Из Кыргызстана, как и из других стран Центральной Азии, в зону боевых действий в Сирию уехало немало боевиков. Ранее республику сотрясали межэтнические конфликты. Главную роль в них играла молодёжь, которая легче поддаётся внушению и радикальным взглядом.

Эксперт по религиозному и межэтническому экстремизму среди молодёжи Икбалжан Мирсайитов в интервью Пресс-Клубу «Содружество» рассказал о причинах экстремизма в молодёжной среде и способах борьбы с ним.

- Икбалжан, как бы вы оценили степень радикализации кыргызстанского общества, и в особенности молодёжи?

- Для начала мы должны понять, в чем заключается сущность радикализма. Радикализм присущ многим обществам в современном мире. Существуют левые, правые радикалы, радикальные политические партии. Можно в целом охарактеризовать радикализацию как стремление к кардинальным преобразованиям вокруг себя. К сожалению, это имеет не только позитивный, но и негативный эффект.

Религиозный радикализм несёт в себе протестный потенциал, в основе которого лежат вырванные из контекста религиозные каноны.

Кыргызстанское общество не настолько радикализировано, как это преподносят некоторые СМИ. На самом деле процессу радикализации подвержена лишь определённая часть молодых людей. Тех, кто находится в поиске идентичности, социальной ниши и жизненных ориентиров.

- В каких регионах КР молодёжь наиболее радикализирована? И почему?

- Как правило, это молодёжь, проживающая в регионах с высокой плотностью населения и высоким уровнем безработицы и в моноэтнических сообществах: Ошская область – Кара-суйский, Араванский, Ноокатский, Алайский районы; Джалал-Абадская область – Ноокенский, Сузакский, Базаркоргонский, Алабукинский районы.

Как правило, именно в этих районах высока динамика оттока молодёжи, как в зоны боевых действий, так и в целях трудовой миграции.

- Что чаще всего становится причиной радикализации кыргызстанской молодежи - религиозный фактор или межэтнический?

- К сожалению, в настоящее время сложно определить ведущие факторы радикализации. Кыргызстанскую молодёжь можно условно разделить на тех, кто придерживаются этно-националистических взглядов – сторонников этно-религиозных стереотипов, а также тех, кто считает, что нынешнее общество Кыргызстана – это жизнь в доисламский период – «джахилия».

- Как обычно вербуется молодежь – через Интернет, личное общение, проповеди?

- До 2017 года усиленная вербовка в зону боевых действий происходила через Интернет - социальные сети (Однокласники, Фейсбук) и мессенджеры (Вотсап, Телеграмм). Как правило, вербовщиками выступают знакомые люди – родственники, одноклассники, земляки, люди одной профессии.

С 2017 года выезд наших граждан в зону боевых действий прекратился, но есть факты возвращения наших граждан обратно в Кыргызстан. Естественно, эти люди взяты под надзор правоохранительных органов.

- Какую работу среди населения стоит проводить, чтобы предотвратить потенциальные всплески насилия? Какие меры уже предпринимаются госструктурами?

- Во-первых, проводятся тренинги для действующих имамов по профилактике экстремизма и терроризма.

Во-вторых, на государственном уровне открыт телефон доверия для граждан по религиозным вопросам.

В-третьих, правоохранительные органы создали специальные группы по теологическому анализу и экспертизе для выявления потенциально опасных групп, а также для разработки превентивных мер.

В-четвёртых, были созданы онлайн-патрули среди молодежи для мониторинга социальных сетей на предмет выявления экстремистских и террористических материалов.

- Какие экстремистские группировки сейчас наиболее активны в Кыргызстане? Какие цели они преследует?

- В кыргызстанском сегменте Интернета и социальных сетей наиболее активны так называемые такфиристы - джихадисты, которые через своих Интернет-имамов проводят вербовку молодёжи.

- В Сирии и Ираке правительственные войска завершают уничтожение террористических группировок. Означает ли это, что новоявленные джихадисты из Центральной Азии больше не будут уезжать за рубеж?

- Ответа нет. Пока неизвестно, куда делись те, кто остался в зоне боевых действий в Сирии и Ираке, и в какой стране они могут вновь появиться. Этот вопрос особенно актуален для экспертов. Как показали события последних лет, террористические группы в настоящее время приняли статус «частных армий». Это своего рода бизнес. Естественно спрос на эти услуги может возникнуть и в других регионах.

Отмечу, что те, кто успел вернуться на родину, уже взяты на учёт правоохранительными органами. Все они признают свою вину по статьям «Наемничество» и «Вербовка» УК КР.

- Что нужно делать, чтобы подобный массовый отъезд в зоны боевых действий больше не повторился?

- Во-первых, нужно повышать образование и потенциал религиозных деятелей, имамов, религиозных лидеров, казыев.

Второе, необходимо уделить внимание образовательному уровню правоохранительных органов в вопросах религии.

В-третьих, следует заниматься профилактикой среди школьников и студентов;

Евгений Погребняк (Джалал-Абад)

Поделиться: