С 16 по 18 января проходил официальный визит президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Вашингтон. В первый день пребывания казахстанского лидера в столице США состоялась его встреча с президентом США Дональдом Трампом.

Как отмечают СМИ, центральной темой переговоров Дональда Трампа и Нурсултан Назарбаева стали вопросы безопасности. В частности, в итоговом пресс-релизе, распространенном Акордой, говорится о том, что «США и Казахстан поддерживают достижение устойчивой стабильности и процветания в Афганистане путем оказания политической поддержки, увеличения региональной торговли и экономического развития».

Напомним, что, выступая в преддверие визита казахстанского президента в Вашингтон на телефонном пресс-брифинге, помощник госсекретаря США по Южной и Центральной Азии Элис Уэллс еще раз проартикулировали, что будущее Афганистана, по мнению США, заключается в «возвращении» в Центральную Азию и становлении в качестве стратегического партнёра стран этого региона. Как Казахстан относится к такому видению формата Центральной Азии? Не несет ли оно рисков для безопасности в регионе?

 

Это не попытка «усидеть на двух стульях», а часть собственной «реал-политик»

И. о. профессора кафедры международных отношений Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева Айнур Ногаева считает, что продвижение США концепции «Большой Центральной Азии» в определенном смысле на руку постсоветским центрально-азиатским республикам. Профессор напоминает, что после окончания активной военной фазы США в Афганистане, США стремились расширить военное участие в ЦА, увеличив техническую поддержку и проводя учения со своими коллегами в регионе.

«По словам тогдашнего заместителя министра обороны Пол Д. Вольфовица, их функция может быть «более политической, чем на самом деле военной». В одном из интервью The New York Times, он сказал, что базы и учения будут «посылать сообщение всем, включая такие важные страны региона как Узбекистан, что у нас есть возможность вернуться и мы вернемся - мы не собираемся забывать о них». Видимо, сказанное более 15 лет назад не забылось, и будет реализовываться», - предполагает эксперт.

Ногаева акцентирует внимание на том, что регион важен для США в плане как энергетической безопасности (речь идет о защите интересов крупных американских компаний в регионе), так и стратегическом отношении (что обусловлено географическим расположением региона между РФ и Китаем – главными конкурентами США).

«Для Казахстана и региона в целом – это, на мой взгляд, благо,так как для стран региона многовекторная политика – это не попытка «усидеть на нескольких стульях», а часть собственной «реал-политик». В этом контексте ожидается, что присутствие США в регионе спасет страны Центральной Азии отодностороннего (пророссийского или прокитайского) обязательства выбора. Стабилизация в регионе Центральной Азии, где идет геополитическая борьба, возможна только в том случае, если средне- и долгосрочная политика стран региона будет «многовекторной» и сбалансированной между крупными державами», - считает казахстанский эксперт.

Американист, кандидат исторических наук, приглашенный профессор (Россия) факультета международных отношений ЕНУ им. Л. Н. Гумилева Андрей Шенин, комментируя высказываемые нами опасения, указывает на то, что политический истеблишмент США неоднороден и включает в себя массу мнений.

«В отношении Афганистана существуют разные позиции: поддерживать правительство Ашрафа Гани, усадить за стол переговоров Талибан, давить на Пакистан, привлечь в регион Индию, дружить с Китаем или Россией и т.д. В чем они все соглашаются, так это в том, что нужно вернуть лишь ограниченный контингент – 4-5 тысяч солдат для обучения и консультирования местных войск и охраны своих военных баз. Не более того. По факту, у США нет решения для Афганистана, что открыто признается, и о возвращении речь не идет. О присутствии – да, а о начале какой-то новой кампании – нет. Поэтому, ситуация будет оставаться относительно стабильной, если это применимо к Афганистану, но США будут стремиться переложить часть своей ответственности на региональных игроков по максимуму, в том числе и на Казахстан. Правда, как и в случае с обсуждением участия Индии, делегироваться будут лишь экономические обязательства по восстановлению и помощи Афганистану, но физически войск других игроков в стране США видеть не хотят», - считает Шенин.

По мнению российского эксперта за приглашением президента Казахстана могут стоять вполне практические вопросы.

«В свете того, что США заморозили финансовую помощь Пакистану, у них скоро могут возникнуть серьезные проблемы с переброской войск и ресурсов в Афганистан, поскольку основные маршруты шли именно через Пакистан. Не исключено, что за приглашением к встрече в Белом доме стоит именно идея «перебросить» часть поставок именно через территорию Казахстана. В целом, для региона такой подход не несет новых угроз – если 100 тыс. американских войск не смогли ничего сделать во время Обамы, то на нынешние 12-14 тысяч рассчитывать не стоит. Тем не менее, для Казахстана предоставляется прекрасная возможность «выторговать» себе дополнительные бонусы за поддержку американских инициатив», - уверен Шенин.

 

О Северной Корее замолвите слово

Помимо афганской проблематики, в ходе переговоров казахстанского и американского президентов речь шла и о ситуации вокруг Северной Кореи. На брифинге для представителей СМИ президент США Дональд Трамп заявил, что Казахстан является «чрезвычайно ценным партнером в усилиях, направленных на денуклеаризацию Корейского полуострова». Какую же роль в переговорах США и КНДР может сыграть Казахстан?

Айнур Ногаева указывает на то, что роль посредника в вопросах ядерного разоружения органична для Казахстана, известного мировому сообществу своей антиядерной риторикой.

«Как неоднократно подчеркивал казахстанский президент, у нашей страны есть моральное право предлагать странам поступить, как мы, отказавшись от ядерного арсенала. Заявление Нурсултана Абишевича о том, что «проблему Северной Кореи можно решить совместно с США, Китаем и Россией», можно расценить как призыв к комплексному решению проблемы с участием крупных игроков», - говорит казахстанский эксперт.

Андрей Шенин, напротив, считает, что хотя Казахстан зарекомендовал себя лидером в вопросе ядерного разоружения и успешным медиатором в сложных международных конфликтах, в данном случае проблема Северной Кореи больше затрагивает США, Китай, Южную Корею и Японию - именно они основные участники переговорных процессов.

«Тем не менее, Казахстан может подключиться на более поздних этапах в случае (маловероятного, но все же) достижения соглашений по разоружению Северной Кореи. В этом случае, страны могут пригласить Казахстан в качестве консультанта, имеющего опыт ядерного разоружения в рамках программы Нанна-Лугара», - говорит российский эксперт.

 

Астана как посредник между Москвой и Вашингтоном

Разумеется, в связи с вопросами международной безопасности и с учетом особых отношений Казахстана и России на встрече Назарбаева и Трампа не могла не прозвучать российско-американская повестка. В связи с визитом казахстанского президента Казахстана в США неоднократно звучали прогнозы, что Назарбаев может попробовать себя в роли миротворца и попытаться «взломать лед» в отношениях между Россией и США.

На брифинге в Белом доме президент Назарбаев, действительно, выразил обеспокоенность политическими отношениями между США и Россией, которые, по его словам, «ушли на ноль». Однако к каким договоренностям пришли главы США и Казахстана во время беседы за закрытыми дверями по этому деликатному вопросу, можно только догадываться.

Айнур Ногаева не отрицает возможности подобного посредничества – тем более, что в недавнем прошлом уже были успешные прецеденты.

«Выражение обеспокоенности Назарбаевым политическими отношениями США – РФ и попытка западных СМИ заострить внимание на том, что Назарбаев оказался в гостях у Трампа раньше, чем Путин, на мой взгляд, можно расценивать как шаги в данном направлении. Думаю, положительный опыт посредничества в конфликте Турции и России вдохновил наших медиаторов», - считает профессор казахстанского вуза.

Казахстанский политолог Аскар Нурша, высказавший мнение в своем аккаунте на Фейсбуке, также считает, что США присматриваются к Казахстану как потенциальному медиатору:

«США получили возможность прозондировать Казахстан, в каком направлении он сейчас движется, и как будет себя позиционировать между Россией, Китаем и Западом. В последние годы эксперты США все больше склоняются во мнении, что Казахстан уходит под Россию, нас перестают видеть многовекторным игроком. И в этих условиях обмен мнениями был важен. США для себя решали, готовы ли они «купить» или каким-либо образом использовать для себя роль Казахстана как миротворца-посредника между Россией и США. По большому счету, США это не нужно, но положение Казахстана и формат казахстанской политики достаточно уникальны, и Вашингтон решил проявлять терпимость. Кроме того, других позитивных вариантов взаимодействия нет. Казахстану в свою очередь важно, чтобы новые санкции против России и контрроссийская политика нас не задела, а если есть возможность действительно принести пользу обеим сторонам как посредник, то тем лучше», - подчеркивает казахстанский эксперт.

Андрей Шенин уверен, что российскому и американскому лидерам не нужны посредники.

«Сложности в политических отношениях России и США, несомненно, зашли достаточно далеко, но, тем не менее, их можно разрешить в короткие сроки при наличии политической воли двух сторон. Если ее нет (или конъюнктура не позволяет), то посредники здесь не помогут. Более того, у Дональда Трампа и Владимира Путина лично неплохие отношения, и они могут самостоятельно урегулировать двусторонние вопросы. В данном конкретном случае успешный опыт Казахстана по медиации едва ли найдет себе применение», - уверен российский эксперт.

 

«Большую игру» в ЦА сильно преувеличивают

За скобками брифинга и официальных пресс-релизов также остался вопрос, какие геополитические интересы стремится реализовать США в Казахстане. Недавно казахстанский политолог Султанбек Султангалиев высказал мнение, что американский проект предполагает отрыв Казахстана от Китая и России. Сможет ли Казахстан сохранять приверженность принципам многовекторности в сложившейся ситуации, не испортив отношения со Штатами и оставшись стратегическим партнером РФ?

Андрей Шенин считает, что, по сути, США не претендуют на многое в Центрально-Азиатском регионе, поскольку им нечего ему предложить.

«Если речь про «С5+1», то этот проект был предложен предыдущим госсекретарем Джоном Керри в качестве площадки для обсуждения проблем Центральной Азии и сотрудничества пятерки стран с США. У Вашингтона просто не было других площадок, чтобы комплексно обсуждать местные реалии со всеми участниками жизни региона, а не в рамках отдельных двусторонних встреч. Для Казахстана он полностью укладывается в рамки многовекторной политики, и в России, думаю, прекрасно понимают и не видят проблемы с тем, что независимое государство выстраивает внешнюю политику на основе национальных интересов. Здесь не идет речь об «отрыве», на мой взгляд, поскольку чтобы сколь-нибудь перетянуть Казахстан на сторону США (в любом вопросе) необходимо предложить что-то взамен. А вкладывать больше, чем Китай или Россия, США явно не готовы», - говорит российский эксперт.

Аскар Нурша также считает, что «Большую игру» в Центральной Азии между Россией и Западом в регионе преувеличивают.

«Запад очень сильно отвлекся от нашего региона, и отложил геополитическую борьбу на неопределенное время, пока не созрели условия и предпосылки. Но экономический интерес остается. Хотя рынок маленький, есть долгосрочные контракты в энергетике, и здесь для американских компаний важно, чтобы Казахстан не поменял правила игры. Есть С5+1, но кому этот формат нужен сейчас больше: США или странам ЦА - тоже вопрос. США вовлекают в этот формат Афганистан, а странам ЦА - нужна отдельная многосторонняя площадка для диалога с США», - отмечает независимый эксперт.

Айнур Ногаева высказывается еще более оптимистично.

«До этих пор нам удавалось сохранить баланс. Думаю, и в дальнейшем удастся», - резюмирует казахстанский эксперт.

Жанар Тулиндинова (Астана)

Поделиться: