Последние события в Ереване наглядно продемонстрировали продолжение тенденции, которая в свое время рельефно проявлялась на Украине, в Грузии, в Молдове. Российских специалистов по стране, по региону крайне мало, это фактически штучный товар. Особенно, если отталкиваться от засилья говорящих голов, оккупировавших многочисленные ток-шоу и создававших очень своеобразную «экспертную картину», далекую от армянских реалий. Не удивлюсь, если биографии протестных лидеров изучались диванными знатоками «с колес» по «Википедии», а новости с ереванских улиц узнавались не от очевидцев, а из газетных дайджестов.

По гамбургскому счету только один российский эксперт высокого уровня – Сергей Маркедонов не только продемонстрировал глубокое знание материальной части тех событий, о которых писал в своих статьях, понимание логики тех политических персонажей, которых выкинули на поверхность события уличной революции, но и смог «пробиться» в ньюсмейкеры. По крайней мере, если брать уровень цитируемости в ключевых российских СМИ.

Честные и оперативные материалы из самой гущи протеста направлял московским изданиям известный армянский журналист Айк Халатян, тем более, что проработав несколько лет в Москве, он остается своим для местной журналистской тусовки.

Для многих других аналитиков максимум достижений в деле познания «бунта – бессмысленного и беспощадного» ограничился стандартным набором фраз про заговор, тутовую революцию, абрикосовый бунт, методички, самое большое американское посольство и Майдан (куда же без него). Черно-белая, без каких-либо цветовых вкраплений картина ереванских событий доминировала и в социальных сетях, и в значительной части ТВ-репортажей.

К сожалению, знатоки армянской темы допускали не только традиционные для таких случаев упрощения, но и фактические ошибки, которые мгновенно разбредались по Сети. На самом деле премьер Карен Карапетян, Самвел Карапетян и депутат Карен Карапетян – это как минимум три разных человека, из которых в родственных отношениях находятся только миллиардер и депутат, но никак не премьер.

Особенно пристальное внимание было уделено истории взлета и падения «карабахского клана». Чего только не довелось прочитать о тайных механизмах армянской «клановой политики».

Вот, что по этому поводу отметил на свое странице в ФБ Сергей Маркедонов, «место Оганяна, который из Карабаха пришел Викен Саркисян, который не оттуда, он - ереванец. Есть министр Армен Геворгян, ереванец, учился в Оренбурге (привет оренбургскому клану!), есть министр Давид Арутюнян, тоже ереванец. Карен Карапетян, которого у нас причисляют к "клану". Но он родился в Степанакерте, а в школу пошел в Ереване. Потом карьеру делал там же в Госплане, потом был связан с Газпромом. Тогда уж газпромовский клан. Ребята, Кавказ (и Северный, и Южный) не фольклорная зона, не этнографический заповедник. Там кланы, а у нас прямо "цивилизация"! Это все не так. Сложнее. И живут там люди сегодня, не как во времена Лермонтова, Толстого и Бестужева-Марлинского. Хотя этих авторов там сильно любят. Учите мат. часть!»

Естественно, что российские госорганы ориентируются на экспертные оценки серьезных аналитиков. И влияют диванные эксперты только на состояние умов аудитории, далекой от постсоветских стран. Однако не может не возникнуть вопрос – а что там, дальше – после Сергея Маркедонова? Каким будет качество постсоветской экспертизы через 10-12 лет?

Андрей Карпов

Поделиться: