С чем связано решение Никола Пашиняна провести досрочные парламентские выборы до конца года? Какие партии могут претендовать на попадание в состав будущего парламента? Как в новом парламенте будет идти деление на проевразийские и проевропейские политические силы?  На эти и другие вопросы Пресс-клуба “Содружество” ответил научный сотрудник Института Кавказа Грант Микаелян. 

 

Будет ли результат досрочных парламентских выборов существенно отличаться от выборов в Совет старейшин Еревана? 

Думаю, что результаты будут сопоставимы, но все-таки нужны соцопросы, чтобы точно сказать. Думаю будет несколько больше конкуренции, несколько больше участвующих в выборах партий. И если выборы в Совет старейшин были выборами: а) в чрезвычайной, революционной ситуации и б) как бы референдумом доверия новой власти и о назначении новых парламентских выборов, то этого второго момента – что выборы носят характер референдума, на парламентских выборах не будет. Народу понятно, что Пашинян побеждает, и, в принципе, нет необходимости в такой идеологической сверхмобилизации. 

Другое дело, что рейтинг Пашиняна в провинциях, по крайней мере в сентябре, был выше, чем в Ереване, что важно учитывать. Поэтому по всей стране результаты будут близкими к результатам столичных выборов или чуть-чуть меньше. 

А какие силы могут претендовать на попадание в Совет старейшин? Между кем будет идти борьба за второе-третье место? 

В Новом избирательном кодексе норма такая, что минимум четыре политические силы должны быть в парламенте.  Это означает, что, если примут новый кодекс, еще и республиканцы или Дашнакцутюн могут пройти.

Есть еще открытый вопрос, будут ли республиканцы вообще участвовать в выборах. Этот вопрос еще не решен у них. Если нет, то тогда у Дашнакцутюн появляется шанс пройти. Притом что рейтинги у них низкие. 

Надо отметить, что в Конституции и в Избирательном кодексе закреплено положение о максимум 2/3 мандатов у правящей силы, даже если они получат 80, 90%, все равно доля их мандатов будет снижена до 2/3, и будут добавлены мандаты для других сил, пропорционально тому, сколько голосов получили оппозиционные силы. 

Примет ли РПА решение участвовать в досрочных выборах или решит, как в свое время Армянское общенациональное движение (АОД) после отставки президента Левона Тер-Петросяна, бойкотировать выборы? 

Ситуация двоякая. С одной стороны, они могут преодолеть избирательный барьер, хотя это и не гарантированно. С другой - большой вопрос, нужны ли им эти 4 или 5 мандатов, есть ли необходимость в этих мандатах. И если нет, то тогда они могут действительно не принять участие, как в свое время АОД. 

Сможет ли «Процветающая Армения» после событий 2 октября (принятие в скандальных поправок в регламент парламента) занять второе место?   

Эта ситуация довольно плохо на них скажется. Но поскольку у них нет реальных конкурентов, которые могли бы с большой вероятностью отобрать у них это второе место (я не считаю «Луйс» серьезным конкурентом), то, несмотря на то, что они грубо говоря предали обе страны, скорее всего наберут свои семь процентов. 

А какие-то новые силы могут претендовать на попадание в парламент, например «Сасна црер»?

Все обсуждают «Сасна црер», но я считаю, что их предел – это максимум 1,5%. Я думаю, что в никаких реалиях они не смогут зацепиться за «четверку», потому что нет той тенденции, чтобы они могли какое-то место в политической системе занять. 

В прошлом парламенте было четкое деление на проевразийские и проевропейские (фракция «Елк») политические силы. А как будет это деление идти в новом парламенте? 

Проевразийской будет «Процветающая Армения», проевропейской будет «Луйс», который постепенно займет ту нишу, которую ранее занимал «Елк». А партия Пашиняна будет более многоголосой и будет играть в обе стороны, как в принципе играли и республиканцы, только чуть-чуть более диверсифицировано. А так, по большему счету, ее позиция будет близка во внешней политике к позиции Республиканской партии. 

Айк Халатян

 

Поделиться: