С 13 по 15 июня 2018 г. в Алматы пройдет Центрально-азиатский медиа-форум «Информационный образ Большой Евразии: роль медиа в формировании будущего Евразийского пространства».

К участию в форуме приглашены молодые журналисты и руководители авторитетных медиа Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана, Таджикистана и России, специализирующиеся на проблематике региона Большой Евразии.

Одним из гостей Форума стал известный казахстанский журналист Эдуард Полетаев. Редакция ИАЦ МГУ попросила поделиться его своим мнением об основных тенденциях развития казахстанской журналистки.

ИАЦ: Как вы оцениваете актуальные процессы развития казахстанских медиа? Что принципиально нового мы наблюдаем в последние 2-3 года?

Эдуард Полетаев: Здесь несколько тенденций, которые связаны с активностью государства в этой сфере. Был принят ряд инициатив на законодательном уровне, которые поставили под контроль государства тенденции, которые происходят в первую очередь в интернет журналистике.

В частности, самый известный пример - СМИ боятся включать комментарии пользователей, с целью, чтобы избежать возможной ответственности за резкие посты.

Есть ряд судебных исков, в частности от З. Какимжанова, к изданиям Ratel и Forbes, которые тоже влияют на настроения в казахстанской журналистике. На фоне этих сложных процессов продолжает развиваться блогерство, продолжают уходить очень многие творческие, социально активные  личности в Facebook, другие сети. Кардинально ситуация не изменилась, но, скажем так, определенная осторожность у активных пользователей соцсетей и журналистов появилась.

Есть еще и объективные факторы: продолжающееся сокращение пользователей традиционных СМИ, телевидения, печатных изданий в пользу интернет СМИ, соцсетей, мобильного интернета. То есть здесь очень сложно разделить, что сделано благодаря каким-то инициативам сверху, а что просто от объективных обстоятельств.

Помимо всего прочего, на мой взгляд, изменяются потребности населения в  получении определенного рода информации. Как бы там ни было, но некоторые вещи, касающиеся внутренней политики, утратили интерес среди пользователей, потому что глобальных и кардинальных изменений в этой сфере не происходило за это время. Все было спокойно. Не было выборов, например, не было каких-то там мощных информационных поводов. И, слава Богу, не было катастроф крупных, террористических актов и т.д.

Надо признать, что часто информационную повестку делают события, которые не происходят в Казахстане, а реализуются за его пределами. До сих пор у нас идут споры по поводу событий на Украине, хотя, сколько уже лет прошло. Больше интересуют вещи, которые происходят в России, Европе, США. То есть в информационном плане Казахстан не производит достаточно поводов внутри страны. Их не так много. Ну и страна наша небольшая в плане населения. Так сложилось, что здесь к скандальным событиям очень трепетно и аккуратно относятся.

ИАЦ: На многих дискуссионных площадках по-прежнему обсуждается вопрос о равенстве между блогерами и журналистами. Ваша оценка этой темы.

Эдуард Полетаев: Это новый вызов журналистике. Журналистика XXI века связана с развитием мобильного интернета, в первую очередь, ну и самого Интернета в целом. Споров очень много - признавать блогинг отдельной профессией, либо же это просто вид, скажем так, какого-то творческого искусства. Надо признать, что некоторые блогеры по своему влиянию, по количеству пользователей часто превышают многие традиционные СМИ.

И в условиях того, что традиционные СМИ все-таки «закукливаются», вынуждены в силу ряда ограничений весьма аккуратно реагировать на те, или иные события, то блогинг выходит на первый план, поскольку контроля над ним как такового пока еще нет серьезного. Неслучайно термин «пост-правда» появился, когда эмоции преобладают над качественными факторами.И блогеры оседлали это направление и активно на нем действуют.

Более того, надо признать, что не только читатели кормят амбиции и желание работать блогеров, но и власти, которые начали уже их воспринимать как отдельную касту. То есть если раньше, организуя пресс-тур, пресс-конференцию или брифинг, обычно подбиралось столько-то телевизионщиков, столько печатных СМИ, сейчас во многих случаях блогинг как одна из разновидностей журналистики временами доминирует. Это такой показатель крутости мероприятия.

 Второй момент, что все-таки надо признать, что помимо власти и самих читателей еще и бизнес поощряет эту инициативу, поскольку договориться с блогером, который, как правило, «сам себе редакция», гораздо проще, чем это сделать с традиционными СМИ, где налоги, где бухгалтерия, и это реально дешевле. И в этом плане перспективы существования этого вида деятельности довольно существенны.

Другое дело, что сейчас в блогинг очень многие кинулись, там все-таки конкурентная среда достаточно большая. Я думаю, что со временем действительно этот формат персонифицированных СМИ будет доминировать.

Уже сейчас самый известный пример на постсоветском пространстве - Варламов, который из блога на «Живом Журнале» создал полноценное медиа. И это «фамильное СМИ», персонифицированное СМИ. Я думаю, что по этому пути пойдут некоторые казахстанские блогеры, но говорить о том, что их влияние будет слишком сильным и они вытеснят традиционные СМИ, я бы не стал.

Нужно еще учитывать один факт. Раз мы говорим не только о казахстанской, но и евразийской журналистике, то нужно задать вопрос, а что общего и в чем разница? Ведь не секрет, что на постсоветском пространстве далеко не во всех странах блогинг развивается активно. В Центральной Азии может быть есть известные блогеры в Казахстане, Кыргызстане, но опять-таки их аудитория находится внутри страны, а влияния на аудиторию Российской Федерации фактически нет, а если и есть, то оно минимальное.

Напротив, ряд российских блогеров известны в той же Центральной Азии. Более того, их даже приглашают сюда и активно «отчитываются», что такому-то блогеру понравилась Астана, например. К 20-летию столицы были такие публикации на очень популярных интернет-ресурсах Казахстана.

Согласитесь, интернет в принципе в определенной степени во всех странах мира присутствует, но ту значимость, которую он имеет в Туркменистане, невозможно даже с Казахстаном сравнить, не говоря уже о ряде других стран. Куда это дальше пойдет очень сложно прогнозировать, потому что многое еще зависит и от политических факторов, от того, какую политику будет в этой области вести государство.

 Вот уже несколько лет говорят о «балканизации интернета», что каждая страна будет стараться защищать свой контент и ограничивать чужой. Такие общие вещи, которые были бы понятны и восприняты правильно читателями этих блогов на евразийском пространстве, нужно сохранять. Вопрос достаточно дискуссионный, и много на эту тему думать можно и дискутировать.

Центрально-азиатский медиафорум как раз такую возможность и представляет.

Поделиться: