Одним из знаковых событий последних дней стал визит президента России Владимира Путина в Турцию. Стоит отметить, что это первый зарубежный визит Владимира Путина после переизбрание на новый президентский срок. Данный фактор сам по себе уже говорит о том, что Россия в своей политике будет выстраивать крепкие отношения в первую очередь с ближайшими государствами.

Москва, Анкара и Тегеран договорились "противостоять всем попыткам сконструировать новую реальность под предлогом борьбы с терроризмом" (привет США с их военным присутствием в центральной Сирии), "выразили готовность вместе противостоять попыткам сепаратизма, подрывающего суверенитет и территориальную целостность Сирии, а также национальную безопасность сопредельных стран" (привет сирийским курдам, которых поддерживают США). Ну и, конечно, заявили о необходимости межсирийского диалога.

Встреча глав этих трех государств не могла оставить без внимания и Азербайджан, и в целом страны Южного Кавказа, так как сближение этих стран может внести существенные изменения в региональную геополитику.

Комментируя встречу, политический обозреватель Аббас Джума, сказал, что Астанинский формат, при всех «но», - единственный формат, в рамках которого есть хоть какое-то движение вперед.

«Яркий пример - Конгресс сирийского нацдиалога в Сочи. Все остальное - это либо возня на одном месте, либо вообще движение назад. При этом, если по российско-иранскому диалогу все так или иначе понятно, то с Турцией дело обстоит куда сложнее. На фоне сирийского конфликта мы видим годы весьма эклектичного и непоследовательного взаимодействия Москвы и Анкары: от бойкота Турции после сбитого Су-24 до «друга Эрдогана» и зон деэскалации.

То Москва настаивает на том, что Анкара «крышует» боевиков в Сирии, то упорно не замечает этого факта. Даже когда от рук протурецкой группировки «Джейш ан-Наср» (зафиксирован факт их участия в турецкой операции «Оливковая ветвь» против курдов на севере Сирии) в очередной раз погибает российский военнослужащий. Мне представляется, что отсутствие единой позиции по Сирии тормозит и реализацию амбициозных проектов в рамках двустороннего сотрудничества между Турцией и Россией», - считает эксперт.

По словам эксперта, данному тезису можно возразить, так как присутствует сотрудничество в рамках «Астаны» и стремление обеих стран к обеспечению суверенитета и целостности Сирии.

«Ну во-первых, очевидно, что мы по-разному понимаем слово «целостность». Для Эрдогана это прежде всего ликвидация курдской угрозы. Для России - это реализация сценария, в котором сирийцы сами решают свою судьбу. В таком случае, Турции просто нет места в Сирии. Сирийцы (кроме боевиков, которых турки задействуют в своих операциях) считают ее страной-оккупантом. И, в таком случае, в Сирии должны остаться только Россия и Иран. Ну а астанинский формат для Эрдогана - это очень выгодное предприятие», - считает аналитик.

Джума также добавил, что таким образом Турция получила рычаг влияния на Москву (так как Россия очень дорожит форматом, как важнейшим аргументом своей миротворческой деятельности в Сирии) и на США.

«Похожим образом дело обстоит и с поставкой С-400. Пока не понятно, действительно ли Эрдоган хочет купить эти комплексы или ему нужно позлить Вашингтон и набить себе цену. С другой стороны, России на данный момент выгодно такое развитие ситуации. Вбить клин между первой и второй армиями НАТО - это прекрасно. В целом все это напоминает мне вынужденный союз. Но дающий какой-то результат. При этом, когда появляется возможность гнуть свою линию - она гнется», - сказал он.

Аналитик также добавил, что Эрдоган всегда даёт понять России, что он в любую минуту может все свернуть (вспомните инцидент с протурецкой оппозицией в сочинском аэропорту во время Конгресса сирийского нацдиалога, или протурецкую креатуру в Латакии, нарушающую режим прекращения огня, или атаку на Хмеймим).

«Но политика - искусство возможного. И Россия пользуются тем, что имеет. В Сирии надо довести дело до логического конца. Это принципиальный вопрос. У нас сегодня есть Идлиб и несметное количество свезенных туда террористов. Это зона ответственности Турции, которая на границе. И есть север Сирии и намерение турков продолжать воевать с курдами. И в этой каше Россия будет добиваться своего, а Турция своего», - резюмировал он.

О Южном Кавказе и «новом треугольнике»

Политолог Тофиг Аббасов, говоря о сотрудничестве Москвы, Тегерана и Анкары, сказал, что союз этих трех государств может стать серьезным фактором в глобальной геополитике, если Турция, Россия и Иран смогут довести до логического завершения сирийскую проблему.

По его словам, в этом формате имеются разногласия, которые несколько затрудняют реализацию поставленных целей.

«Главное из них касается послевоенного обустройства израненной страны, расстановки зон влияния и прочие. Однако если стороны, невзирая на некоторые противоречия, смогут сообща поставить точку в боевых действиях, то тогда перед ними может открыться ровная гладь определенности, чтобы нарастить успех.

Проблема в том, что остатки боевиков все еще контролируют до 5% территории Сирии, и пока они имеют возможность влиять на процессы, говорить об окончательной победе коалиции трех преждевременно. К тому же фактор сирийских курдов, с помощью которых США проводят свой зондаж положения, тоже заставляет считаться с собой. К слову, Вашингтон, держа свои военные подразделения в Сирии, тоже ведь своего последнего слова не сказал», - отметил эксперт.

Аббасов также добавил, что Западу важно разрушить Астанинский процесс и оживить Женевский формат, а далее повернуть дело в русло уничтожения власти Асада и раздробления страны.

«Если тройка сможет предотвратить американские цели, то тогда можно будет сказать, что Москва-Анкара-Тегеран совместно смогли перебороть план разрушения Сирии», - отметил аналитик.

Говоря о сближении этих государств, эксперт сказал, что все будет зависеть от того, насколько Россия, Турция и Иран отработают согласованность.

«Если это им удастся по максимуму, то тогда они и в самом деле смогут превратиться в серьезный фактор. В контексте карабахского урегулирования все они заинтересованы в том, чтобы в зоне конфликта не вспыхнула бы новая масштабная военная кампания. Но есть силы, которые в этом заинтересованы, например западные страны», - добавил он.

Аббасов полагает, что в этих условиях ни Москва, ни Тегеран, ни Анкара не заинтересованы в новой военной эскалации.

«Им важнее вывести карабахский конфликт из переговорной стагнации, чтобы определить перспективу разрешения кризиса. Думаю, что в случае их общего успеха на сирийском направлении откроются возможности для переключения внимания на Карабах, чтобы сперва купировать военно-политическое состояние, а далее найти разумный алгоритм», - резюмировал он.

В свою очередь, политолог Эльхан Шаиноглы говоря  о встрече Владимира Путина и Раджаба Тайиба Эрдогана, сказал, что если обратить внимание на заявление президента Турции, то он высказал интересную мысль: «Турция и Россия будут и дальше сотрудничать для сохранения мира и стабильности в регионе», - то есть президент Турции хотел сказать, что сотрудничество Турции и России также распространялось и на другие регионы.

«Сегодня формат Турция, Россия и Иран превращаются в силу. Как известно Азербайджан граничит со всеми тремя государствами и с этой точки зрения официальный Баку надеется на то, что эти страны смогут внести свой вклад в урегулирование карабахского конфликта», - считает эксперт.

По его словам, МГ ОБСЕ все ровно не может решить данный конфликт, а с другой стороны, тот факт, что Турция и Иран остались за бортом урегулирования конфликта серьезно их напрягает.

«Поэтому формат Россия, Турция, Иран в будущем могут сыграть стабилизирующею роль на Южном Кавказе, но для этого должны способствовать два  условия: 1) Конфликт в Сирии должен быть решен и ситуация там должны выйти на уровень продолжительный мир. Только после этого страны могут проявить заинтересованность в урегулировании карабахского конфликта. 2) Россия должна дать согласие на то, чтобы Турция и Иран участвовали в переговорном процессе, так как армянская сторона не будет согласна участию Турции», - резюмировал он.

Ниджат Гаджиев (Баку)

Поделиться: