Русские в Казахстане и Кыргызстане находятся на распутье, а на путевом камне, как в сказках, написана их судьба, в зависимости от выбранного направления дальнейшего движения: направо пойдёшь…и т.д.

        Эмиграция 90-х годов «вымыла» всех, кто не принял резкие перемены всего общественного уклада жизни, не увидел для себя перспектив остаться в новых независимых государствах. Массовый выезд в то время верно было бы связать с процессом разделения: раздел советского наследства, размежевание границ, разделение единого социума на этно-национальные группы. Тем более, что межэтнические столкновения и применение насилия по национальному признаку на окраинах Советского Союза коснулось и Кыргызстана в 1990 году во время трагических событий на юге страны. А разделяться – значит, разъезжаться, вот и двинулись русские из Центральной Азии на историческую Родину.

        Те, кто остался в Казахстане и Кыргызстане рассчитывали уже не на разделение по этническому признаку, которое может пройти через все сферы социальной жизни, а на естественное принятие их как «своих», как органическую часть социума. Действительно, живя в Казахстане или Кыргызстане уже в третьем и более поколении, русские испытывали себя неотделимой и неразделённой частью русского народа, но с азиатскими культурными традициями. Абсолютно естественным стало ходить в гости и принимать у себя дома друзей - казахов или кыргызов. Праздновались вместе, по-соседски праздники, включая Наурыз-Нооруз, Рождество и мусульманские знаменательные дни. Многие русские легко овладели набором бытовых и общепринятых фраз на языках народов Центральной Азии.

        Русские в Центральной Азии и эмигрировавшие на историческую Родину тем не менее сохраняют некоторые центральноазиатские обычаи, особенности бытового уклада, своеобразие предпочтений в еде и т.п. И это естественно, т.к. жизнь проходит в ареале определённого культурного своеобразия, отличающего один регион от другого. И все жители данного региона неизбежно принимают на себя черты этого своеобразия.

        Поэтому ничего удивительного в том, что русские, приехавшие в Россию из Казахстана или Кыргызстана, имеют определённые отличия в менталитете, как сейчас принято говорить. Для населения российской глубинки они долгое время будут оставаться «казахами» и «кыргызами». И это так, ведь в рязанской деревеньке, вдали от областного центра приехавшие из Кыргызстана русские варят бешбармак на праздники, делают манты, стараются разнообразно использовать подаваемые к столу овощи и зелень. А в праздники поют песни своей прежней Родины. Это не просто образ, а зафиксированное в исследованиях явление.

        Наиболее точно это можно было определить как наследие земли, где они прожили большую часть жизни. Значит, есть не только этническое и национальное разделение, не только упор на своеобразие, но и наследование культурных традиций. Тем более, что в своё время это наследование происходило естественным образом через интернационализацию семей в Казахстане и Кыргызстане, где т.н. смешанные браки составляли более 30% в советское время.

        Русские Казахстана и Кыргызстана, несомненно, сохраняют национальную самобытность, но и культурное своеобразие в зависимости от региона проживания. Как граждане независимых Казахстана и Кыргызстана они хотели бы проведения в странах проживания политики включающего наследия. Это означает, что элита страны должна блокировать все попытки мифологизации своей истории, кстати, небезвредные для государственности казахов и кыргызов.

        Сама по себе процедура мифологизации заключается в разделении всей общественной и духовной жизни на 2 мира: «Мы» и «Другие/Иные», с последствиями в виде национального чванства и т.п. В этом разделении людей через все сферы жизни происходит и бытовое различение «своих» и «чужих». Результаты этого зависят от уровня и характера развития культуры того, кто мифологизирует мир. Ведь никто не оспаривает, что есть люди, для которых «своими» являются все представители человечества. Так мыслили Ч. Айтматов и М. Ауэзов. Но есть также и те, кто «чужих/иных» видит уже за окраиной своего села. От таких людей и культуры стараются уехать подальше.

        Насколько способны национальные элиты, находящиеся у власти в Казахстане и Кыргызстане выстроить политику включающего, а не исключающего наследия – вот вопрос на который ждут ответа русские. В зависимости от ответа на этот вызов сложится судьба не только русских, но и формат суверенной национальной государственности Казахстана и Кыргызстана.  

Сергей Масаулов,

Координатор экспертной платформы

«Большая Евразия»                

Поделиться: