2017-й год был довольно насыщенным для внешней политики Армении. Помимо традиционных тем для армянской внешней политики: урегулирование карабахского конфликта, международное признание геноцида армян, произошел ряд событий, которые могут оказать довольно существенное влияние на будущее республики. Особо можно отметить новое рамочное соглашение с ЕС, вероятность открытия новых транспортных коридоров через Грузию в Россию, а также встреча после долгого перерыва президентов Армении и Азербайджана.

Отношения с соседями

С начала года начались активные разговоры о том, что Россия и Грузия намерены все же приступить к реализации подписанного в 2011 году "Соглашения между правительством Российской Федерации и правительством Грузии об основных принципах механизма таможенного администрирования и мониторинга торговли товарами”.  Что даст возможность двум странам развивать транспортные коммуникации через Абхазию и Южную Осетию, не касаясь при этом проблемы статуса двух республик и решить проблему регулярного закрытия движения через КПП “Верхний Ларс” из-за сложных погодных условий и оползней.

Реализации этого соглашения мешают сложные отношения между Москвой и Тбилиси, и, учитывая насколько болезненно в Грузии подходят к вопросу Абхазии и Южной Осетии, грузинская оппозиция, в частности сторонники экс-президента Михаила Саакашвили, активно использовала данный вопрос в своей критике действий властей (несмотря на то, что именно во время Саакашвили и было подписано данное соглашение). И с учетом этого премьер-министр Грузии Георгий Квирикашвили заявил в парламенте: “Только в случае форс-мажорных ситуаций, когда Ларс закрыт, можно будет пользоваться Рокским туннелем в Южной Осетии для перевозки грузинских и армянских грузов. Контракт соответствует условиям Всемирной торговой организации. Какие грузы пройдут — это решает Грузия”.

Вопросы, связанные с новыми транспортными коридорами, вероятно будут обсуждены и в ходе двухдневного официального визита в Грузию президента Армении сержа Саргсяна, который стартовал 25-декабря.

При этом в текущем году не все было безоблачно в армяно-грузинских отношениях. Так, официальный Тбилиси отказался предоставить агреман для назначения послом в Грузии известного армянского политолога Сергея Минасяна (затем был назначен послом в Румынию). И согласно армянским СМИ, свою роль в этом сыграло то обстоятельство, что Минасян является выходцем из армянонаселенного региона Грузии – Джавахка. Хотя и Тбилиси, и Ереван публично отрицали факт отказа выдать агреман.

Что касается отношений с другим важным соседом – Ираном, то в них традиционно уровень экономических отношений существенно уступает уровню политических. Хотя надо отметить, что в 2017-м впервые за многие годы был зарегистрирован рост товарооборота между двумя странами - за 10 месяцев 2017 он вырос на 6 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года ($211,4 млн. против $199,4 млн.).

Большие надежды на рост товарооборота между двумя странами в Армении возлагают на свободную  экономическую зону (СЭЗ) "Мегри", которая открылась в декабре на границе с Ираном, и на зону свободной торговли с Ираном, соглашение о которой планируется подписать в начале  следующего года (Ереван был одним из главных лоббистов ЗСТ). По мнению армянских властей, эти проекты позволят Армении стать “мостом” между Ираном и Евразийским экономическим союзом.

2017-й также отметился тем, что впервые армянское руководство начало прямо говорить о возможном отказе от строительства железной дороги Армения-Иран. Хотя проект железной дороги был включен в предвыборную программу действующего президента Сержа Саргсяна еще перед выборами 2008 года, однако армянские власти так и не смогли за эти годы найти деньги для его реализации.

Что касается отношений с Турцией, точнее их нормализации (Анкара с 1993 года закрыла границу с Арменией и отказывается установить с ней дипотношения), то в 2017-м никакого прогресса в этом вопросе не было. Более того, президент Армении Серж Саргсян выступая в сентябре на Генассамблее ООН заявил, что в весну 2018 года республика  вступит без армяно-турецких протоколов. Подписанных еще в 2009-м, но так и не ратифицированных из-за желания Турции связать их с карабахским конфликтом.

Москва и Ереван углубляют сотрудничество

В 2017-м Армения и Россия продолжили развивать отношения, как в двухстороннем, так и многостороннем формате (ОДКБ, ЕАЭС). Президент Армении Серж Саргсян совершил несколько визитов в Россию, где встретился со своим российским коллегой Владимиром Путиным, а Ереван посетили с визитами премьер-министр РФ Дмитрий Медведев и глава МИД Сергей Лавров. И одним из итогов визита Дмитрия Медведева в Ереван стала договоренность о том, что цена на российский газ для Армении останется в следующем году неизменной.

Положительные результаты в текущем году были зафиксированы в товарообороте двух стран. Так, по итогам 10 месяцев 2017 года, экспорт из Армении в Россию вырос на 43% до $428 млн., а импорт из РФ на 16,8% до $908,5 млн.

Стороны продолжили активно сотрудничать в оборонной сфере. Так, парламенты двух стран ратифицировали, а президенты подписали соглашение об объединенной армяно-российской группировке войск. А также было достигнуто соглашение о новом оборонном кредите Еревану на 100 млн. долларов для закупки российского оружия.   

Сотрудничество Армении и России было активным и в рамках ЕАЭС и ОДКБ, где их позиции во многом совпадают, и обе страны выступают за развитие двух организаций, усиление их возможностей.  Роль Еревана в них повысилась благодаря тому, что после назначения на пост генсека ОДКБ в апреле этого года экс-главы Генштаба, генерал-полковника Юрия Хачатурова, обе организации в ближайшие годы будут возглавлять представители Армении.  

Также и в различных международных организациях, как ООН, где Армения активно поддерживала своего военно-политического союзника. Например, в ходе декабрьского голосования в ООН по антироссийской резолюции по Крыму – как и в 2014-м и 2016-м годах, Армения проголосовала против резолюции.

Кроме того, Ереван и Москва консультировались по вопросу карабахского урегулирования, а также нового рамочного соглашения Армении с ЕС. И вероятно этим объясняется отсутствие негативной реакции на данное соглашение со стороны  Кремля.

Новый этап сотрудничества с Брюсселем

В ноябре, в ходе саммита “Восточного партнерства” в Брюсселе, Армения и Европейский союз подписали Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве. Во многом основанное на политической части Соглашения об ассоциации, которое Армения планировала подписать с ЕС в 2013-м году.

После решения Армении вступить в Таможенный союз, Еврокомиссия ответила отказом на предложение Еревана подписать лишь политическую часть соглашения об ассоциации, заявив что это невозможно без экономической части. Однако, вероятно после украинских событий, руководство ЕС осознало бесперспективность политики “или-или”, требующей от постсоветских стран сделать выбор между Брюсселем и Москвой. К тому же, требовались новые форматы сотрудничества в рамках “Восточного партнерства” со странами, которые в отличие от Украины, Грузии и Молдовы отказались подписывать соглашение об ассоциации.

Все это сыграло на руку Армении, которая изначально выступала за политику “и-и”, и подчеркивала, что не намерена “дружить против кого-то”.  И армянское руководство подчеркнув свои приоритеты -  военно-политический союз с Россией и развитие интеграции в рамках ЕАЭС, получило возможность развивать и углублять отношения с ЕС.

Само же соглашение дат возможность Армении получить от ЕС финансовое и техническое содействие для осуществления реформ и развития институтов, улучшения инвестиционного климата и экспортных возможностей республики, а также создает условия для начала переговоров об отмене визового режима с ЕС.

Переговоры по Карабаху по-прежнему в тупике

Что касается одного из важнейших вопросов внешней политики Армении  - урегулирования карабахского конфликта, то в 2017-м году не удалось добиться какого-то прогресса в переговорном процессе.  Ситуация на армяно-азербайджанской границе и на линии соприкосновения оставалось напряженной, постоянно фиксировались нарушения режима прекращения огня, в том числе и с применением тяжелого вооружения.

Единственным существенным достижением посредников из Минской группы ОБСЕ стала организация встречи президентов Армении и Азербайджана 16 октября в Женеве. И хотя Серж Саргсян и Ильхам Алиев договорились “предпринять дополнительные шаги для снижения напряженности на линии соприкосновения”, однако сразу после встречи в результате нарушения режима прекращения огня погиб армянский военнослужащий.

С учетом всего этого руководство Армении  пессимистично настроено относительно возможности достичь прогресса в переговорном процессе. И надо отметить, что и российская сторона  также не питает особых надежд на скорое урегулирование конфликта. “Будем анализировать вместе с американскими и французскими коллегами где мы находимся. Будем стараться предпринимать активные усилия, чтобы создать условия для достижения урегулирования. Но я бы не высказывал чрезмерного оптимизма. Проблема трудная, и весь опыт наших переговоров говорит о том, что они, к сожалению, быстро не завершатся”,- заявил глава МИД РФ Сергей Лавров в Ереване.

Айк Халатян (Ереван)

 

Поделиться: