Народные гуляния по случаю отставки премьер-министра Армении Сержа Саргсяна рано или поздно закончатся. Начнутся суровые будни армянской политики – кулуарный торг вокруг новой конфигурации власти, межпартийные сделки, громкие заявления – непременные атрибуты постсоветской действительности. Главное, однако, в другом - кровь не пролилась, отставка премьера ознаменовала успех мирных протестов. Для армянского общества и политического класса это огромный плюс.

Российские эксперты внимательно следили за развитием событий в дружественной Армении. В очередной раз стало очевидно, что количество специалистов по стране резко возрастает в «минуты роковые». Последний раз такой мощный выброс «интеллектуальных идей» был в период «Электромайдана». На этот раз название местным протестам придумать не успели, а потому пользовались клишированными определениями – «бархатная революция», «спецоперация Запада». Подобными штампами грешили не только российские авторы, но и азербайджанские эксперты, которые, понятное дело, рассматривали данную ситуацию через иную оптику.

Сразу же возникает вопрос: является ли Серж Саргсян единственным гарантом сохранения дружественных отношений между Россией и Арменией? Кто вручил ему подобный мандат? Да и не является ли подобная персонификация двусторонних отношений крайне опасной с точки зрения искусственного сужения поля для диалога между Москвой и Ереваном?

Нечто подобное мы наблюдали на рубеже 2013-2014 гг., в ходе украинских событий, когда фигура Виктора Януковича превращалась в единственного гаранта сохранения пророссийского вектора в украинской политике. Именно это обстоятельство в значительной мере и сузило возможности для маневра Кремля в момент начавшихся акций протеста. И да – в отечественном экспертном поле существовал достаточно мощный пул лоббистов лидера «регионалов», которые указывали, рекомендовали, создавали аналитические записки, в которых Виктор Федорович выдавался за надежного и верного союзника Москвы. Сейчас эти люди в депутатских и прочих чинах и званиях – едва ли с охотой вспоминают свои экспертные экзерсисы на ниве российско-украинских отношений. Другой вопрос, чему вся эта история их научила?

Сравните реакция Марии Захаровой, «народ Армении — великий народ, который имеет силу даже в самые сложные моменты своей истории не разъединяться и сохранять уважение друг к другу несмотря на категорические разногласия». Разумная оценка, единственно правильные слова, произнесенные официальным лицом российской дипломатии.

Обратный пример – реакция некоторых известных политологов, «сейчас самое время России определить, в чем же состоят ее интересы в Армении? И пересмотреть российскую политику в соответствии с фундаментальными российскими интересами».

А до ухода Сержа Саргсяна эта политика строилась на интуиции, без учета российских интересов? И вот теперь вдруг настал момент заявить, с кем вы, мастера культуры? А как же база в Гюмри, ЕАЭС, ОДКБ, многое другое, что связывает Россию и Армению?

Искусственно привязывая все происходящее на постсоветском пространстве к козням Запада, мы надеваем на глаза черную повязку, сужаем горизонт планирования отношений, в которых должно быть место для диалога с и властью и оппозицией. Нужно понимать, в некоторых случаях чувствовать страновую специфику, особенно, если речь идет о таком сложном регионе как Южный Кавказ.

Воистину, не сотвори себе Майдан.

Екатерина Шишкина

Поделиться: