В понедельник пресс-служба Фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» наконец официально объявила о назначении первого вице-министра по инвестициям и развитию Алика Айдарбаева на должность зампредседателя правления холдинга, а также почти двукратном сокращении управленческого аппарата – количества управляющих директоров с 10 до 5, числа департаментов и структурных подразделений с 37 до 27. Мы продолжаем беседу с топовым казахстанским политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром Ашимбаевым о дальнейших шагах нового руководства Фонда. Начало интервью читайте здесь.

 

Новое руководство холдинга попытается навести порядок в «КазМунайГазе»

- Данияр Рахманович, итак, новый зампред «Самрука» Алик Айдарбаев наверняка вступит в конкуренцию за контроль над нефтегазовой сферой. Следует ли ожидать, что на этой почве у него возникнут конфликты с главой «КазМунайГаза» Сауатом Мынбаевым. Может ли это стоить последнему кресла, особенно учитывая то обстоятельство, что еще с осени прошлого года над ним сгущаются тучи, а некоторые Telegram-каналы проводят опросы, кто сменит его на посту руководителя нацкомпании?

- Разговоры об отставке Мынбаева идут давно. Периодически мы наблюдаем, как глава «КазМунайГаза» становится объектом информационных атак, для которых он, признаться, сам дает многочисленные поводы. В частности, определенные вопросы вызывает финансовое положение «КазМунайГаза» - речь идет и о растущем внешнем долге, который компания зачастую не в состоянии самостоятельно обслуживать.

Нынешнюю ситуацию усугубляет скандал с арестом счетов Национального фонда и замороженными судом Амстердама по делу Анатолия Стати активами KMG Kashagan. Отмечу, что обстоятельства изгнания из казахстанского рынка молдавского бизнесмена были достаточно «мутными», впрочем, это определение можно отнести и ко многим другим сделкам в казахстанской нефтегазовой сфере. И к покупке доли в проекте Кашаган, и к растущим расходам на его обслуживание, и к увеличению кредитной задолженности «КазМунайГаза» при существующей непрозрачности финансовых потоков компании.

Вспомним также, сколько лет идут разговоры о модернизации казахстанских НПЗ. Однако параллельно с этим мы узнаем подробности гламурной жизни детей бывшего первого руководителя Атырауского НПЗ.

При этом очевидно, что Мынбаев зачастую выступает как несамостоятельная фигура. «КазМунайГаз» - это не монолитная компания, в ней действует несколько команд. Есть некоторые блоки, которые Мынбаев не совсем контролирует – это касается таких дочерних предприятий, как «КазТрансОйла», «КазТрансГаза», которые находится под крылом других групп влияния. Иными словами, в «КазМунайГазе» постоянно присутствует внутренняя борьба, в которую «Самрук» зачастую сильно не лез, оставаясь в стороне. Однако теперь со сменой руководства Фонда, полагаю, будут предприняты попытки наведения порядка в этих сферах. И они явно будут сопровождаться конфликтами руководства «Самрука» с нынешним менеджментом и теми, кто стоит за ними.

 

В «Самруке» сосредоточен целый комплекс элитных интересов

Впрочем поскольку Есимов и Айдарбаев сами по себе неконфликтные фигуры казахстанского истеблишмента, предпочитающие компромиссные подходы и соблюдение корпоративных и государственных интересов, то ждать в ближайшее время от «Самрука» обнародования каких-то жареных фактов, скорее всего, не стоит.

Многое зависит от того, кто еще придет в Фонд на ключевые посты. С этим сильно увязан вопрос контроля над финансовыми потоками и транспортными и электроэнергетическими активами холдинга. Понятно, что в этих сферах интересы «Самрука» пересекаются с интересами отраслевых министерств – министерства по инвестициям и развитию, министерства энергетики. В то же время, вероятнее всего, смена топ-менеджмента холдинга будет осуществляться постепенно, сопровождаясь тщательным подбором компромиссных фигур для обеспечения некоторой преемственности в сочетании со стремлением внедрить новые подходы в управлении холдингом.

Скорее всего, учитывая вес и опыт Умирзака Шукеева, с ним будут достигнуты определенные договоренности по обеспечению кадровой и экономической преемственности с тем, чтобы не было резких разворотов, связанных с выявлением негатива в работе предыдущего руководства холдинга.

Необходимо осознавать, что слишком резкие движения в этой сфере могут привести не только к информационным, но и к политическим войнам, поскольку «Самрук» всегда был сосредоточием целого комплекса элитных интересов – начиная с трудоустройства детей и племянников высокопоставленных чинов, заканчивая распределением контрактов и тендеров.

Тот факт, что многие организационные и управленческие решения зачастую навязывались «Самруку» объясняет, почему холдинг проводил некоторые непрозрачные схемы, недоступные, так сказать, «грубой обывательской логике».

Таким образом, ожидать резких шагов от нового руководства я бы не стал – ему необходимо укрепить свои позиции и провести аудит текущего состояния дел, дабы выявить проблемные участки и болевые точки, на устранение которых оно направит организационные усилия и ресурсы.

Учитывая опыт и политический вес Есимова и Айдарбаева, можно предположить, что новая команда достаточно оперативно возьмет различные направления работы холдинга под свой контроль, при этом стараясь избегать скандалов и открытого противостояния, чтобы в конечном итоге не пострадали интересы дела.

 

Сокращаешь департамент – вырастает три новых

- В понедельник «Самрук-Казына» дала официальную информацию об оптимизации структуры холдинга, в частности, речь идет о сокращении количества управляющих директоров с 10 до 5, а также уменьшении количества департаментов и структурных подразделений с 37 до 27. Хотя фамилии сокращенных не называются, но есть информация, что это топ-менеджеры, отвечавшие за процесс трансформации - руководитель проекта трансформации «Самрук-Казына» Лариса Зямзина и главный директор по трансформации бизнеса Илькявичюс Адамас Олегас. Означает ли это, что проект трансформации будет свернут?

- К программе трансформации сложилось неоднозначное отношение. В проекте, в тех параметрах, которые в нее закладывались изначально – повышение транспарентности, прибыльности компаний и качества управления – ничего, по сути, плохого не было.

Некоторые успехи в реализации этой программы были, безусловно, достигнуты. Напомню, что после ухода Шукеева из холдинга, был обнародован целый ряд пресс-релизов об успехах проекта трансформации.

Вместе с тем, очевидно, что в разных компаниях и на разных уровнях управления под трансформацией понимаются совершенно разные процессы. К примеру, «КазМунайГаз» намеревался провести массовое сокращение персонала в рамках этой программы под предлогом оптимизации расходов и передачи лишних подразделений в конкурентную среду. Однако в этой ситуации не следует забывать о социальных обязательствах национального холдинга – в частности, создании рабочих мест. И потом, правомочно ли сокращать расходы на рядовой персонал в условиях, когда расходы на топ-менеджмент находятся с ними в совершенно несопоставимой пропорции.

Очевидно, что социально опасные и финансово нецелесообразные решения, продвигавшиеся в рамках проекта трансформации, будут поставлены под утрату. Не думаю, что Есимов предложит собственную программу, однако надеюсь, что вместо лозунговых и революционных проектов, им будут реализованы более практичные действия, при этом в более щадящем режиме.

Еще раз отмечу, что хотя «Самрук» проводил массу кампаний по оптимизации, тем не менее, количество управленческих звеньев в холдинге резмерно. Существует дублирование полномочий между «КазМунайГазом» и «Самруком», «КазМунайГазом» и РД «КазМунайГаз», РД «КазМунайГазом» и его подразделением «ЭмбаМунайГаз». Аналогичное дублирование есть и в газовой сфере, и в энергетике.

Помимо этого, механическое сокращение управленческих звеньев в «Самруке», когда позиция вице-президента была заменена на управляющих директоров, исполнительных директоров – на директоров департаментов и директоров по направлениям, не всегда сопровождалось реальным сокращением звеньев управленческого аппарата.

Перед новым топ-менеджментом Фонда стоит задача не просто провести очередное механическое сокращение, а выстроить прозрачную управленческую структуру.

«Самрук» является государственным активом и управляет государственными компаниями, в частности естественными монополиями. Поэтому контроль за финансами, за транспарентностью процесса принятия решений, за эффективностью, за тарифной политикой, должны быть ужесточены, особенно в свете сегодняшних проблем в экономической сфере.

 - Если уж речь идет о государственных активах… Наверняка от Есимова ожидают осуществления неоднократно анонсировавшейся программы приватизации. Речь, в частности, идет о приватизации 44 крупных активов холдинга. Как скоро, на ваш взгляд, команда Есимова приступит к реализации этой программы, удастся ли ему очистить холдинг от балласта?

- В этом вопросе не все так однозначно. Зачастую под приватизацией непрофильных активов предполагался вывод более или менее прибыльных активов в частную собственность. Процесс приватизации также не терпит механического подхода. Если холдинг заявляет о намерении сократить сто дочерних предприятий, то надо предполагать, что среди них есть как бросовые активы, так и те, которые приносят прибыль. Нужно ли их приватизировать – тот еще вопрос.

Приведу пример. Недавно в рамках другой программы были приватизированы Научно-исследовательский институт глазных болезней, Научный центр урологии имени академика Б.У. Джарбусынова, а также Южно-Казахстанская государственная фармацевтическая академия. По этим объектам остались многочисленные вопросы: зачем нужна была эта приватизация ради приватизации и ради смены собственника?

Не возникнет ли впоследствии ситуация, когда государство вынуждено будет снова выкупать эти медицинские научно-исследовательские учреждения, поскольку они являются важными объектами государственной политики в сфере здравоохранения, но уже втридорога и с потерей и коллективов, и научного потенциала, и медицинского оборудования, как в свое время было детсадами и школами. Очевидно, что подобные схемы приватизации прикрывают сделки, отдающие аферой.

Возвращаясь к «Самрук-Казыне». Вопрос не том, чтобы просто приватизировать активы, а в том, чтобы упразднить лишние управленческие звенья, избавившись таким образом от балласта, и сделать упор на прагматичной работе.

 Жанар Тулиндинова (Астана)

Материалы по теме:

Ашимбаев: «Самрук-Казыну» покидают те, кто входит в личную команду Шукеева

Казахстан-2018: Новогодний презент для Ахметжана Есимова

Казахстан-2017: Осень. Падают акимы

Поделиться: