Сентябрьские значения курса доллара по отношению к казахстанской валюте пока являются рекордными в 2018 г. В середине месяца доллар в Казахстане стоил 380,93 тенге. Несмотря на усиление тенге последних дней, до нового рекорда совсем недалеко – в январе 2016-го было зафиксировано исторического значение в 383,91 тенге за одного «американца».  

Население Казахстана со второго квартала этого года стремится перевести сбережения из национальной валюты в доллары, или как минимум диверсифицировать накопления. Согласно данным Нацбанка РК нетто-покупки доллара в Казахстане превысили интерес к рублю, что в данном случае объясняется не только сезонным фактором.

Причины

Судя по заявлению главы Национального банка Данияра Акишева, основания ослабления тенге остаются неизменными. Это, прежде всего, корректировка курсов валют основных торговых партнеров. Тенге эхом отозвался на падение рубля – сказалась санкционная и протекционистская политика Вашингтона по отношению к России и Китаю. Стоит также отметить, что тенденция ослабления национальных валют сейчас характерна для всех развивающихся стран. Отток инвестиций из развивающихся экономик в пользу развитых фиксируется после того Федеральная резервная система США ужесточила монетарную политику.

Во-вторых, традиционно, на курсообразование повлияла динамика нефтяных котировок. Конечно, этим в Казахстане уже никого не удивить. Стабильность национальной валюты Республики сильно зависит от мировых цен на энергоресурсы, что становится определенной аксиомой.

Последствия

Конечно, представить повторение событий 2014-2015 гг. сложно, однако корректировка курса тенге не может не сказаться на покупательной способности населения Казахстана. В среднесрочной перспективе  2018-2020 гг. инфляционные скачки могут выйти за пределы обозначенного Нацбанком коридора. В то же время, подобные явления вряд ли несут крупные риски – финансовый регулятор Казахстана уравновесит ситуацию, если тенге продолжит снижение.

Так или иначе, индекс доверия к национальной валюте в стране падает, а популярность доллара растёт. Население Казахстана начинает меньше тратить и больше накапливать. Всё же угроза высокой инфляции реальна, в то время как доходы остаются на прежнем уровне. Ситуацию могут исправить дополнительные преференции для тенговых депозитов и иные меры противодействия обесцениванию сбережений в тенге.

Решение

Национальный банк Казахстана может переждать бурю и рассчитывать на то, что западные игроки остановят давление на Россию и Китай. Укрепление рубля и юаня автоматически отразится ростом курса тенге. В то же время, обуздать волатильность нужно сейчас. 

В конце минувшей недели совет директоров Банка России повысил ключевую ставку до 7,5 % с 7,25%. Шаг в 0,25 процентного пункта, по мнению большинства экономистов, не принесёт ощутимого эффекта. Учитывая экстренное повышение ключевой ставки в Турции на 6,25%, эксперты ожидали аналогичных мер от Центробанка России. Однако Центральный банк РФ выбрал средний вариант – незначительное повышение ключевой ставки.

Национальный банк Казахстана этим летом снизил базовую ставку до 9% (в начале 2018 г. – 10,25%). При этом представители Нацбанка РК уже заявляли о возможном повышении показателя осенью. Вероятнее всего в Астане ждали новостей из России и Турции. В этой связи логично предположить, что и в Казахстане ключевая ставка вырастет в ближайшее время. Другой вопрос – на сколько процентных пунктов. Скорее всего, Нацбанк Казахстана пойдет путём российских коллег, и повышения выше одного процентного пункт ждать не стоит. В пользу такого сценария говорит и усиление тенге в конце прошлой недели.

А воз и ныне там?

В то же время, корректировка ключевой ставки, равно как и иная искусственная поддержка курса национальной валюты не тождественны росту её надежности. Краткосрочные вмешательства регуляторов способны замедлить ослабление валюты, не выпустить инфляцию из заявленного таргета, но не более.

Краеугольным камнем надежности национальных валют Казахстана и России остается диверсификация их экономик. Иными словами, нашим государствам необходимо максимально снизить зависимости курсов тенге и рубля от мировых цен на энергоресурсы.

Для Казахстана такой сценарий является наиболее оптимистичным в вопросе повышения доверия населения к тенге. Лечение «голландской болезни» не только снимет большую часть нагрузки на национальную валюту, но и поспособствует дедолларизации экономики Казахстана.

Однако, объективно, реальная диверсификация до сих пор возможна лишь в долгосрочной перспективе. В результате, на сегодняшний день дедолларизация возможна лишь через «искусственное» повышение доверия к тенге. Американская валюта пока остаётся наиболее стабильной для сбережений большинства казахстанцев. Поскольку преодолеть зависимость тенге от нефтяных котировок в ближайшее время не получится, Нацбанк вынужден снижать интерес к доллару по-другому.

Одной из важнейших мер в решении этой задачи является поддержка вкладов в тенге и индексация пенсионных накоплений. К слову, с подачи Национального банка в Казахстане постепенно, но успешно повышается доходность депозитов в национальной валюте. Следующий шаг – сделать тенге максимально удобной платежной единицей при расчетах населения и бизнеса. Помимо естественных запретов на установку цен в условных единицах, помочь здесь может инструментарий ЕАЭС и ШОС, страны которых поэтапно переходят на взаиморасчеты в национальных валютах.

Таким образом, формирование позитивного имиджа тенге является одной из главных экономических задач Астаны. Разумеется, это не самоцель, а скорее маркер эффективности монетарной политики государства. Сформированный положительный имидж тенге сам по себе станет показателем определенных побед Казахстана в политике дедолларизации, а у населения страны, попутно,  будет меньше поводов для беспокойства.

Алексей Чекрыжов

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Поделиться: