Городской суд Тбилиси 5 января заочно приговорил бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили к трём годам лишения свободы. Политик признан виновным по статье «злоупотребление служебным положением». Обвинение основано на событиях 2006 года, когда офицерами грузинского МВД был убит сотрудник «Объединённого банка Грузии» Сандро Гиргвлиани.

«По данным следствия, в ноябре 2008 года Саакашвили, злоупотребив служебными полномочиями, обещал руководителю Департамента конституционной безопасности МВД Грузии помиловать лиц, осуждённых за убийство Гиргвлиани, а в 2008 году в обход комиссии по помилованию Саакашвили своим указам помиловал офицеров МВД Грузии Геронтия Алания, Михаила Бибилуридзе, Автандила Апциаури и Александра Гачава, создав этим правовую основу для их условно-досрочного освобождения», – говорится в заключении суда.

Реакция Михаила Саакашвили оказалась вполне ожидаемой. Главный тезис опального политика – грузинская власть подыгрывает Москве, приговор носит политический характер и выходит за пределы правового поля. «Приговор грузинского суда, находящегося под полным контролем крупнейшего частного акционера Газпрома Иванишвили, по отношению ко мне – полностью незаконный и противоречит всем международным, национальным нормам и здравому смыслу. Этот «приговор» так же, как и параллельный процесс в Киеве, показывают, что олигархические власти в Украине и Грузии действуют синхронно и в полной координации друг с другом против меня, как лидера борьбы против коррупции, олигархата и грабежа народа», – написал Саакашвили на своей странице в социальной сети Facebook.

Похоже, что экс-президент Грузии был готов к такому повороту событий. По крайней мере, он сам и его адвокаты заранее заготовили целый набор тезисов, «разоблачающих» как нынешние власти Украины, так и руководство Грузии и при этом демонстрирующих (со стороны обвиняемого) полное спокойствие и уверенность в собственных силах. В ход явно идут домашние заготовки – вроде этого пассажа - «соответственные меры с целью моей нейтрализации были предметом встречи Порошенко и Иванишвили в Грузии за несколько дней до лишения меня украинского гражданства летом прошлого года. Так же как, по моей информации, во время телефонного разговора Порошенко и Путина 29 декабря 2017 года». Попробуй, опровергни.

Впрочем, адвокат Саакашвили Руслан Чернолуцкий уверен, что его клиенту ничего не угрожает: «Хочу отметить, что никакой экстрадиции после этого решения не будет. У нас есть 30 дней для обжалования решения, и мы им воспользуемся». Правовая основа для столь оптимистичных выводов действительно существует, в соответствии с украинским законодательством, экстрадиция Саакашвили в Грузию на сегодняшний день невозможна, так как он находится под следствием и судом на Украине.

Позиция правоохранительных органов Украины по этому непростому сюжету представляется крайне осторожной и максимально сдержанной. Генпрокуратура явно получила указание максимально тщательно подбирать правовые оценки перспектив экстрадиции Саакашвили при общении с местной прессой. В частности, спикер Генеральной прокуратуры Украины Андрей Лысенко заявил, что его ведомство обладает всей необходимой информацией по текущему статусу экс-президента Грузии и на основании требований Уголовно-процессуального кодекса Украины проводит экстрадиционную проверку в отношении Саакашвили по запросу компетентных органов Грузии.

Еще одна сторона конфликта – грузинская власть – также избегает обязывающих публичных оценок. Некоторые местные политики выражают уверенность в том, что официальный Тбилиси на самом деле не ожидает выдачи экс-президента, зарабатывая очки в борьбе с Саакашвили в режиме «удаленного доступа». Общий смысл подобных оценок сводится к тому, что «заключенный Саакашвили» может принести много больше головной боли для нынешней грузинской и украинской власти, нежели вечно подследственный беглец. А потому, если и были какие-то договоренности между Киевом и Тбилиси, то едва ли они касались вопросов скорой экстрадиции бывшего грузинского лидера.

Сергей Рекеда

 

Поделиться: