По завершении международной конференции «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», посвященной методам урегулирования ситуации в Афганистане, узбекские власти объявили об установлении контактов с движением «Талибан» и твердом намерении сесть за стол переговоров. Было подчеркнуто, чтоУзбекистан продолжает усилия, направленные на содействие стабилизации ситуации в этой стране и ее социально-экономическому развитию.

В этой связи за прошедший период узбекской стороной была проведена серия консультативных встреч и переговоров с Правительством Афганистана, представителями США, КНР, России, стран-участниц Международной контактной группы, государств Евразийского региона, Южной Азии, Среднего и Ближнего Востока.

О том, насколько вероятно участие Талибан в переговорном процессе, какова роль Узбекистана в урегулировании ситуации в Афганистане, как скажется внеблоковый статус страны на помощи в обеспечении мира и безопасности - Эксперт Центра постсоветских исследований Института мировой экономики и международных отношений  имени Е. М. Примакова Российской академии наук, политолог Фархад Ибрагимов.

В Ташкенте недавно прошла международная конференция «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие». Каковы, по вашему мнению, практические результаты данного мероприятия?

Проведение подобного рода мероприятий способствует развитию диалога и детального погружения в данную проблематику. Узбекистан сегодня действительно является одним из передовых государств в регионе, и его не могут не касаться проблемы стран, с которым он граничит. Это и является одной из причин для проведения данной международной конференции. Примечательно, что за ней наблюдали в Москве, МИД России поддержал её проведение, а это, в свою очередь? лишь доказывает, что конференция получила огласку на международном уровне, что уже является признаком успеха. Важно лишь, чтобы всё то, что обсуждалось в ходе самой конференции, было реализовано на деле. Ситуация в Афганистане – достаточно сложная проблема, которая требует немало усилий для того, чтобы в конце прийти к какому-то консенсусу. Я надеюсь, что эта конференция будет иметь продолжение, и, самое главное, иметь эффективный результат.

Какова роль Узбекистана в урегулировании «афганской» проблемы?

Роль Узбекистана в решении этой проблемы на локальном уровне может быть огромной. Узбекистан в силу своего географического местоположения, политического веса и прочих факторов не может принять нейтральную сторону в этом вопросе. Ташкент в первую очередь будет направлять все свои силы на укрепление своих границ с Афганистаном и, более того, активно участвовать в обеспечении безопасности туркменско-афганской и таджикско-афганской границ. «Афганская» проблема сложна тем, что внутри самого Афганистана нет той силы, которая смогла бы взять ситуацию в свои руки и урегулировать её таким образом, чтобы обстановка стабилизировалась. Официальный Кабул достаточно слаб, и, по сути, не контролирует большую часть страны. Выходит, с кем тогда Ташкенту иметь дело для того, чтобы стать стороной урегулирования конфликта? Этот момент достаточно сложен, и в этом направлении я пока не вижу перспектив.

Назовите основные, на ваш взгляд, угрозы, которые влечет за собой нестабильная ситуация в Афганистане для стран Центральной Азии.

По сути, самая главная угроза – это распространение экстремизма и развитие сети террористических группировок, которые просто расшатают стабильный регион Центральной Азии. Надо отдать должное силовым ведомствам центральноазиатских республик - при наличии столь нестабильного соседа, как Афганистан, страны, которая считается одной из самых неблагоприятных на планете, ситуация в республиках Центральной Азии, и в том числе в Узбекистане, продолжает оставаться стабильной. Тем не менее, не стоит расслабляться, и нужно быть готовым к самым разным вариантам развития событий.

На днях МИД Узбекистана заявило о готовности организовать переговоры правительства Афганистана и движения Талибан на территории Узбекистана. Какова, на ваш взгляд, вероятность участия Талибан в переговорном процессе?

Талибан – достаточно сложный и непредсказуемый участник тех или иных процессов в Афганистане. Поэтому говорить о вероятности их присутствия на переговорном процессе по приглашению узбекской стороны представляется достаточно сложным. Ведь если мы вспомним последние события, то заметим, что Талибан совершенно неожиданно заявил о трёхдневном перемирии, приуроченном к празднику Ураза-байрам, а накануне отказался его продлевать. Складывается ощущение, что Талибан скорее хочет дойти до победного конца, осуществить полный контроль над всем Афганистаном и именно поэтому бросает подобного рода вызовы Кабулу. Быть может, Талибан и примет решение МИД Узбекистана принять участие в переговорном процессе, но вероятность этого не самая высокая.

Известно, что у Узбекистана – внеблоковый статус. Не является ли это преградой для помощи в стабилизации обстановки в Афганистане? Могут ли какие-либо интеграционные объединения сделать процесс урегулирования ситуации более эффективным?

Как показывает практика, интеграционные объединения не всегда являются залогом успеха в урегулировании тех или иных политических и военных конфликтов. Внеблоковый статус Узбекистана как раз может как-то смягчить обстановку между воинствующими сторонами. Тем самым Ташкент продемонстрирует, что не является сторонником того или иного альянса, у него независимая внешняя политика, основанная на собственных национальных интересах. Вопрос в том, насколько эффективно будут прорабатываться все нюансы в контексте стабилизации обстановки в Афганистане. На уступки не собирается идти ни Кабул, ни Талибан, и это лишь только усугубляет ситуацию. Узбекистан понять можно, ему важна собственная безопасность, а она отчасти будет гарантирована в том случае, если обстановка стабилизируется в Афганистане. К тому же, нужно не забывать ещё про Туркменистан, граница которого с афганской республикой слабо защищена.

Тем не менее, внеблоковый статус Узбекистана не может быть преградой для решения этого острого и сложного конфликта. Преградой является лишь нежелание идти на компромисс конфликтующие стороны, и, быть может, пути примирения попытается найти сам Ташкент, так как это - в его же интересах.

Анна Гриценко

 

Поделиться: