В Ташкенте начала работу Международная конференция высокого уровня «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие». В центре обсуждения – урегулирование ситуации в Афганистане.

Накануне открытия конференции состоялась очередная встреча министров иностранных дел государств в формате Европейский Союз - Центральная Азия.

В ходе встречи министры иностранных дел Республики Узбекистан – Абдулазиз Камилов, Республики Казахстан - Кайрат Абдрахманов, Кыргызской Республики - Эрлан Абдылдаев, Республики Таджикистан - Сироджиддин Аслов, заместитель министра иностранных дел Туркменистана Вепа Хаджиев и вице-президент Еврокомиссии, верховный представитель по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини обсудили актуальные вопросы межрегионального взаимодействия.

О том, какие возможности откроет для стран Центральной Азии очередная попыткаактивизации многопланового сотрудничества с Афганистаном, консолидации усилий по скорейшему установлению мира и стабильности в этой стране рассказал узбекистанский политолог, директор научного учреждения «Караван знаний» Фархад Толипов.

- Афганская проблема – сложная и трудноразрешимая проблема для центрально-азиатского региона. Каких позитивных подвижек можно ожидать от предстоящей конференции?

- Это очень сложный вопрос. Война в Афганистане имеет глубокие исторические корни. В этой стране никогда не было полноценной государственности, которая могла бы установить полный суверенитет и контроль на своей территории.

Несформированность единой нации и современного государства – два главных фактора, постоянно способствующих репродукции конфликтной среды в Афганистане. По отношению к таким странам как Афганистан, среди экспертов используется такой термин – failed state, т.е. несостоявшееся государство. Такое состояние создает «благоприятные» условия, как для внутренних междоусобиц, так и для геополитических игр вокруг них.

Поэтому первейшей предпосылкой к успешному решению афганской проблемы является создание и укрепление централизованного государства. С учетом особого состояния этой страны на грани распада и жизни населения в условиях перманентных конфликтов и угроз, второй важнейшей предпосылкой является активное участие международного сообщества в деле восстановления Афганистана и создания основ государственности, а также в обеспечении безопасности и стабильности в этой стране, включая непрерывную борьбу с терроризмом и религиозным экстремизмом.

- Почему странам Центральной Азии так важен мир в Афганистане? Какой профит от этого они получат?

- В вопросе содержится и ответ. Мир важен по определению. В войне могут быть заинтересованы только зловещие силы. Но до мира, видимо, еще далеко. Мир в Афганистане откроет новые возможности для стран Центральной Азии с точки зрения диверсификации внешней торговли и торговых маршрутов в южном направлении. В Афганистане необходимо будет постоянно решать своеобразную дилемму: мир – инвестиции. Инвестиции идут туда, где есть мир, но и мир будет, когда есть инвестиции, работа, экономическое развитие и т.п.

Узбекистан всегда был активным сторонником мирного урегулирования афганского кризиса и выдвигал на уровне ООН и других международных организаций конкретные инициативы. Однако нынешняя ситуация в Афганистане показывает тщетность любых усилий по установлению мира в этой стране. Поэтому, думается, наряду с усилиями по оказанию экономической, инфраструктурной, гуманитарной и иной поддержки Афганистану, важно разработать некие новые, даже инновационные, подходы и инициативы по афганскому урегулированию.

Много лет назад, в 1966 году, в Ташкенте состоялась историческая встреча тогдашних руководителей Индии и Пакистана, которые были в состоянии войны друг с другом. На ташкентской встрече тогда удалось достичь примирения двух враждующих государств. Это был, своего рода, ташкентский «Кэмп-Дэвид». Но история государств Южной Азии оказалась гораздо сложнее и трагичнее, чем можно было ожидать. Отношения Пакистана и Индии до сих пор далеки от мирных. Тем не менее, несмотря на все перипетии истории, Узбекистан не перестает выдвигать новые инициативы и участвует в восстановлении Афганистана. Тем самым Ташкент своими дипломатическими и практическими усилиями стремится демонстрировать, что он не безразличен к судьбе южного соседа.

- Насколько реально участие представителей движения Талибан в переговорном процессе? Какие меры, на ваш взгляд, следует принять, чтобы достигнуть договоренностей?

- До сих пор это движение не проявляло договороспособности. К его лидерам вот уже более 20 лет обращаются с призывом к миру и США, и ООН, и само правительство Афганистана, но все эти попытки оказываются тщетными. Основные силы, питательная почва и всестороння поддержка движения талибан, как известно, находятся на территории соседнего Пакистана. Поэтому ключ к принуждению к миру всех экстремистских сил находится в Пакистане.

Говоря на международном миротворческом языке, в Афганистане осуществляются меры по миросозданию (peace-building), поддержанию мира (peace-support) и другие подобные меры, но не по принуждению к миру (peace-enforcement), когда достигается силовое воздействие на противоборствующие стороны, чтобы заставить их воздерживаться от насильственных действий.

Как вынудить, заставить талибан сложить оружие и прекратить бесперспективную для них войну? Ответ на этот вопрос следует, видимо, искать в контексте не просто внутриафганской ситуации, но и в контексте международной борьбы с религиозным экстремизмом и терроризмом. Если с течение более двух десятилетий обнаруживается неэффективность предпринимаемых мер по установлению прочного мира, безопасности и стабильности в стране, то, очевидно, напрашивается мысль о пересмотре некоторых подходов и принципов к решению этой проблемы.

Стоит упомянуть, что в самом Афганистане Талибан и другие радикальные группировки абсолютно не пользуются поддержкой большинства населения, об этом говорят и результаты социологических опросов, и сами афганские эксперты. При всех призывах к миру и сотрудничеству, обращенных к воюющим радикальным группировкам, остается открытым нормативный вопрос: об изменении идеологии талибан, без чего мир не может быть прочным; об отношении к этому движению со стороны мирового сообщества, в частности Организации исламского сотрудничества.

Анна Гриценко (Ташкент)

Поделиться: