Новость о том, что Узбекистан первым среди стран Центральной Азии построит атомную электростанцию совместно с российским «Росатомом» была немного ревностно воспринята в Казахстане. Ведь это Казахстан в течение двадцати лет обсуждает строительство АЭС то совместно с россиянами, то с французами и японцами. Почему же Казахстан уступил лидерствов высокотехнологичной сфере атомной энергетики южному соседу?

Впервые намерение построить АЭС в Казахстане было обнародовано правительством в далеком 1998 году. С тех пор называлось три вероятные площадки для возведения АЭС:

- юг Казахстана, озеро Балхаш. Как неоднократно заявляли казахстанские чиновники, строительство Балхашской АЭС позволило бы решить проблему энергодефицита южных регионов республики.

- запад Казахстана, г. Актау, где с 1973 по 1999 годы на местном энергокомбинате действовал атомный реактор на быстрых нейтронах БН-350. Строительство АЭС в Мангистауской области тожерешило бы проблему энергодефицита на западе страны.

- г. Курчатов, Восточно-Казахстанская область. В пользу этой площадки говорит наличие атомного кластера в бывшем центре Семипалатинского ядерного полигона.

 

Особенности национальной энергосистемы

Чтобы оценить целесообразность строительства новых энерговырабатывающих мощностей на юге и западе Казахстана, необходимо вспомнить оспецифике энергосистемы республики, в которую входят три достаточно автономные подсистемы:

- северная и центральная, включающаяАкмолинскую, Восточно-Казахстанскую, Карагандинскую, Костанайскую и Павлодарскуюобласти. Это энергопрофицитные регионы, экспортирующие избыток электроэнергии в Россию;

- южная, в которую входят Алматинская, Жамбылская, Кызылординская и Туркестанскаяобласти. Этот регион имеет развитую связь с Кыргызстаном и Узбекистаном, откуда импортируются недостающие мощности.

- западная, объединяющая Актюбинскую, Атыраускую, Западно-Казахстанскую и Мангистаускую области, энергохозяйство которых связано с Россией.

Если в северном регионе Казахстана электроэнергия производится с избытком и экспортируется в Россию, то в западном Казахстане в связи с недостаточной генерацией энергомощности импортируются из РФ. По мнению экспертов отрасли, строительство АЭС на озере Балхаш или в Актау могло бы решить вопросэнергонезависимости республики.

На это, в частности, в интервью IQ-клубу указал председатель Казахстанской энергетической ассоциации Шаймерден Уразалинов:

«Вне зависимости от намерений Узбекистан построить АЭС – это их внутренние дела – у Казахстана, на мой взгляд, есть все предпосылки для развития атомной энергетики. Достаточно вспомнить, что Казахстан владеет пятой частью разведанных запасов урана в мире, а на Ульбинскомкомбинате в Восточно-Казахстанской области планируется запустить производство ядерного топлива для АЭС. Экономика республики будет развиваться с той или иной степенью интенсивности за счет несырьевых отраслей, агропромышленного комплекса, сельхозпереработки, соответственно, будет расти энергопотребление – это только вопрос времени. Электроэнергетика должна опережать темпы роста потребления, чтобы в любой момент обеспечить новые производства необходимымиэнергомощностями. Иными словами, для развития экономики нам нужно наличие постоянного профицита производства электроэнергии», - подчеркивает Уразалинов.

АЭС является хорошим подспорьем в достижении этой цели, считает председатель Казахстанской энергетической ассоциации.

«Что касается вопроса выбора площадки, то предпочтительнее было бы построить АЭС в Западном Казахстане. Сегодня этот регион импортирует электроэнергию из России, по сути, он не связан с единой энергосистемой республики. Мангистауская, Атырауская и Западно-Казахстанская области изолированы от других энергоподсистем Казахстана. Строительство АЭС в Актау, помимо решения проблемы недостатка генерации электроэнергии в западном регионе,позволило бы создать единую энергосистему страны. К тому же в обозримой перспективе энергохозяйство запада Казахстана можно было бы «завязать» с югом», - поясняет эксперт.

 

Предпосылки есть – мотивации нет

Разделяют ли чиновники энергетической отрасли оптимизм эксперта относительно роста энергопотребления в республике (сопряженного с ростом экономики) и осознание необходимости «завязать» энергомощности трех регионов республики в единую систему?

Судя по тому, что проект АЭС вот уже два десятилетия как откладывается в долгий ящик – несовсем. Недавно министр энергетики РК Канат Бозумбаев, отвечая на вопрос о перспективах строительства атомной станции в Казахстане, как и многие его предшественники, заявил, что «решение по строительству АЭС пока не принято».

Комментарии министр достаточно противоречивы. С одной стороны Бозумбаевпризнает, что у Казахстана есть все предпосылки для развития мирного атома и грех ими не воспользоваться.

«Мы страна, доминирующая на урановом рынке, занимаем на мировом рынке 40-процентную нишу. Мы обязаны просто создать вертикально интегрированную компанию, чтобы не торговать сырьем, не зависеть от конъюнктуры цен, а заниматься производством продукции конечных переделов. Я имею в виду топливные сборки для атомных станций. Если мы сможем обеспечивать этой продукцией другие страны, почему бы у себя ими не пользоваться?».

С другой стороны министр признает, что острой необходимости в новых энерговырабатывающихмощностях в Казахстане нет:

«Вы знаете, у нас сейчас профицит электрической энергии, даже зимой у нас 20-25% профицита. Это благодаря внедрению системы предельных тарифов, когда было восстановлено и введено более 5 тыс мГв. По балансу где-то к 2025-2026 году у нас появится небольшой дефицит, и нам нужны будут мощности. Если даже будет АЭС, она нужна будет в тот период», - поясняет глава Минэнерго.

 

Долгие выборы партнера

Примечательно, что за двадцать лет раздумий о целесообразности строительства АЭС на своей территории Казахстан, как капризная невеста, перебрал несколько потенциальных партнеров:

- российский «Росатом». Россияне готовы были построить АЭС и в Актау (с водяным блочнымэнергетическим реактором мощностью 300 мегаватт), и в Курчатове;

- японский. По сообщениям СМИ, Казахстан рассматривал ТЭО АЭС японской компании Toshiba. Переговоры с японской стороной велись в2014-2015 годах, в том числе во время визита японского премьера Синдзо Абэ в Казахстан в октябре 2015 года;

- в 2014 году о намерении принять участие в тендере по строительству АЭС в Казахстанезаявляла французская Areva. Надо отметить, чтоеще согласно договору от 2008 года Areva передала Казахстану технологии по производству ядерных топливных сборок для реакторов западного дизайна (о нем упоминал в своих комментариях министр Бозумбаев). В 2016 году Национальная атомная компания «Казатомпром», совместно с китайской CGN-URC, приступила к строительству завода по производству ТВС на базе Ульбинскогометаллургического завода. В связи с этим проектом казахстанская сторона поставила вопрос о строительстве АЭС западного дизайна.

 

А Запад против?

Некоторые эксперты высказывают мнение, что нерешительность Казахстана и затянувшиеся «смотрины» партнеров связаны с политической конъюнктурой. В частности, таким мнением в интервью «Вестнику Кавказа» поделился директор по культурным, научным и образовательным проектам Центра традиционных культур (г. Москва) Александр Собянин. По мнению эксперта, на Астану оказывается давление со стороны Запада, дабы не допустить Россию к казахстанской атомной энергетике. «Проект строительства АЭС в Западном Казахстане прошел все согласования и даже общественные слушания. Но затем подключился Запад. Было оказано политическое давление на президента Нурсултана Назарбаева, поступило предложение от французской Areva по строительству АЭС в Казахстане, которое не предполагало ее реализации. У них была единственная задача - не допустить «Росатом» к строительству станции», - считает эксперт.

Достаточно затруднительно сказать определенно, связана ли волокита с принятием решения о строительстве АЭС и определением партнера с «происками Запада» или элементарной нерасторопностью казахстанской стороны, однако контраст того, как продвигается проект в Казахстане, и молниеностью принятия решения в Узбекистане, безусловно, разителен.

 

Хозяйственный Мирзиёев

На это обращает внимание старший научный сотрудник ПИР-Центра, кандидат политических наук, профессор Академии военных наук Вадим Козюлин (Россия):

«В Узбекистане с советских времен добывали уран. Сегодня, когда в мире энергоресурсы стали острой проблемой, для Узбекистана настало время подойти к вопросу по-хозяйски. Надо отметить, что новый президент Узбекистана Шавкат Мерзиееввообще демонстрирует хозяйский подход во всех отраслях. Хозяйский подход и быстрые действия. Надо признать, это несколько необычно для атомной отрасли. Но тут можно предположить, что эта тема была давно проработана в «Росатоме» и предложена на блюдечке президенту Мерзиёевувлиятельными соотечественниками из Москвы», - поясняет эксперт.

Козюлин усматривает в происходящем и определенную политическую подоплеку, и фактор регионального соперничества Узбекистана с Казахстаном, однако считает, что их не следуетпреувеличивать.

«Сегодня в Узбекистане можно найти много проектов, не связанных с атомом, которые президент Мерзиёев энергично развивает без связи с политикой. Мирный атом сулит Ташкенту формирование новой отрасли, подготовку классных специалистов, появление параллельных дисциплин и производств, связанных с медициной, приборостроением», - подытоживает эксперт ПИР-центра.

 

Нуклеарофобия в действии

Пожалуй, еще одним препятствием к строительству АЭС является настроения нуклеарофобии в казахстанском обществе, которые объясняется историческими причинами: ведь на территории Казахстан размещался Семипалатинской испытательный полигон, нанесший огромный урон экологии и здоровью населения.

Даже представители отрасли демонстрируют соответствующие настроения. Так профессор кафедры ядерной физики, новых материалов и технологий Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева, доктор физико-математических наук Кайрат Кутербеков в интервью IQ-клубу высказал мнение, что из-за высоких экологических рисков строительство АЭС в Казахстане нецелесообразно – лучше сосредоточить усилия на ядерной медицине и других секторах, использующих атомные технологии.

В заключение хотелось бы отметить, что ситуация со строительством АЭС в Казахстане поразительно напоминает описанную в книге главного редактора журнала Petroleum Олега Червинского «Черная нефть Казахстана. Нефтяная история независимости» историю проекта интегрированного нефтехимического комплекса в Атырауской области, на который казахстанская сторона долго подыскивала инвестора. Планировалось, что это предприятие станет лидеров по производству полимеров на территории СНГ и «завалит» своей продукцией рынок Центральной Азии. В 2000-х годах было подписано множество различных меморандумов относительно этого проекта, разработаны предТЭО и ТЭО, в 2007году он вошел в число «прорывных проектов», реализуемых в рамках госпрограммы «30 корпоративных лидеров».

Однако самый большой на пространстве СНГ газохимический комплекс – Устюртский ГХК – в итоге был построен узбеками в 2016 году. Причем проект, признанный ведущим мировым агентством деловой информации «Томсон Рейтер» лучшим по итогам 2012 года в мировой нефтехимической промышленности, был реализован всего за четыре года и насытил рынок полимерной продукции в Центральной Азии, на который ранее претендовал Казахстан. 

Не хотелось бы, чтобы Казахстан и впредь уступал лидерство и рыночную нишу в высокотехнологичных отраслях своим соседям и конкурентам.

Жанар Тулиндинова

 

Поделиться: