На прошлой неделе Центр стратегических инициатив (CSI) представил свое видение «шокирующих прогнозов» развития Казахстана. Любопытно, что три сценария из десяти можно отнести к «евразоцентричным». К таковым относится, во-первых, прогноз о выходе Турции из НАТО, вступлении страны в ШОС и заключении соглашения о едином рынке с ЕАЭС, во-вторых, об установлении российского рубля в качестве резервной валюты для стран ЕАЭС, а затем и единой валюты организации. Наконец, о введении США санкций в отношении Казахстана уже в следующем году в рамках обострения американо-российских отношений.

Хотя старший партнер CSI Олжас ХУДАЙБЕРГЕНОВ, предваряя прогнозы, в качестве дисклеймера отметил, что озвучиваемые сценарии не относятся к базовым и вероятность их исполнения составляет меньше 1%, главная же цель экспертов – продемонстрировать пределы прогнозирования и инициировать широкую дискуссию, комментаторы – особенно в социальных сетях – обвинили авторов продукта в ангажированности с Москвой и в том, что, вводя в публичный дискурс возможность создания единой валюты в рамках ЕАЭС, они тем самым расширяют «окно овертона».

Впрочем, присутствовавшие на презентации известные казахстанские экономисты охотно прокомментировали представленные CSI прогнозы и даже высказали мнение, что «часть из них можно отнести к достаточно достоверным».

Какие же оценки дали эксперты «евразоцентричным» прогнозам развития событий?

В 2019 году Турция выйдет из НАТО и станет членом ШОС, а в 2020 году заключит соглашение о едином рынке с ЕАЭС

Авторы прогноза отмечают, что продолжение санкционной политики США в отношении Турции и отказ от предоставления американских систем ПВО, окончательно закрепит сделку по приобретению российских систем ПВО. Поскольку эти действия несовместимы со стандартами НАТО, перед Турцией будет поставлен ультиматум либо об отказе от сделки, либо о выходе из НАТО.

«Турция выйдет из НАТО и войдет в ШОС. Одновременно будет происходить ухудшение внутриполитической обстановки. Победы правых популистов на парламентских выборах в Германии, Франции и Италии, поставят под вопрос будущее ЕС и еврозоны. Учитывая это, Турция пойдет на региональную интеграцию с Россией и Китаем в формате единого рынка», - предполагают эксперты CSI.

Оценивая вероятность этого сценария, заведующий Центром стратегических разработок и анализа Администрации президента РК Айдын КУЛЬСЕИТОВ отметил, что нынешняя позиция Турции больше похожа на торг.

«Это, скорее всего, идет, так сказать, «торговля» на большом уровне. Турция хочет иметь более выгодные условия и лучшие позиции в переговорах со своими партнерами и конкурентами. Сейчас вероятность (прогноза – прим. Авт.) достаточно высокая, хотя не больше 50%. Но в течение месяца-двух, такая вероятность будет снижаться. Если сразу не сделают, то вряд ли на это решатся», - прокомментировал А. Кульсеитов.

Известный казахстанский экономист, советник президента национальной компании «Қазақстан темір жолы» Ерхат ИСКАЛИЕВ, высказал мнение, что вероятность смены Турцией европейского вектора на восточный и евразийский зависит от того, насколько долго будет находиться у власти Реджеп Эрдоган.

«Что касается вопроса о выходе из НАТО, здесь, наверное, больше политики и шахматной игры между Турцией, Европой и Америкой. Турция – это игрок, который с точки зрения логистики находится между Европой и Азией. И она этим активно пользуется. Все будет зависеть от усилий со стороны России – насколько она сможет противостоять санкционному давлению, насколько успешными будут усилия России в БРИКС и ШОС. Турция сегодня смотрит, куда она пойдет», - высказал мнение эксперт.

Говоря о вероятности создания единого рынка между Турцией и ЕАЭС, Е. Искалиев отметил, что, поскольку ЕАЭС – это открытая платформа, а «Турция свободно вступала в любые альянсы без каких-то обязательств», то этот сценарий имеет достаточно высокую степень вероятности.

«Важный момент, сколько выдержит экономика Турции, потому что уже сегодня упал туризм, снизились валютные резервы, сильно колеблется турецкая лира. Здесь уже и народ, наверное, будет давить на руководство Турции. Когда с американской и европейской поддержкой будет закончено, не знаю, насколько Россия и Китай готовы будут поддерживать экономику Турции», - резюмировал эксперт.

Российский рубль станет резервной валютой для стран ЕАЭС к 2020 году, а к 2025 году станет единой валютой

Эксперты CSI констатируют, что «обострение отношений между США и Россией/Китаем создает предпосылки для усиления региональной интеграции». В случае же присоединения Турции в формате соглашения о едином рынке с ЕАЭС будет поставлен вопрос об использовании рубля в качестве резервной валюты стран ЕАЭС. «Одновременное усиление Китая в банковском секторе стран ЕАЭС вынудит Россию продавливать идею замены национальных валют на рубль», - предполагает авторы экспертного продукта.

Комментируя этот прогноз, вкупе с идейно близким к нему сценарий № 1, согласно которому до 2020 года Китай переведет в юани всю торговлю с соседними странами, в первую очередь с Казахстаном и Средней Азией, участники дискуссии выразили скепсис.

А. Кульсеитов, в частности, отметил, что, хотя Китай уже торгует с некоторыми странами (например, с Венесуэлой) в юанях, а на Шанхайской бирже торговля золотом уже ведется в национальной китайской валюте, вряд ли КНР пойдет на жесткие меры для принуждения к этому своих торговых партнеров, будь то Россия, Казахстан или страны Средней Азии. Слишком высоки транзакционные издержки в международной торговле, осуществляемой в какой-либо валюте, кроме доллара.

«Учитывая, что мировая торговля уже сбалансирована и всем основным акторам выгодно покупать и продавать за доллар, как единую эмиссионную единицу, то поменять эту роль американского доллара на рынке достаточно трудно», - считает эксперт.

Что касается признания рубля в качестве единой валюты ЕАЭС, то, по мнению А. Кульсеитова, это ставит вопрос о том, политическим или экономическим образованием является ЕАЭС.

«Исходя из понимания ответа на этот вопрос, нужно делать выводы. Долго не рассуждая на эту тему, скажу, что вероятность этого сценария достаточно невысокая», - подчеркнул экономист.

Мысль А. Кульсеитова продолжил председатель правления АО «Банк ЦентрКредит» Галим ХУСАИНОВ. Экономист назвал прогнозы относительно рубля и юаня «маловероятными».

«На самом деле не важно, в какой валюте вы делаете расчеты. С точки зрения экономических субъектов вы теряете только на транзакционных издержках и на конвертации, тогда как в мире технологий сейчас транзакционные издержки стремятся к нулю. Вопрос в другом: в какой валюте происходит ценообразование того или иного товара, а сейчас оно происходит в долларах США», - подчеркнул Г. Хусаинов.

Юань, по мнению экономиста, малопригоден в качестве резервной валюты, поскольку «экономика Китая достаточно закрытая», и это сопряжено с высокими рисками.

«Не думаю, что даже соседи Китая пойдут на то, чтобы сделать юань резервной валютой. Мы можем делать расчеты в юанях, но все равно хранить деньги в долларах, потому что это более стабильная, понятная и открытая валюта», - пояснил Г. Хусаинов.

Эти же аргументы в полной мере относятся к вероятности установления рубля в качестве резервной валюты ЕАЭС.

«Мы можем делать расчеты в российских рублях, но ценообразование у нас по сырьевым товарам будет все равно осуществляться в долларах. К сожалению, Казахстан пока является сырьевой страной, мы экспортируем нефть, газ, уголь, уран, пшеницу, медь, алюминий, никель – а ценообразование всех этих товаров происходит в долларах. Поэтому вся торговля все равно будет в долларах. Расчеты мы можем делать в любой валюте, но считаться они будут в долларах. Поэтому российский рубль вряд ли когда-либо станет резервной валюте в Казахстане. Это маловероятно», - подчеркнул Г. Хусаинов.

Критически казахстанский экономист относится и к прогнозу о установлении рубля в качестве единой валюты ЕАЭС. При этом Г. Хусаинов указывает на неудачный опыт Евросоюза.

«Это равносильно тому, чтобы забрать у страны возможность управлять своей экономикой. Мы видим это на примере Евросоюза, когда страны, в которых производительность труда гораздо ниже, чем производительность труда в развитых странах, страдают от этого, что они не могут выровнять дисбаланс за счет курсообразования. Посмотрите на Грецию, Испанию, Италию, Кипр – это те страны, которые отказались от собственной валюты и перешли к евро и не смогли привести к балансу производительность труда. Соответственно, у них начал падать экспорт, и это повлияло на всю экономику. Противоположный пример, Польша и Чехия, которые не вошли в валютный союз и продолжили использовать злотый и крону. И мы видим, какой у них экономический рост. Когда идет диспропорция между производительностью труда, они могут подкорректировать ее естественным путем за счет изменения курса своей валюты по отношению к евро. И поэтому они являются конкурентоспособными», - пояснил Г. Хусаинов.

По мнению эксперта, ввиду очевидной экономической нецелесообразности создания валютного союза продавить этот вопрос можно только на политическом уровне. 

В 2019 году США впервые объявят санкции в отношении Казахстана в рамках обострения американо-российских отношений

«Дальнейшее обострение отношений между США и Китаем приведет к тому, что большинство российских госкомпании и банков попадут под санкции, - отмечают эксперты CSI. - Вследствие этого часть казахстанских государственных и частных компаний попадут в серый список. Также под санкции попадут операции по приобретению новых систем ПВО С-400 и прочей военной техники».

А. Кульсеитов отметил, что хотя такой сценарий вполне реалистичен, не следует преувеличивать его негативные последствия для экономики Казахстана.

«Мы понимаем, какой шок был для всех нас, для правительства, когда прошли первые санкции. Потому что сразу возник вопрос про наши совместные проекты с Chevron и другими западными компаниями. Фактически, если смотреть по первой информации о санкциях, не вчитываясь в сам закон, который был принят США, то казалось, что все проекты, которые мы реализуем совместно с Россией и Америкой – а таких проектов очень много, особенно в нефтегазовой сфере – фактически должны были попасть под санкции», - сделал экскурс в историю вопроса эксперт.

Однако алармистские ожидания не оправдались, поскольку, по словам А. Кульсеитова, принятый закон содержал ряд двойных толкований, которые позволяли обходить санкции.

«Первый шок прошел и мы видим, что Америка, конечно, очень серьезно воздействует своими санкциями, однако на самом деле это очень-очень прагматичное правительство. И сам Дональд Трамп как президент очень прагматичен. Поэтому они всегда оставляют себе возможность для маневра. И учитывая, что интересы американских компаний, крупного бизнеса могут пострадать от санкций, мы видим, что и санкции в отношении России приняли не такой катастрофический характер. Я думаю, что вероятность того, что это повлияет на Казахстан очень серьезно и приведет к каким-то большим экономическим потерям, достаточно невысоки», - заключил А. Кульсеитов.

Управляющий директор АО «Национальный управляющий холдинг «Байтерек» Адиль НУРГОЖИН также исключил возможность каких-то серьезных потрясений для Казахстана, связанных с геополитической напряженностью и кризисом отношений России и Запада, в особенности, если страна сохранит приверженность политике многовекторности и продолжит «договариваться со всеми и работать со всеми»:

«У Казахстан всегда была правильная позиция: договариваться со всеми и работать со всеми. Установленная президентом многовекторная политика – единственная правильная. Другое дело у нас есть окружение, соседство – не всегда приятное, не всегда удобное – но, тем не менее, оно есть и с этим надо считаться. Будем с этим жить и будем адаптироваться. Но мы в отличие от всех этих больших стран политическими амбициями не обременены, поэтому мы можем действовать быстро и прагматично. Это единственная возможная для страны позиция», - подчеркнул А. Нургожин.

По мнению эксперта, вряд ли Казахстан пойдет на то, чтобы «хранить валюту в непонятных юрисдикциях».

«Наша задача договариваться со всеми, торговать и с китайцами, и с Россией, но хранить деньги в долларах, и как-нибудь обходиться без политических моментов», - заключил управляющий директор НУХ «Байтерек», выразив тем самым, вероятно, консолидированную позицию казахстанского истеблишмента.

Жанар Тулиндинова

Поделиться: