмечают эксперты, столь высокие показатели роста обусловлены восстановлением внутреннего спроса, что отражается в росте сферы торговли, ростом трансфертов в республику и выходом из дефляционного фона. И что в целом 2017 год можно считать годом выхода из рецессии последних лет, годом принятия решений и реформ, результаты которых можно увидеть только в 2018 году.

Что касается трансфертов, то по данным Центрального банка Армении, только  через банковскую систему республики на имя физических лиц в некоммерческих целях за 10 месяцев 2017 года поступило почти  $1, 398 млрд., что на 16,7% больше, чем за тот же период прошлого года.

Оборот внутренней торговли за 11 месяцев вырос на 12,4%, в то время как в 2016 год рост был на уровне 1,1%. Рост экономики в этом году поддержали еще две сферы: промышленность (рост на 12,4%) и услуги (13,9%). При этом такие важные для армянской экономики сферы - строительство и сельское хозяйство, продемонстрировали спад соответственно на 0,9% и 4,1%.

Очень положительные показатели в 2017 году во внешней торговле. Так, по итогам 10 месяцев 2017 года, экспорт из Армении вырос на 19,4%, составив $1 745, 4 млн., причем экспорт в РФ вырос на 43% до $428 млн. При этом импорт вырос на 24% до $3 234,4 млн. (импорт из РФ вырос на 16,8% до $908,5 млн.).  

В вопросе иностранных инвестиций в Армению результаты неутешительные. Так, например, совокупные чистые потоки прямых иностранных инвестиций по итогам 9 месяцев 2017 года составили 58,5 млрд. драмов  ($1 - 481.18 драмов) против 46,3 млрд. драмов за аналогичный период 2016 года. При этом показатель чистых потоков совокупных иностранных инвестиций в реальный сектор экономики Армении за отчетный период отрицательный и составил 866.2 млн. драмов против того же показателя за аналогичный период прошлого года в 28 865.8 млн. драмов. Это во многом обусловлено отрицательным показателем инвестиций из России в 42 761,3 млн. драмов ($89 млн.).

В этой связи интересно то, что прямые иностранные инвестиции России в Грузию за 9 месяцев 2017 года составили $17,6 млн., а по итогам 2016 года – $29 млн.. Что фактически означает поддержку российским бизнесом (тесно связанным с государством) конкурирующего с евразийским интеграционного проекта. 

Наибольшие потоки прямых иностранных инвестиций в страну зафиксированы из Люксембурга – 48,4 млрд. драмов ($99,5 млн.), Кипра – 44,3 млрд. драмов ($91,1 млн.), Соединенного Королевства – 33,7 млрд. ($69,3 млн.), остров Джерси - 10,1 млрд. драмов ($20,7 млн.).

Если говорить об инвестициях в Армению, то даже с помпой анонсированный весной премьер-министром Кареном Карапетяном и самым богатым армянским предпринимателем из России «Клуб инвесторов Армении» (включает более трех десятков предпринимателей из армянской диаспоры России) не помог кардинально улучшить ситуацию в этом вопросе.

Из «Клуба инвесторов Армении» активен лишь Самвел Карапетян, который активно инвестирует в энергетику Армении и в ноябре анонсировал инвестиции в сферу энергетики Армении на сумму $1 млрд. совместно с рядом международных финансовых институтов (в том числе и Евразийского банка развития).

P.S. Что касается внутриполитических итогов года, то он не дал ответа на главный вопрос волнующий армянское общество – кто займет в следующем году после истечения срока президентских полномочий нынешнего главы государства Сержа Саргсяна пост премьер-министра. Пока в основном звучат две фамилии: действующего президента и лидера РПА Сержа Саргсяна и главы правительства Карена Карапетяна, несколько раз заявлявшего о своей готовности управлять страной после перехода Армении к парламентской форме правления.

Другим итогом стало то, что оппозиция, лишенная реальных рычагов воздействия на ситуацию, и не способная на данный момент организовать массовые акции протеста, все более и более превращает политическую деятельность в развлекательное шоу. Ставит во главу угла скандалы и желание любой ценой дискредитировать действующую власть.

Айк Халатян (Ереван)

 

Поделиться: