На совещании по развитию Астаны президент РК Нурсултан Назарбаев поручил городским властям навести порядок с названиями столичных улиц, которые, по его мнению, «запутывают людей». Лучше присваивать улицам порядковые номера, чем называть их «в честь людей, не имеющих отношения к Астане», считает глава государства.

Кажется, президент снял эту мысль с языка астанчан, которые, благодаря царящий в столице последние года-два «ономастической чехарде», чувствуют приступы «топографического кретинизма» при передвижении по городу.

Напомним диалог, состоявшийся в ходе совещания между президентом и заместителем столичного градоначальника Ермеком Аманшаевым.

«Мухамедханов - кто это?» - поинтересовался Назарбаев. Именем Каиыма Мухамедханова назван участок улицы Сарайшык, расположенной на левом берегу столицы.

«Он основоположник абаеведения, один из известных академиков», - уточнил Ермек Аманшаев. Кому как не бывшему научного редактору Казахской советской энциклопедии и ответсекретарю литературного журнала «Жалын» знать такие тонкости. Однако президента ответ эрудированного замакима не удовлетворил:

«Абаеведение, ауезовведение, еще какое-то ведение... им всем будешь давать улицы Астаны? Какое он имеет отношение к Астане?», - скептически отозвался Назарбаев и поручил городским властям навести порядок в столичной ономастике. «Конечно, ничего хорошего нет в том, чтобы менять снова улицы и путать людей. Но наведите порядок. Я еще раз говорю, назовите номером улицу, и все», - распорядился президент.

Что же, вероятно, присвоение улицам порядковых номеров способно снять проблему влияния идеологической конъюнктуры на ономастический облик не только столицы, но и других казахстанских городов и населенных пунктов.

Как написал в своем аккаунте на Фейсбуке известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев, «цифровые названия улиц снимают проблему фиксации быстро устаревающих идеологем».

Казахстан с этой проблемой знаком не понаслышке. Масштабная волна переименований захлестнула республику в начале 90-х годов в рамках кампании по «десоветизации» и «декоммунизации» и возвращения городам и географическим объектам исконных названий. Имена революционеров, пролетарских писателей, советских партийных деятелей, коммунистические идеологемы, увековеченные в названиях казахстанских городов и улиц, были срочно списаны в утиль и заменены на национально ориентированные названия.

В тогдашней столице Алматы проспект Коммунистический был переименован в честь исторического деятеля эпохи Казахского ханства Абылай хана, проспект Ленина – в Достык (Дружба), улица Горького – в Жибек жолы, Карла Маркса и Кунаева.

Показательна судьба трех алматинских улиц, носивших имена трех революционеров – Кирова, Виноградова и Калинина – получивших в результате кампании по «десоветизации» имена трех батыров – Богенбай батыра, Карасай батыра и Кабанбай батыра. Таким образом, на смену «героям былых времен» пришли «батыры других эпох».

Переименованы были не только улицы, но и казахстанские города: Целиноград в Акмолу, Джамбул в Тараз, Гурьев в Атырау, Шевченко в Актау. Были переосмыслены названия таких городов, как Алма-Ата (переименован в Алматы) и Семипалатинск (Семей). Не раз также поднимался вопрос о переименовании городов на северо-востоке Казахстана – Петропавловска в Кызылжар и Павлодара в Кереку, однако местная общественность выступала против этого.

Впрочем, это закрепление в ономастике национального колорита, истории и якорных идеологем молодого суверенного государства – героического прошлого, эпохи батыров и биев, исторических названий периода расцвета Великого Шелкового пути – было, безусловно, целесообразным и идеологически продуманным шагом.

Однако со временем улицам казахстанских городов начали присваиваться имена генералов МВД, академиков и заслуженных профессоров, журналистов и писателей, государственных деятелей местного масштаба, мало знакомых широкой общественности.

Сложилось мнение – и небезосновательное – что за этим «ономастическим зудом» стоят, с одной стороны, амбиции родственников увековеченных таким образом деятелей, с другой – «бизнес-интересы» членов ономастических комиссий, принимающих решение о присвоении улицам новых названий.

Эту волну вторичных переименований удалось приостановить благодаря объявленному в 2007-м году пятилетнему мораторию на проведение ономастических процедур. В 2012 году он вроде бы был продлен еще на пять лет, однако принятие в 2013 году закона по вопросам ономастики прервало действие моратория.

В законе были введены ограничения относительно частоты переименований – теперь присваивать улице новое название нельзя раньше, чем через десять лет со дня предыдущего наименования. Кроме того, разработчики закона указали в документе на то, что «решения об изменении наименования должны быть взвешенными и проверенными временем, а не ситуативными изменениями расклада региональных властей».

Отметим, что и во время моратория в исключительных, как правило, продиктованных идеологической конъюнктурой случаях допускалось переименование улиц.

Яркий пример этого – столичный проспект Манаса. В 2009 году в Астане появилась площадь Независимости, в центре которой возвысился монумент «Қазақ елі», а проспект Манаса одной из своих сторон в нее «уперся». Отметим, что архитектурный ансамбль, объединяющий монумент «Қазақ елі», Дворец Независимости, Пирамиду и Национальный исторический музей считается главной площадью страны – сегодня здесь проходят военные парады и другие масштабные мероприятия. Тогда городские власти решили, что допустить «смежность» площади, символизирующей независимость Казахстана, и проспекта, названного в честь кыргызского легендарного батыра, было бы «политически неверным шагом» и присвоили проспекту новое название – Тәуелсіздік (Независимость).

Похожая коллизия произошла с улицей Орынбор – одной из центральных в Астане, на которой расположен Дом министерств и с которой открывается вид на Акорду – резиденцию президента РК. Улица эта получила название в честь Оренбурга - первой столицы Казахской автономной республики. В 2016 году улица была переименована в Мәңгілік Ел (Вечная страна) – в честь идеологического концепта, продвигавшегося на тот момент как национальная идея. Благо одноименная триумфальная арка венчает один из участков этой улицы. Также переименованию подвергся примыкавший к улице Орынбор проспект Хусейн бен Талала, он получил название другой громкой идеологемы того периода – Ұлы Дала (Великая степь). Это выглядело с точки зрения городских властей вполне логичным – опять-таки «смежность» улицы, символизирующей «вечную казахскую государственность», и проспекта имени некоего иорданского короля, выглядит «идеологически невыверенной».

Проблема заключается в том, что в связи с периодической сменой идеологического актива страны и отсутствием преемственности, идеологемы в Казахстане имеют свойство быстро девальвироваться. Соответственно, и озаглавленные ими названия улиц и проспектов вскоре становятся неактуальными, «режут слух» и «колют глаза». Так концепты «Мәңгілік Ел» и «Ұлы Дала» в официальной риторике успели смениться идеологемами «Рухани жаңғыру» («Духовное возрождение») и «Туған жер» («Малая родина»), однако еще одного переименования столичные жители не выдержат.

Надо отметить, что после отмены моратория Астану захлестнул шквал переименований, и этот факт, как показало совещание по развитию столицы, не остался незамеченным для президента.

В названиях столичных улиц в течение последних двух лет были увековечены имена таких деятелей, как Кенен Азербаев (бывшая улица 23-31), Темирбек Жургенов (А19), Сакен Жунусов (ул. Ивана Панфилова), а также Нияз би, Нурпеис Байганин, Султанбек Кожанов, Каиым Мухамедханов (по которому и высказался глава государства), Никола Тесла, Рабига Есимжанова, Саттар Ерубаев и даже правительница Казанского ханства Ханшайым Суинбике.

Также столичным улицам были присвоены имена Букарбай батыра (бывшая Турар Рыскулова), Аспандияра Кенжина (бывший переулок Нургисы Тлендиева), Ракымжана Дуйсенбаева (бывшая Жеруйык), Узбекали Жанибека (улица № 142), Узак батыра (№ 209), Жаменке абыза (№ 203), Жантай батыра (№ 59), Зеина Шашкина (№ Е-487), Амины Умурзаковой (№ Е-107), Ильяса Омарова (№ 200) и Шаймердена Косшыгулулы (№188).

Все эти, безусловно, уважаемые политические и общественные деятели, писатели, журналисты, ученые, артисты и батыры, скорее всего, подпадают под категорию людей, по определению президента, «не имеющих отношения к Астане», а в случае с Николой Тесла и Ханшайым Суинбике – и к Казахстану.

Очевидно, что процесс присвоения этим улицам порядковых номеров будет несложным – как правило, они их уже носили изначально. Не исключено также, что идея «нумерования» улиц все-таки придется столичным властям по душе. Во всяком случае, это позволит им избежать неловкости при очередной смене идеологического вектора, а также сопутствующих ономастическим процедурам материальных и организационных затрат.

Жанар Тулидинова (Астана)

 

Поделиться: