Ситуация в казахстанском банковском секторе настолько напряжена, что даже, казалось бы, дежурное отчетное мероприятие - совещание по итогам деятельности Национального Банка за 2017 год, прошедшее в среду, – не обошлось без громких заявлений с политическим подтекстом. На этот раз президент Назарбаев назвал «ужасной» работу трех финансовых организаций - «ЭксимБанка», «Банка Астаны» и Qazaq Banki и потребовал от его акционеров вернуть средства. Означается ли это, что президент выписал банкам, их владельцам и стоящим за ними высокопоставленным чиновникам «волчий билет»? И кого имел в виду Назарбаев, когда потребовал «прекратить нажим на Национальный Банк»?

Ситуация с Qazaq Banki во многом идентична той, что сложилась в ноябре прошлого года вокруг другого проблемного казахстанского банка - RBK. Тогда известный казахстанский политолог Данияр Ашимбаев в интервью ИАЦ отметил, что «концентрация VIP-персон в RBK парализовала управленческую волю финансового руководства страны».

Президенту не в первой поддерживать бюрократию в закулисной схватке между нею и олигархией – финансовой и бизнес-элитой. Пикантная деталь заключается в том, что зачастую их трудно отделить друг от друга. Так, среди акционеров Qazaq Banki числится Бахыт Ибрагим – зять действующего премьер-министра Бакытжана Сагинтаева.

Пакет акций банка принадлежит также Динмухамету Идрисову, списочнику Forbes.kz, занимающему 20 позицию в рейтинге богатейших и 19-ю в топе влиятельных бизнесменов страны, а также известному своими родственными связями со спикером Мажилиса Нурланом Нигматулиным. Помимо этого Идрисов является акционером банка RBK. До недавнего времени среди акционеров Qazaq Banki фигурировал также сын Нурлана Зайруллаевича Нурхан Нурланов.

Любопытно, что недавние публичные диалоги между спикером нижней палаты парламента и председателем Нацбанка РК Данияром Акишевым были построены в неприязненной тональности. К примеру, 11 апреля, во время презентации проекта закона «О валютном регулировании и валютном контроле» Нигматулин отчитал главу финансового регулятора за отсутствие конкретики в выступлении и «лекционную» манеру подачи. Складывается впечатление, что эти «придирки» являются отголосками напряженных отношений между спикером и главой Нацбанка в другой плоскости.

Что касается «ЭксимБанка» и «Банка Астаны», то за этими финансовыми организациями стоит фигура Александра Клебанова, владеющего 31% акций АО «Центрально-Азиатская топливно-энергетическая компания», которой в свою очередь принадлежит 23,83%-ный пакет акций «ЭксимБанка». Помимо этого, Клебанов является членом совета директоров «Банка Астаны».

Примечательно, что крупнейший акционер «Банка Астаны» Олжас Тохтаров в 2005-2006 гг. работал исполнительным директором в АО «Центрально-Азиатская топливно-энергетическая компания», той самой, треть акций которой принадлежит Клебанову.

Ключевым сегодня, пожалуй, является вопрос, какие оргвыводы будут сделаны на основе эскапад президента относительно «ужасного» менеджмента трех вышеуказанных банков. Разумеется, речь идет, прежде всего, о политических последствиях для действующего премьера Сагинтаева.

Любопытно, что 19 апреля Общественный фонд «Стратегия» опубликовал результаты экспертного опроса по оценке работы Кабмина во главе с Бакытжаном Сагинтаевым с говорящим названием «Слабо сильное правительство Сагинтаева». Опрос этот проводится в четвертый раз – прежде, в ноябре 2007 года, аналогичным образом оценивалась деятельность правительства Карима Масимова, в сентябре 2014 года – Кабмина под руководством Серика Ахметова, в марте 2016-го – правительство Масимова 2.0.

По результатам исследования ОФ «Стратегия», средняя оценка работы правительства Бакытжана Сагинтаева со стороны экспертов составила 2,33 балла по пятибалльной шкале. Иными словами, опрошенные эксперты поставили команде действующего премьера «неуд».

Участники опроса охарактеризовали правительство во главе Сагинтаева как «компромиссное» - в то время как Кабмины во главе с предшественниками Бакытжана Абдировича – Масимовым и Ахметовым – удостоились эпитетов «реформаторский» и «технический».

42,1% опрошенных экспертов, оценивая личность премьера, посчитали, что Сагинтаев справляется с возложенными на него обязанностями, отметив его настойчивость, исполнение поставленных стратегических задач прошлых правительств, непричастность к коррупционным историям, информационную открытость и равноудаленность ото всех групп влияния.

Однако большинство участников опроса (57,9%) высказались критически относительно способности Сагинатева справляться с возложенной на него работой. Среди аргументов против – остаточный подход к социальной сфере и отсутствие собственной повестки и решительности. Сагинтаеву также было поставлено на вид то, что он профессиональный чиновник, но отнюдь не политик, а также то, что правительство под его руководством так и не стало коллегиальным органом.

Помимо этого, 60% опрошенных экспертов полагают, что в период премьерства Сагинтаева «в Казахстане реализуется корпоративная экономическая стратегия, полагающая целью эгоистические интересы властвующего социального слоя (корпорации) за счет снижения уровня жизни граждан».

Оценивая работу Кабинета министров Бакытжана Сагинтаева, эксперты отметили сравнительно высокую оперативность (2,55 балла) и прагматизм (2,53) правительства в процессе принятия решений с одной стороны, и низкую ответственность (всего 1,9 балла) – с другой. Однако, как видно из оценок, ни одна из позитивных характеристик не набрала более трех баллов.

По итогам исследования, проведенного ОФ «Стратегия», основными недостатками действующего правительства были признаны: «безынициативность, несамостоятельность и зависимость от Администрации президента, слабая ответственность в работе данного состава правительства и отсутствие весомых экономических результатов, что является следствием, прежде всего, отсутствия четкой собственной правительственной программы экономического развития страны и выражается в падении реальных доходов населения».

Случайно ли, что столь разгромная оценка деятельности Кабмина Сагинтаева появилась на следующий день после нелицеприятных высказываний президента в адрес Qazaq Banki, за которым отчетливо прорисовывается интересы действующего премьера? И означает ли вся эта совокупность обстоятельств, что дни премьерства Сагинтаева сочтены?

Вероятно, не стоит торопить события. Ведь предыдущие жесткие заявления президента относительно банка RBK, когда глава государства связал проблемы финансовой организации с «воровством со стороны акционеров», так и остались без серьезных последствий…

Жанар Тулиндинова

Поделиться: