Осень в Казахстане традиционно считается периодом кадровых ротаций, когда накопленные в течение предыдущего политического сезона противоречия и напряженности между элитами получают разрядку, а просчеты в работе руководителей ведомств и регионов – соответствующие оргвыводы. Однако артподготовка к осенним перестановкам обычно начинается еще в летние месяцы – нередко события июля-августа определяют мейнстрим предстоящего политического сезона. 

В нынешнем году ожидания от осеннего политического сезона связаны с двумя ранее заявившими о себе факторами. 

Во-первых, 5 июля был принят закон «О Совете Безопасности РК». Этот орган, отныне пожизненно возглавляемый первым президентом РК – Лидером нации, по сути, получил статус чрезвычайной комиссии с чрезвычайными полномочиями на период транзита власти. 

Во-вторых, после убийства известного спортсмена, олимпийского чемпиона Дениса Тена казахстанское общество потребовало отставки министра внутренних дел Калмуханбета Касымова и кардинальных реформ правоохранительной системы. 

Примечательно, что оба этих фактора касаются силового блока, а потому, вероятно, следует ожидать, что кадровые пертурбации нынешней осени будут связаны именно с этой сферой, причем суммирование воздействия обоих факторов может оказать на нее мультипликативный, если не сказать взрывной эффект. 

Отметим, что первый фактор уже запустил «цепную реакцию» кадровых перестановок: 7 августа помощник президента – секретарь Совета Безопасности РК Нурлан Ермекбаев был назначен министром обороны. Его предшественник – кадровый военный Сакен Жасузаков – возглавил Национальный университет обороны. 

Назначение Ермекбаева было объяснено необходимостью «технологического совершенствования и модернизации вооружений» в свете «изменения геополитической ситуации и формирования новых вызовов». 

Казахстанский политолог Андрей Чеботарев указал на логические изъяны этого официального толкования, отметив, что «кто, как не кадровые военнослужащие высшего офицерского состава (которым и является генерал-полковник Жасузаков – прим. Авт.), должны лучше знать, какое вооружение им необходимо». 

По мнению А. Чеботарева, «скорее всего, ключевым моментом в данной ситуации стало освобождение должности помощника президента - секретаря Совета Безопасности». «Персона же того человека, который в ближайшее время займет ее, даст определенный сигнал о дальнейших действиях Акорды», - поясняет эксперт. 

Какие же кандидатуры называются в связи с открывшейся заманчивой вакансией? Сразу оговоримся, что назначенного в настоящий момент врио секретаря СБ РК Марата Шайхутдинова мы в расчет не берем как фигуру чисто техническую. 

Кадровый аналитик и элитовед, управляющий директор GR Consulting Group Ербол Едилов в своем аккаунте на Фейсбуке в качестве наиболее вероятных претендентов на позицию секретаря Совбеза указывает председателя КНБ Карима Масимова, его первого заместителя Самата Абиша, руководителя Администрации президента Адильбека Джаксыбекова, председателя сенатского комитета по международным отношениям, обороне и безопасности Даригу Назарбаеву, первого заместителя руководителя Администрации президента Марата Тажина и, наконец, министра внутренних дел Калмуханбета Касымова.

Хотя Е. Едилов предполагает, что Совбез может быть усилен за счет назначения в качестве его секретаря такого политического тяжеловеса как Карим Масимов (при этом КНБ возглавит Самат Абиш), все-таки представляется маловероятным, что в Совете Безопасности может возникнуть столь явный перевес в пользу тандема Масимов – Ермекбаев. Ведь новый министр обороны считается человеком из команды Карима Кажимкановича. 

Более вероятным выглядит приход на эту позицию кого-то из членов семьи президента – Дариги Назарбаевой или Самата Абиша. Как мы отмечали ранее, наиболее очевидным недостатком института «коллективного преемничества» в лице Совбеза является то, что в структуре этого органа не учитываются интересы членов семьи действующего главы государства. В то время как фигуры Дариги Нурсултановны и Самата Сатыбалдыулы восполнили бы недостаток «семейственности» в сценарии транзита власти с Совбезом как главным арбитром процесса. 

К тому же выдвижение Дариги Назарбаевой в качестве секретаря Совбеза объяснило бы ее двухгодичную «обкатку» в Сенате на позиции председателя комитета по международным отношениям, обороне и безопасности. Напомним, что в верхнюю палату парламента Дарига Нурсултановна ушла из правительства, с должности заместителя премьер-министра по социальным вопросам – и тогда эта неравноценная рокировка казался малообъяснимой. 

Но, пожалуй, на нынешнем этапе, когда до президентских выборов 2020 года осталось еще полтора года, более предпочтительной выглядит кандидатура секретаря Совбеза, не имеющего личные политические амбиции, способного играть роль балансира между различными элитными группами, а также доказавшего преданность главе государства. 

Этим требованиям соответствует персона Калмуханбета Касымова. 

Как показала развернувшаяся в течение последнего месяца общественная кампания остракизма министра внутренних дел и требования его отставки, личность и политический вес Касымова во многом недооценены. Вероятно, эта недооцененность связана с отсутствием исторической перспективы во многих экспертных комментариях. 

Между тем, тот факт, что Касымов является рекордсменом по пребыванию на одной должности среди казахстанской управленческой элиты – множество больших и малых кадровых бурь последних семи лет благополучно миновали главу МВД – говорит, прежде всего, об особо доверительном отношении к нему со стороны Елбасы. 

Предположим, что не в последнюю очередь это связано с той неоднозначной ролью, которую Касымов сыграл в жанаозенских событиях декабря 2011 года. Ведь именно Калмуханбет Нурмуханбетович, пребывавший на тот момент в должности министра внутренних дел чуть больше полугода, взял на себя ответственность – как политическую, так и моральную – за разгон протестующей толпы и подавление беспорядков. 

Можно по-разному оценивать действия, предпринятые тогда Касымовым, однако сегодня, когда характерной чертой для казахстанской управленческой элиты стало делегирование и размывание ответственности, это качество – способность возложить на себя политические риски за принимаемые решения – безусловно, является очень ценным. 

Вряд ли это качество окажется невостребованным в предстоящий непростой период передачи власти. А его обладатель – то есть Касымов – останется без работы в силовых структурах, даже если общественное мнение все-таки возьмет вверх и МВД получит нового руководителя.

Жанар Тулиндинова

Поделиться: