27 февраля в Астане состоялось первое заседание рабочей группы историков России и Казахстана. Об этом проекте, реализация которого стала возможна благодаря коллаборации усилий российской и казахстанской стороны, мы побеседовали с сопредседателем рабочей группы, известным казахстанским историком, директором Института истории государства Министерства образования и науки РК Буркитбаем Аяганом:

- Буркитбай Гельманович, в 2013 году вы заявляли о необходимости модернизации казахстанской исторической науки, в первую очередь о преодолении фрагментарности исторических исследований, обновлении их качества и методологии. Можно ли говорить о глубоких позитивных изменениях в этом направлении за последние годы?

- Поправлю вас немного: о необходимости модернизации казахстанской исторической науки в 2013 году заявлял, прежде всего, не я, а глава нашего государства – его идеи озвучил Государственный секретарь РК Марат Тажин. Разумеется, экспертное и академическое сообщество поддержало инициативу президента, потому что в нем созрело осознание необходимости обновления методологии исследования и инструментария поиска казахстанской исторической науки. Сегодня казахстанская историческая школа находится на марше – очевидно, что мы не должны удовлетворяться нынешним уровнем ее развития.

Среди значимых результатов, достигнутых за несколько последних лет, хотелось бы отметить подготовку учебников нового поколения. Помимо этого, было найдено и исследовано много новых археологических памятников на территории Казахстана. Активно развивается популяционная генетика и такое новое направление в исторической науке, как геоархеология.

Ценным источником информации для казахстанских историков стала книга президента «Эра независимости», изданная в конце прошлого года и открывшая перед нами новые горизонты поиска. И в целом пристальное внимание главы нашего государства Нурсултана Абишевича Назарбаева к исторической науке является для нас огромной поддержкой.

- Насколько, по вашему мнению, в развитии национальной исторической науки важен фактор взаимодействия с коллегами – представителями академической общественности постсоветских стран?

- Тут я хотел бы акцентировать внимание на том, что 27 февраля состоялось первое заседание рабочей группы историков Казахстана и России. Сопредседателем с казахстанской стороны был избран я, с российской – директор Института всеобщей истории РАН Михаил Липкин.

В рамках первого заседания было принято положение и одобрен план действий. После этого состоялся форум историков евразийского пространства, в котором приняли участие ученые-историки из России, Украины, Кыргызстана, Узбекистана, Беларуси, Турции и Азербайджана, чего, признаться, давно уже не было.

Впрочем, я убежден, что важны контакты не только с коллегами из постсоветских государств, но и их тех стран, с которыми Казахстан ранее имел тесные исторические и политические контакты - Ираном, Турцией и т.д.

Уверен, что сообщества ученых-историков не должны замыкаться в своих «национальных квартирах» – ведь коллаборация с зарубежными коллегами обогащает нас новыми идеями, новыми концепциями. Наконец, она имеет узкопрактическое значение, предоставляя доступ к новым архивным данным.

Специфика казахстанской национальной исторической школы заключается в том, что многие архивные данные, имеющие отношение к истории Казахстана, хранятся за рубежом – в российских, турецких, иранских и китайских архивах.

Таким образом, это принципиальный момент: наше историческое сообщество не может оставаться в узких национальных рамках.

Впрочем, кооперация с зарубежными коллегами важна не только в том смысле, что это облегчает нашим ученым доступ к источникам и архивным данным за пределами страны. Нравится это кому-то или не нравится, но историческая наука очень близка к политике и дипломатии. Многие вопросы современности невозможно решить без привлечения исторических дисциплин. К таковым относится, к примеру, делимитации государственных границ.

История важна и для изучения культурного наследия наших стран, гуманитарного сотрудничества. Приведу такой пример: как известно, выдающийся казахский композитор, один из самых ярких деятелей казахской музыкальной культуры Курмангазы был похоронен на территории современной России.

В то же время множество ярких представителей православного духовенства в период сталинских репрессий были сосланы в Казахстан. Это в равной степени относится и к иудейским священнослужителям.

Разумеется, наличие трансграничного исторического материала требует взаимодействия исторических сообществ наших стран.

Еще одна точка соприкосновения – казахстанцы-участники Великой Отечественной войны, похороненные на территории европейской части России, в Прибалтике, в Восточной Европе, Германии. Поиск мест их захоронений, увековечивание их памяти тоже сопряжен с обменом информацией с зарубежными коллегами, с получением доступа к архивным данным за пределами Казахстана.

Таким образом, наличие общего исторического прошлого – это уже надежная основа для кооперации в настоящем и будущем.

И третья очень серьезная вещь. Историческая наука, ее методология, требует постоянной модернизации. В ХХ веке большого прорыва удалось достичь так называемой школе «Анналов», которая была представлена главным образом французскими историками.

Нынешний этап развития исторической науки вынес на повестку использование данных генетики и тех научных отраслей, где история стыкуется с медициной, а также данных аэрофотосъемки и Интернета. Это позволило ученым-историкам обновить методологии поиска. Уверен, что взаимодействие с зарубежными и в том числе российскими коллегами позволит еще больше интенсифицировать эти процессы.

- Существует ли на нынешнем этапе постоянное профессиональное взаимодействие между историками России и Казахстана? Как вы оцениваете его эффективность?

- До недавнего времени у нас не было регулярной площадки для взаимодействия, обмена опытом и построения диалога с российскими коллегами. Именно поэтому тот факт, что мы, наконец, пришли к созданию постоянно действующей рабочей комиссии историков наших стран имеет такое важное значение.

По сути, этот шаг создает институциональную основу для проведения совместных мероприятий, участия в археологических экспедициях, а также экспертизы учебников и пособий, авторы которых отходят от объективного освещения исторических событий.

- Буркитбай Гельманович, итак, площадка для диалога историков двух стран создана. Какие исторические сюжеты и направления научных исследований заслуживают приоритетного внимания ученых-историков и требуют проведения многосторонних исследований с целью выработки единых подходов и оценок с коллегами из России?

- Поле для взаимодействия между историческими сообществами наших стран поистине безбрежно.

Во-первых, богатый материал для исследований дает постсоветский период истории. Процесс демаркации границ, экономические отношения Казахстана и России, военные союзы с участием двух стран – эти страницы современной истории наших стран требуют тщательного изучения.

Что касается прошлого, то здесь простор для деятельности просто необъятен. Нет практически ни одного периода истории Казахстана, который был бы до конца исследован. Заново должен обсуждаться советский период истории и некоторые его особенно значимые для Казахстана страницы, к примеру, освоение целинных и залежных земель. До сих пор есть много закрытых или лучше сказать неисследованных страниц истории, касающихся участия казахстанцев в Великой Отечественной войне, – в частности, речь идет о судьбе военнопленных-казахстанцев, численности погибших казахстанцев.

Еще одна обширная и пока недостаточно исследованная тема – установление советской власти в Казахстане.

Я уже не говорю о периоде Средневековья - истории Золотой Орды, взаимоотношений Казахского ханства с Московским княжеством.

Все эти темы еще требуют серьезных и глубоких исследований ученых как Казахстана, так и России.

Записала Жанар Тулиндинова (Астана)

Поделиться: