Расширенное заседание правительства Казахстана с участием президента Нурсултана Назарбаева — это традиционный жанр совещания на самом высоком уровне в Астане, когда глава государства считает, что управленцам высшего звена пора «дать нагоняй», скорректировать их действия или задать совершенно новую траекторию движения. Правильно было бы назвать эти совещания «внушением». В основном это внушение затрагивает вопросы социально-экономического развития страны. Но зачастую между постановкой задач и достижением результатов стоит ряд сложных препятствий.

 Противоречивая ситуация складывается в банковском секторе. На сей раз президент Назарбаев и председатель Национального банка РК Данияр Акишев высказались за прекращение помощи банкам со стороны государства. Сам по себе это очень правильный посыл. Но возникает вопрос — если завтра в Казахстане обанкротится один из банков второго уровня, как власти намерены купировать социальную напряженность, которая возникнет в случае, если банк перестанет отвечать по своим обязательствам? А если это будет не единичный случай? В принципе, сама идея помощи коммерческим банкам государственными деньгами на определенном этапе была абсолютно верной. Главная задача, которую преследовала эта инициатива, — не допустить социального взрыва среди вкладчиков.

Конечно, это не значит, что государство представляет собой бездонную бочку, откуда постоянно можно извлекать средства на «оздоровление банковского сектора». Президент обратил внимание, что в свое время беглый олигарх Мухтар Аблязов вывел миллиардные средства из «БТА Банка». И что впредь ни в коем случае нельзя допускать повторения этого сценария.

Однако из доклада главы Нацбанка Данияра Акишева следует, что «Дельта Банк» и RBKдействовали по аналогичным лекалам, выдавая львиную долю кредитов аффилированным компаниям, выводя таким образом с помощью связанного кредитования деньги из банков. И это, по сути, ничем не отличается от того, чем промышлял в свое время Мухтар Аблязов в «БТА Банке». А значит, кто-то из их акционеров должен был бы понести ответственность за перечисленные нарушения. Однако этого не произошло.

К тому же Данияру Акишеву очевидно не хватает аппаратного веса, чтобы пролоббировать законопроект, позволяющий Нацбанку отслеживать и запрещать все подозрительные операции в БВУ. Поэтому, фактически лоббистом этого закона на расширенном заседании правительства выступает сам президент.

 

Научиться работать со средним иностранным инвестором

Безусловно, важную часть «внушений» главы государства составили распоряжения относительно Специальных экономических зон (СЭЗ). Нельзя не поддержать тезис президента о запрете на строительство новых СЭЗ, поскольку старые фактически не работают или работают в лучшем случае на треть от своего потенциала.

Но почему проект СЭЗ-ов в Казахстане, по сути, оказался провальным? На мой взгляд, это связано с тем, что в республике до сих пор не научились работать с массовым инвестором в обрабатывающей промышленности. Да, несколько топовых транснациональных компаний давно зашли в добывающую отрасль страны. В случае возникновения проблем, их руководители, входящие в состав Совета иностранных инвесторов при президенте, могут разрешить их при личном вмешательстве главы государства.

Однако это не ориентир. Ведь если Казахстан намерен развивать обрабатывающую промышленность, в частности, на территории СЭЗ, чиновники на местах должны научиться работать со средними иностранными инвесторами, которые готовы вкладывать в проекты хотя бы 5 млн долларов. Научиться элементарной коммуникации со средним иностранным капиталом.

В этой связи любопытно, что президент дал команду начать работу по строительству четвертого нефтеперерабатывающего завода. Эта идея не нова, ее пытались продвигать еще в далекие 90-е годы. С тех пор упущена масса возможностей. Нужно четко просчитывать экономику и маркетинг этого проекта. На казахстанских нефтяных месторождениях добычу ведут транснациональные компании, имеющие специальные контракты с правительством Казахстана. Никто из них не поспешит заполнять сырьем новый НПЗ, поскольку экспортные цены на нефть выше, чем внутренние. А хватит ли у Казахстана собственной нефти для внутреннего рынка, чтобы заполнить три существующих НПЗ и один новый, в том случае, если его построят? Главное, чтобы этот вопрос – наличия и поставки сырой нефти – был решен до начала строительства завода.

 

Новый драйвер экономики

Впрочем, несмотря на ряд проблемных вопросов нельзя не сказать и об удачных проектах, которые обсудили на расширенном заседании Кабмина. Это, конечно, программа «Цифровой Казахстан», которая сегодня активно внедряется в сфере государственных услуг.

Немаловажно и то, что президент акцентировал внимание на диверсификации экономики через развитие обработки в агропромышленном комплексе. Должность министра сельского хозяйства приравнена к посту заместителя председателя правительства. На лицо понимание, что АПК сможет составить достойную конкуренцию нефтяному сектору на внешних экспортных рынках. Именно сельское хозяйство сегодня способно стать новым драйвером экономического развития Казахстана, придав экономики устойчивость и сбалансированность.

Заметим, что Нурсултан Абишевич резко раскритиковал предыдущего главу Минсельхоза Аскара Мырзахметова за безынициативность в работе, что, похоже, и стало причиной его отставки. Новому главе МСХ Умирзаку Шукееву он предоставил карт-бланш, но с обязательным требованием — привлечь стратегических инвесторов в сельхозобработку.

Валерий Сурганов, экономический обозреватель

Поделиться: