За последние две недели курс тенге укрепился, «отскочив» от психологически дискомфортной отметки 380 тенге за доллар и зафиксировавшись на уровне 352-362. После этого панические настроения в казахстанском обществе утихли, и широкая экспертная полемика относительно курсовой политики Нацбанка, развернувшаяся было в период крутого пике тенге, сошла на нет.

Складывается впечатление, что в Казахстане независимая экспертная оценка в финансовой сфере востребована только в кризисные для национальной валюты периоды. В то же время хронические проблемы казахстанского финансового сектора остаются нерешенными и неизменными, о чем, в частности, свидетельствует непрекращающийся новостной поток о дефолте очередного банка или выделении государственной поддержки очередной финансовой структуре.

Мы предложили известным казахстанским экономистам и экономическим обозревателям продолжить экспертные дебаты, но не ограничиваться ролью критиков «господина председателя Нацбанка», а поставить мысленный эксперимент, сформулировав собственные пять шагов, которые бы кардинально оздоровили финансовую систему страны. Первыми мы публикуем рекомендации экономического обозревателя Дениса Кривошеева:

«Самое неблагодарное дело сегодня, писать о Национальном Банке РК, ибо чтобы не было произнесено, это будет дезавуировано, согласно PR-стратегии, доминирующей после прихода молодого и амбициозного председателя. Увы, Данияр Акишев не терпит критики, какая бы она ни была, справедливая или же просто троллинг обиженного населения.

А теперь те самые пять шагов, которые бы я предпринял, окажись на мете руководителя Нацбанка РК.

Шаг первый: Разгрузка от ряда функций и приватизация

Национальный Банк за несколько лет превратился в мегарегулятора. Здесь, под одной крышей, собрано множество функций, большую часть которых можно было бы безболезненно передать в конкурентную среду. Более того, из-за перезагруженности функциями НБ РК находится в состоянии перманентного конфликта интересов.

Что числится в активе у регулятора? Это Фонд проблемных кредитов, Государственное кредитное бюро, KASE, Фонд гарантирования депозитов, Национальная инвестиционная корпорация и так далее и тому подобное – больше десяти крупных, но зачастую убыточных подразделений.

Шаг второй: Переезд в Астану

Сегодня Нацбанк – это единственный государственный институт, который находится вне столицы. Это не только создает некоторые неудобства в управлении, но и предоставляет невероятные преимущества его руководителю. Напрямую подчиненный президенту, председатель Нацбанка находится вне зоны досягаемости для политической верхушки страны, а ведь не все вопросы можно решить по телефону, даже по секретной связи. У него всегда есть временной лаг в 3-5 часов, а в политике это огромное преимущество.

Что даст переезд НБ РК экономике? Вслед за регулятором в Астану переедут и головные офисы банков, выжившие после тотальной зачистки финансового сектора.

Шаг третий: Остановить порочную практику страхования депозитов

Из-за этой антирыночной меры мы перманентно находимся в кризисе. Важно понять, что депозит – это инвестиционный инструмент и, соответственно, средство получения частным лицом прибыли, которое не может быть гарантированно государством, народом и их резервами.

Вкладчик должен разделять ответственность за свою финансовую стратегию с банком, а не с бюджетом. Да, обманутых вкладчиков спасать в этом случае будет некому, но зато у государства не будет формальной причины оказывать поддержку финансовым институтам в случае банкротства.

К сожалению, история с Аблязовым никого ничему не научила. Сегодня его горячие сторонники утверждают, что он создал уникальный банк, чуть ли не лучший в мире, и что от его действий никто не пострадал. Но это не правда. Государство вмешалось и погасило долги перед гражданами, а вот ответить по обязательствам перед зарубежными кредиторами не смогло. И теперь, после двух реструктуризаций, денег в долг Казахстану больше никто не дает. Единственным источником ликвидности в стране стало государство и квазигоссектор.

Если бы своевременно было принято решение о банкротстве БТА Банка, то пострадавших были бы миллионы, зато никому бы не пришло в голову видеть в Мухтаре Аблязове мессию.

Четвертый шаг: Ввести «правило солидарности»

Убежден, что действующий глава Нацбанка должен нести ответственность за решения своих предшественников. Как впрочем и отставной председатель НБ РК должен отвечать за принятые во время его работы решения. Это позволит обеспечить преемственность в политике финансового регулятора.

Сегодня Национальный Банк, словно флюгер, меняет свою политику вместе со сменой действующего председателя. Один глава НБ в течение нескольких лет утверждает одно, его преемник все отметает, задает свой вектор движения. Но объединяет их все одно – печальный результат.

Как правило, все заканчивается девальвацией, одномоментной или растянутой во времени или – что еще хуже – «ползучей».

Пятый шаг: Упразднить Национальный Банк

По сути, НБ РК сегодня – это большой обменник для экспортеров, банков и правительства. Он не стимулирует экономический рост, не дает длинные и дешевые деньги, а скорее создает условия для их вывода (финансированием производственного сектора занимаются профильные министерства и институты развития), не формирует повестку дня на мировых рынках.

При этом тенге имеет узколокальную значимость, на него нет и вряд ли когда-нибудь будет спрос вне страны. А значит, Национальный Банк с легкостью можно было заменить казначейством, причем без особых потерь.

Контроль над банками можно вернуть во вновь созданное Агентство финансового надзора (АФН), а ответственность можно было бы разделить с саморегулирующейся организацией, например, с Ассоциацией финансистов Казахстана (АФК).

Биржа после упразднения Нацбанка станет более или менее независимой. Монетный двор вполне мог бы существовать и самостоятельно. Наконец, бумаги для внутреннего обращения и заимствования может делать Минфин.

Галерея: 
Поделиться: