В преддверие Гражданского форума, который пройдет 27-28 ноября в Астане, мы побеседовали с президентом Гражданского Альянса Казахстана Асылбеком КОЖАХМЕТОВЫМ о новой Концепции развития гражданского общества, об изменении подходов к финансированию неправительственных организации и о влиянии таких форм социальной активности как блогерство и новые медиа на развитие гражданского сектора.

- Асылбек Базарбаевич, в настоящий момент идет подготовка Концепции развития гражданского общества, которая будет представлена на Гражданском форуме Казахстана. Примечательно, что впервые государственная концепция разрабатывается негосударственным сектором. Не могли бы вы в общих чертах обозначить контуры этого программного документа? Что дает Концепции тот факт, что ее обсуждали и утверждали, по вашему собственному выражению, «всем миром»?

- Вы правильно отметили, что документ разрабатывался «всем миром». Всего было предложено четыре варианта концепции. И чем больше вариантов, тем сложнее свести их в единый документ.

Концепция, действительно, впервые писалась не по поручению госоргана и не по плану профильного министерства. Мы сами – Гражданский Альянс Казахстана – выступили с такой инициативой, поскольку прежняя концепция уже утратила силу, а новая предложена так и не была.

Отмечу также, что в Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2025 года не было уделено должного внимания вопросам развития гражданского общества. Исходя из этого, мы решили, что нам самим, в преддверии Гражданского форума, нужно обозначить вехи построения гражданского общества в Казахстане, подытожить проделанную работу и определить дальнейшую стратегию действия.

Сегодня для гражданского сектора наступает новый значимый этап развития. Впервые за десять лет в Гражданском форуме примет участие президент – мероприятие, которое пройдет во Дворце независимости, будет очень представительным по составу участников. На мой взгляд, во всем этом есть особый символизм.

Поэтому мы настроены на то, чтобы выдать обновленный, более осознанный и обдуманный документ, в котором, с одной стороны, будут обозначены направления развития неправительственного сектора, с другой – предложен новый формат его взаимодействия с государственными органами. Наконец, будет изложено новое видение гражданского общества. Конечно, новое оно для Казахстана. Возможно, для других стран с развитыми демократиями это давно пройденный этап, однако для нас это существенный прогресс.

Суть Концепции вкратце изложена в слогане «Диалог. Партнерство. Доверие».

Конечно, диалог неправительственного сектора и органов государственной власти ведется давно. Причем его эффективность варьируется в зависимости от ведомств и их руководителей. Однако сказать, что на основе этого диалога состоялось полноценное партнерство, можно только с большой натяжкой. Возможно, это характерно лишь для некоторых регионов Казахстана.

К сожалению, государственная власть до сих пор относится к гражданскому обществу свысока. Противопоставить этому можно только решимость неправительственного сектора идти вперед и отстаивать свои права.

Безусловно, мы осознаем: чтобы выйти на уровень партнерства с госорганами, неправительственным организациям нужно повышать свой профессионализм. Для нас очевидно, что если мы выступаем за передачу государственных функций гражданскому обществу, необходимо быть более ответственными, а Гражданскому Альянсу Казахстана (ГАК) – более сильной, значимой, консолидированной и многочисленной организацией.

Проведу параллель с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен», которая играет значимую роль в представительстве и защите интересов бизнес-сообщества. Гражданский Альянс должен выполнять аналогичную функции для гражданского сектора.

При этом, конечно же, речь не идет о том, чтобы обязать все НПО вступить Гражданский Альянс. Предусмотрены две формы участия в ГАК: первая предполагает небольшой взнос, вторая – на бесплатной основе. Все, что требуется от тех, кто желает присоединиться к Альянсу без выплаты членских взносов – это подтвердить единство интересов и целей гражданского сектора, а также поддержать программные документы организации. Это дает право совещательного голоса в обсуждениях и мероприятиях ГАК. Если же НПО хочет получить право решающего голоса, им необходимо взять на себя обязательство по выплате взносов.

Помимо этого, вступление в ГАК позволит навести порядок с учетом и статистикой в гражданском секторе. По документам, сегодня насчитывается 22 тыс. НПО, однако реально действующих – только 12 тыс. В базе Министерства общественного развития числится 4,5 тыс. НПО. Напомню, что только зарегистрированные в базе профильного ведомства организации имеют право участия в конкурсах на предоставление государственных грантов. Из них только порядка 500 состоят в Гражданском Альянсе. Мы надеемся существенно увеличить эти показатели.

Уже тогда, матерея, набираясь сил, мы можем стать более влиятельной и способной к партнерству с государственной властью организацией.

- В начале октябре, на площадке Службы центральных коммуникаций, состоялись Национальные слушания, в которой посредством видеоконференцсвязи приняли участие представители Гражданских Альянсов и НПО из 17 регионов Казахстана. Как бы вы оценили эффективность таких площадок, которые, насколько я понимаю, будут проводиться на постоянной основе? На чем делают акцент представители гражданского общества в регионах? Какие проблемы они называют в числе самых актуальных? Какие конструктивные и рациональные предложения региональной общественности вы почерпнули из работы этой диалоговой площадки?

- Такой открытый онлайновый формат в обсуждении актуальных проблем гражданского сектора Казахстана, действительно, был применен впервые. Благодаря трансляции слушаний в социальных сетях присоединиться к ним, задать вопросы могли люди в любой точке мира.

Мы не делали никаких ограничений относительно участия в слушаниях в регионах. Буквально любой желающий мог принять в них участие.

Тем самым мы не только хотели продемонстрировать нашу открытость и готовность к дискуссии, но и сделать замер: о чем будут говорить представители НПО, какие вопросы будут задавать. На основе этого можно судить о том, где, на какой стадии развития мы находимся.

Мы этот замер для себя сделали. По моим оценкам, он не очень утешительный. Но тем больше работы нам предстоит. По крайней мере, мы уяснили для себя, каково реальное положение в гражданском секторе и какие задачи и вызовы перед нами стоят.

Что меня разочаровало. К сожалению, многие НПО ставили однотипные вопросы, касающиеся финансирования и предоставления государственных грантов: где наш грант, почему нам не дали финансирования, почему одним дали, а другим – нет?

Я считаю, что для начала мы должны получить теоретическое признание того, что есть такая институция как Гражданский Альянс, что она реально работающая и эффективная. Мы, представители гражданского сектора, должны продемонстрировать уровнем поднимаемых вопросов, уровнем дискуссии, что мы собираемся решать задачи стратегического развития, а не сиюминутные вопросы.

Наконец, нам надо продемонстрировать, что гражданскому обществу можно доверять как профессионалам. То, что представители НПО – это патриотичные, гражданские активные, не равнодушные к судьбе страны люди – не вызывает сомнений. Однако нередко им не хватает экономических компетенций, знаний методов оценки проектов, навыков по привлечению дополнительных источников финансирования, ресурсов.

Конечно, у нас есть небольшая группа НПО, которая работает в этой сфере уже на протяжении 15-20-25 лет, очень опытных, профессиональных и компетентных – и они не нуждаются в поддержке и обучении. Однако нам надо создать систему подготовки и обучения молодого поколения. А «ветераны» гражданского сектора должны быть готовы к тому, чтобы передавать свои знания молодежи. В настоящий момент такой преемственности нет.

- Вероятно, НПО с многолетним стажем боятся конкуренции со стороны новичков?

- Да, такой страх в какой-то мере присутствует. Многим не хочется тратить время, деньги, силы на поездки, на участие в тренингах. Однако по мере обсуждения этого вопроса, по мере продвижения вперед опытные представители гражданского сектора демонстрируют высокий уровень ответственности. Многое тут зависит и от настойчивости Гражданского Альянса, от того, как, на каких ценностях строить диалог.

Таким образом, сегодня в неправительственном секторе мы наблюдаем разноголосицу мнений. Очевидно также, что уровень компетентности различных организаций несоизмерим. Нельзя также отрицать наличие НПО-однодневок, которые создаются под конкретный проект и грант, причем нередко создаются совместно с госслужащими, которые обещают свою протекцию. В семье, как говорится, не без урода.

Однако лично меня обнадеживает тот факт, что деятельность большинства представителей неправительственного сектора является, прежде всего, выражением их гражданской позиции, ответственности перед страной. В эту сферу не приходят за «большими деньгами», поскольку многие из них работают как волонтеры, или за смешные деньги, или с огромными нагрузками и переработками.

Если мы будет ставить правильные цели перед гражданским сектором, очерчивать правильный фронт работы, создавать более прозрачные условия игры, поднимать профессионализм НПО, то случайные люди и случайные организации отпадут, как шелуха. Многие из обозначенных проблем появились потому, что системной работы в сфере гражданского общества в последние годы не было.

- Начиная с августа нынешнего года в центральных и местных государственных органах назначены уполномоченные по работе с гражданским обществом – 20 в центральных исполнительных органах и 313 в местных исполнительных органах. Как вы считаете, позволит ли этот институт снизить формализм во взаимодействии госорганов с неправительственным сектором, повысить открытость государственных органов?

- О создании этого института мы узнали буквально из средств массовой информации. Хотя у нас и налажены связи с Министерством общественного развития, хотя ранее мы договаривались с ведомством об обмене документами еще на стадии разработки – может быть, предполагали мы, и гражданский сектор может внести положительную лепту в их обсуждение. Но процесс налаживания партнерства госорганов идет не без проблем.

Списки уполномоченных громадные. Конечно, для нас очевидно, что в этом много кампанейщины. Однако этот институт уже создан, причем в наших интересах. Давайте тогда его использовать.

Поэтому, продумывая программу Гражданского форума, мы выделили обсуждению вопросов этой институции отдельную секцию и предложили Министерству общественного развития собрать всех уполномоченных и разъяснить, в чем состоит фронт их работы, выработать план действий.

ГАК также намерен принять участие в становлении этого института: у нас есть свое видение того, как должны взаимодействовать с гражданским сектором уполномоченные.

Еще один институт, с которым нам хотелось бы построить эффективный диалог и наладить партнерство, в том числе в рамках Гражданского форума – это управления внутренней политики.

Если для уполномоченных взаимодействие с гражданским обществом – это общественная нагрузка, то для управлений внутренней политики – это основное направление деятельности.

Эти два института, на наш взгляд, должны быть представлены на площадке Гражданского форума.

Я считаю, что можно заставить работать любой инструмент, если только правильно построена его работа, если есть мотивация, наконец, если действует контроль. Причем, на мой взгляд, контроль за деятельностью института уполномоченных по работе с гражданским обществом должно осуществлять само гражданское общество. Для того чтобы показать либо неэффективность этого инструмента и возможную его отмену, либо побудить уполномоченных начать работать.

Жанар Тулиндинова

Продолжение следует

Поделиться: