Одним из настойчивых требований казахстанского общества после трагического убийства известного фигуриста, олимпийского чемпиона Дениса Тена стала реформа правоохранительной системы, а также отставка руководства МВД и Алматинского ДВД. Причем чаще всего в качестве ориентира для реформ называется широко распиаренный опыт Грузии, который в упрощенном виде можно представить в следующей схеме: уволить действующий состав силовых структур - и набрать новый.

Возможно ли это в казахстанских реалиях, где правоохранительные органы тесно переплетены с политической, управленческой и бизнес элитой страны?

Мы собрали сведения о наличии родственных и семейных связей между политическим и бизнес-истеблишментом и представителями силовых органов – МВД, прокуратуры, Минобороны, Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции, а также таможни и комитета госдоходов (структур, традиционно причисляемых в Казахстане к силовым) и судов (как части правоохранительной системы, опять-таки согласно казахстанским реалиям), чтобы продемонстрировать степень взаимосвязанности и взаимозависимости управленческой элиты страны.

Влиятельный родственник в Астане

Помимо того, что многие руководители правоохранительных органов являются представителями династий силовиков, немало из них имеют также влиятельную родню в Астане.

Так первый заместитель начальника ДВД Жамбылской области полковник полиции Кутбаев Берик приходится зятем генеральному прокурору РК Кайрату Кожамжарову. Берик Медербекович женат на Дарие Кожамжаровой, сестре видного казахстанского силовика. Сама Дария Пернешовна руководит Таразским государственным педагогическим институтом.

Еще один выходец из Жамбылского региона, премьер-министр Бакытжан Сагинтаев также имеет родственников, служащих в правоохранительных органах. Брат главы Кабмина Кыстаубай Сагинтаев в прошлом руководил управлением миграционной полиции УВД Жамбылской области, а также был администратором судов Жамбылской области. С 2015 года он возглавляет Жамбылский областной филиала «Центра по недвижимости» Минюста РК.

Бывший начальник департамента таможенного контроля по г. Алматы и Алматинской области Мурат Баймуханбетов приходится сватом руководителю Администрации президента Адильбеку Джаксыбекову. Дочь Мурата Альмуратовича Жанна Жаксыбек состоит в браке с Дауреном Жаксыбеком, сыном влиятельного казахстанского государственного деятеля.

Брат посла Республики Казахстан в России Имангали Тасмагамбетова Курмангали Тасмагамбетов также работает в правоохранительной сфере – с 2002 по 2014 годы он руководил таможней Атырауской и Актюбинской областей. В настоящий момент Курмангали Нургалиевич занимает должность заместитель руководителя Департамента государственных доходов по Мангистауской области.

У министра общественного развития Дархана Калетаева тоже есть родня в силовых структурах. Его брат полковник полиции Жанболат Калетаев занимает должность заместителя начальника ДВД Восточно-Казахстанской области.

Первый заместитель прокурора города Астаны Мухамбетказы Мурат Бахытович приходится племянником первому заместителю руководителя Администрации президента РК Марату Тажину.

Политическую поддержку руководителям правоохранительных органов оказывают не только астанинский истеблишмент, но и региональная элита.

К примеру, руководитель Национального бюро по противодействию коррупции по Актюбинской области Мирлан Мухамбетов является братом акима Костанайской области Архимеда Мухамбетова.

Начальник ДВД Северо-Казахстанской области (в прошлом возглавлявший Комитета криминальной полиции МВД РК) Берик Билялов – брат бывшего акима этого же региона, ныне депутата Сената от Северо-Казахстанской области Серика Билялова.

Сыграло ли это родство роль в назначении Берика Султангазиевича главой региональных органов внутренних дел, или дело в его личных качествах и профессиональных компетенциях, как и в случае с другими представителями правоохранительных органов, имеющих влиятельных родственников, вопрос, который мы не пытаемся решить в рамках настоящего материала, также как не пытаемся дать этим фактам моральную оценку. Иное дело, что они хорошо иллюстрируют степень взаимопроникновения и интегрированности элиты политической и элиты силовой.

Списочники Forbes&стражи правопорядка

Наконец, родственными связями с силовиками не чураются и представители бизнес-элиты, в том числе завсегдатаи рейтингов богатейших людей страны, составляемых казахстанским Forbes.

К примеру, прокурор Жамбылской области Ибрагим Иманов приходится зятем крупному бизнесмену Динмухамету Идрисову, занимающему, по версии казахстанского Forbes, 23 в позицию в рейтинге 50 богатейших бизнесменов Казахстана и 19 в топе 50 самых влиятельных бизнесменов.

Ибрагим Алжанович женат на сестре Динмухамета Аппазовича Раушан Идрисовой. До назначения прокурором Жамбылской области Иманов в течение пяти лет возглавлял надзорный орган Южно-Казахстанского региона.

Как сообщает казахстанский Forbes, Динмухамету Идрисову принадлежит контрольная доля УК «Ордабасы» и крупнейшая в стране энергетическая компания «Казахстанские коммунальные системы», представленная в Туркестанской (бывшей Южно-Казахстанской), Карагандинской, Мангистауской и Восточно-Казахстанской областях.

Помимо этого, бизнесмен владеет ТОО «Akniet Pharmaceuticals», «Страховая компания Amanat Insurance», долями в ТОО «Каз­Азот», АО «Ансаган Петролеум», АО «Актюбинский завод нефтяного оборудования». Наконец, бизнесмену принадлежит доля в Qazaq banki.

Родственные связи с руководящим составом силовых органов имеет и другой известный бизнесмен Серикжан Сейтжанов, которого казахстанский Forbes поместил на 18 позицию в рейтинге 50 самых влиятельных бизнесменов 2017 года. Зять Сейтжанова – уже упоминавшийся ранее начальник ДВД Жамбылской области Арман Оразалиев. Его отец, Молдияр Оразалиев, в 2000-х годах занимал руководящие посты в системе внутренних дел. 

Как сообщает Forbes, Сейтжанову и его семье принадлежит ФТТП «Онтустик» (ТОО «САУТС Ойл», Smart-Oil, North Oil»), а также гостиница Rixos Khadisha Shymkent.

Не менее видным бизнесменом является брат начальника ДВД Западно-Казахстанской области Махсудхана Аблазимова – Бахаридин Аблазимов. Масхудхан Нугманович почти двадцать лет занимает руководящие посты в системе внутренних дел – в частности, он возглавлял дорожную полицию и ДВД Мангистауской и Актюбинской областей, руководил аппаратом МВД.

Бахаридин Аблазимов, согласно казахстанскому Forbes, входит в рейтинг 50 богатейших бизнесменов Казахстана 2018 года (32 место) и в топ 50 самых влиятельных бизнесменов 2017 года (36 позиция). Состояние его оценивается в 167 млн долларов.

Как сообщает Forbes, в партнерстве с Тимуром Кулибаевым, Динмухаметом Идрисовым и другими бизнесменами Аблазимов владеет ТОО «КазАзот». Кстати, это предприятие расположено в Мангистауской области, органы внутренних дел которой в течение восьми лет (с 2001 по 2009 гг.) возглавлял его брат. Также Бахаридин Нугманович имеет доли в ТОО «Ансаган Петролеум», АО «Матен Петролеум», ТОО «ТриасМунайГаз» и ТОО «Petro Chemical Company».

Наконец, и обитатели самых верхних строчек казахстанского Forbes имеют родственные связи в силовых структурах.

Брат богатейшего и влиятельнейшего казахстанского бизнесмена Тимура Кулибаева (вторая позиция в рейтинге Forbes самых богатых людей Казахстана) – Талгат Кулибаев – с 2010 года возглавляет Алматинскую академию Министерства внутренних дел. Ранее Талгат Аскарович руководил управлением внутренних дел Алматинской и Жамбылской областей.

Племянник казахстанского миллиардера, бизнесмена и бывшего управделами президента Булата Утемуратова (№4 в 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии Forbes) младший советник юстиции Сакен Утемуратов работает прокурором Жетысуского района г. Алматы. Отец Сакена Утемуратова, покойный Утемуратов Мажит Джамитович – почетный работник образования Республики Казахстан, руководил Кызылординским аграрно-техническим колледжем имени И. Абдукаримова.

Таким образом, отвечая на поставленный в начале статьи вопрос: «Возможна ли в Казахстане реформа правоохранительных органов в формате люстрации» - можно отметить два существенных момента:

- степень интегрированности казахстанской элиты, ее различных блоков – политического, экономического, силового – достаточно высока. Очевидно, что родственные связи служат клеем, скрепляющим ее части и, возможно, стабилизирующим систему в целом. В этой связи кардинальная перезагрузка правоохранительной системы без аналогичных процессов в политической и бизнес-элите выглядит маловероятной.

- руководители силовых структур, которые зачастую назначаются общественным мнением главными виновниками трагических инцидентов (как в случае с Денисом Теном) и кризиса правоохранительной системы в целом, в определенной степени ограничены в маневрах - например, в решении кадровых вопросов в собственном ведомстве, поскольку вынуждены балансировать между интересами различных элитных групп.

Таким образом, представления о том, что можно одним махом реформировать правоохранительную систему, поменяв прежних функционеров на новых, «незамаранных», отрицаются политическими реалиями. Правоохранительные органы – это часть элиты и общества, и их качество соответствует как первому, так и второму. Следовательно, их реформирование нельзя рассматривать в отрыве от трансформации госаппарата и общественных отношений.

И это не вопрос «пожарных мер» как реакции на вопиющий факт убийства, произошедшего средь бела дня в центре культурной столицы страны, - а постепенных системных изменений. Жанар Тулиндинова 

Поделиться: