Общественный ажиотаж и ожесточенные споры вокруг фигуры кандидата в президенты Российской Федерации Павла Грудинина, выдвинутого от КПРФ и национально-патриотических сил не могли не вызвать заинтересованного взгляда на текущее состояние и возможные перспективы левого коммунистического движения в Казахстане.

Какой уровень электоральной поддержки имеет сегодня Коммунистическая народная партия Казахстана (КНПК) и способна ли она «навести шум» на партийно-политическом поле? Каковы перспективы левого движения в этой стране? Смогут ли «красные политики» новой формации стать значимыми акторами общественно-политических процессов в Казахстане?

 

Немного предыстории

Отсчет нового этапа в коммунистическом движении Казахстана следует начинать с 1991 года, когда часть членов партии, несогласных с переименованием политической организации в Социалистическую партию (уже давно благополучно почившую в бозе) объявили о создании Оргкомитета по возрождению Компартии. В 1998 году Коммунистическая партия Казахстана (КПК) получила долгожданную регистрацию, а уже в 1999 году её лидер, бывший председатель Верховного Совета РК Серикболсын Абдильдин занял второе место в президентских выборах.

На парламентских выборах коммунистам удалось провести своих представителей в высший законодательный орган страны. Казалось бы, КПК было уготовано повторение пути КПРФ и превращение в основного спарринг-партнера партии власти. Однако два внутрипартийных кризиса, вызванных стратегическими ошибками руководства, привели партию к стагнации, закончившейся печальным, но неизбежным в такой ситуации финалом.

Первый кризис, разразившийся в 1999-2001 годах, был вызван сопротивлением консерваторов-ортодоксов, придерживавшихся прежних идеологических воззрений, новому реформаторскому курсу Серикболсына Абдильдина. Не будучи коммунистом по своим убеждениям и даже не социал-демократом, а являясь по своим взглядам либералом, первый секретарь Компартии Казахстана пытался направить партию в новое идеологическое русло, чем и вызвал неудовольствие сторонников собственно коммунистических воззрений. В пылу внутрипартийных разборок подверглись изгнанию из КПК некоторые активные участники Рабочего движения Казахстана – члены Компартии. Подобного рода «репрессии» негативно сказались как на политической боеспособности и активности партии, так и на перспективах притока свежих молодых сил.

Второй внутрипартийный кризис, завершившийся расколом КПК, возник в конце 2003 – начале 2004 годов и его главной причиной стало кардинальное расхождение взглядов внутри руководства партии относительно выбора политических союзников и взаимоотношений с властью. Сторонники конструктивного диалога с властью, не найдя после долгих попыток общего языка с окружением лидера Компартии и им самим, приняли решение создать свою партию. Так в 2004 году на политической арене появилась Коммунистическая Народная партия Казахстана.

В последние годы «правления» Серикболсына Абдильдина, ушедшего со своего поста первого секретаря КПК в 2010 году, Компартия оказалась на обочине политической жизни. Его преемники Газиз Алдамжаров (2010-2014) и Толеубек Махыжанов (2014-2015) не смогли привнести позитивные изменения в политическую работу и противостоять «дряхлению» партии, сокращению её численности и превращению КПК в иллюзорное формальное объединение.

4 сентября 2015 года Компартия Казахстана решением суда была ликвидирована из-за несоответсвия требованиям законодательства.

 

Современность и перспективы

На сегодняшний день в Казахстане существует только одна партия коммунистического направления – Коммунистическая Народная партия Казахстана. КНПК принимала активное участие во всех выборных баталиях, начиная с 2004 года – времени своего возникновения. В 2012 году партия сумела преодолеть 7%-ный барьер и войти в нижнюю палату парламента, в 2016-м она вновь подтвердила свой статус парламентской партии. Трижды представители КНПК – Ерасыл Абылкасымов (2005 г.), Жамбыл Ахметбеков (2011г.) и Тургун Сыздыков (2015 г.) – принимали участие в президентских выборах, занимая соответственно четвертое, третье и второе место.

В идеологическом плане КНПК, конечно, не напоминает большевисткую гвардию начала XX века, представляя собой партию нового коммунистического формата парламентского типа, повсеместно распространившегося после развала СССР. Народные коммунисты признают различные формы собственности и ориентируются на смешанную модель экономики. В качестве примера для подражания лидеры КНПК называют Китайскую Народную республику.

КНПК проводит очень выдержанную и взвешенную политику взаимоотношений с существующим политическим режимом, выступая в роли конструктивной оппозиции, критикуя имеющиеся недостатки и предлагая свои варианты решения проблем, волнующих общество. В то же время заметно стремление партии расширить свою электоральную базу путем актуализации тем, касающихся интересов малого и среднего бизнеса, молодежи, социально уязвимых слоев населения. Лидеры партии заглядывают за горизонт транзитного периода, старательно выстраивая положительный имидж в глазах народа и методично увеличивая количество сторонников и сочувствующих.

Ломая шаблонные стереотипы о коммунистах как о партии пенсионеров, КНПК старается привлечь молодое поколение казахстанцев в свои ряды – она единственная казахстанская партия, которая очень активна в социальных сетях, в частности в самой политизированой – Фейсбуке.

Большое внимание уделяется укреплению международных связей с коммунистическими партиями Китая, России, Вьетнама и Кубы. Такие связи никогда не будут лишними и пригодятся как для «наружного», так и для «внутреннего применения», особенно если влиятельные недоброжелатели постараются, вопреки логике и обьективному положению дел, «задвинуть» партию во внепарламентское захолустье.

КНПК выступила против разрушения памятников Ленину и запрета деятельности Компартии Украины. Народные коммунисты единственные, кто четко и недвусмысленно высказался за продолжение межстрановой интеграции в рамках Евразийского экономического союза. В отличие от других политических сил в стране КНПК выступает против одиозного пересмотра исторических событий и очернения советского прошлого. Казахстанская политическая специфика заключется также и в том, что в отличие от России, где происходит «братание» КПРФ с национал-патриотическими силами, народные коммунисты являются антагонистами казахских националистов.

Насколько существенна электоральная поддержка партии народных коммунистов в Казахстане? К сожалению, точного ответа на данный вопрос нет, так как, на мой взгляд, официальные результаты парламентских выборов и выборов в местные представительные органы власти не могут служить обьективным оценочным инструментарием. Полагаю, что не будет ошибкой сказать, что степень поддержки коммунистов составляет 10-12%.

Учитывая непростые социально-экономические условия, в которых сейчас находится казахстанское общество, вполне объясним рост симпатий к идеям социальной справедливости, повышения роли государства в защите уязвимых категорий граждан, наведения жесткого порядка в бюрократической среде. В глазах населения КНПК по праву ассоциируется именно с подобными идеологемами, поэтому следует ожидать усиления позиций народных коммунистов и роста их значимости в казахстанской политике.

 

Султанбек Султангалиев, политический аналитик, член Центрального комитета Коммунистической Народной партии Казахстана

Поделиться: