В преддверие Гражданского форума, который пройдет 27-28 ноября в Астане, мы побеседовали с президентом Гражданского Альянса Казахстана Асылбеком КОЖАХМЕТОВЫМ о новой Концепции развития гражданского общества, об изменении подходов к финансированию неправительственных организаций и о влиянии таких форм социальной активности, как блогерство и новые медиа, на развитие гражданского сектора:

- Вы уже упомянули, что самым актуальным для представителей гражданского сектора является вопрос финансирования. Как, по вашему мнению, должна трансформироваться система финансирования НПО? Должны ли произойти изменения в правилах и порядке присуждения грантов и госсоцзаказа? Какую роль должны играть в финансировании гражданского сектора бизнес-структуры? Могут ли казахстанские НПО предложить отечественному предпринимательству конкурентоспособный «продукт»? Какое место в финансировании казахстанского гражданского сектора вы отводите международным донорам, которые в последние годы снизили свою активность в Казахстане?

- Начну с более общей картины. Сегодня в Казахстане гражданский сектор практически на 90% финансируется за счет госсоцзаказа и грантов. Приблизительно 10% - за счет международных доноров. И совсем небольшая доля принадлежит частному сектору.

Наш подход состоит в том, чтобы увеличить участие бизнеса в поддержке гражданского сектора. Во-первых, Гражданский Альянс подписал соглашение с Национальной палатой предпринимателей «Атамекен». На наш взгляд, степень социальной ответственности бизнеса на сегодняшний день недостаточна. Ведь государство в последние десять и особенно пять лет делает неимоверные поблажки бизнесу: снижаются налоги, предоставляются дешевые кредиты, отменяются проверки. Создаются все условия для развития предпринимательства. Однако и самому бизнесу нужно сделать что-то для развития Казахстана и гражданского общества. Мы не призываем компании отдавать деньги неизвестно куда, неизвестно кому. Пожалуйста, поддержите гражданский сектор в своем районе, в своем городе, в своем регионе.

Правда, мы хотим закрепить механизмы финансирования НПО бизнесом на системной основе, через НПП «Атамекен». Соответствующее соглашение подписано. Понятно, что финансовые возможности отечественного бизнеса – действительно, большие, в то же время мы осознаем, что нам предстоит очень тяжелая работа – убедить предпринимателей повернуться лицом к нуждам гражданского сектора.

Конечно, за год-два мы эту задачу не решим. Однако мы рассчитываем на то, чтобы уже в течение пяти лет кардинально изменить ситуацию в этой сфере.

Наконец, есть международные доноры, которые, по сути, были первыми, кто создавал гражданский сектор в Казахстане. Первые гранты отечественным НПО предоставлялись зарубежными фондами. Однако в последние годы в связи с принятием законодательных мер, связанных с борьбой с экстремизмом и терроризмом, их деятельность на территории Республики Казахстан была ограничена, поставлена под контроль – нередко неоправданный и сверхдетализированный. Одним словом, бюрократический.

Мы решили собрать международных доноров на площадке Гражданского форума, чтобы обсудить с ними волнующие их вопросы и узнать, что мешает им работать. Чаще всего дипломаты общаются только на высоком уровне, или передают месседжи через средства массовой информации, посредством публикуемых отчетов и т.д.

Мы же предлагаем сесть за стол переговоров и, глядя, что называется, друг другу в глаза, честно обсудить все проблемные вопросы. Отмечу, что в Форуме примут участие все четыре министерства, занимающиеся вопросами международного донорства, и собственно НПО, работающие на зарубежные гранты. Надеюсь, что в рамках Гражданского форума состоится открытый честный диалог между всеми заинтересованными сторонами.

Безусловно, есть законодательные нормы и ограничения, которые сложно преодолеть. Однако кое-что уже сделано, например, начата работа над проектом закона о донорстве и благотворительности. Уже заметно желание смягчить некоторые ограничительные нормы. Задача Гражданского Альянса состоит в том, чтобы мониторить процесс переговоров правительства и доноров. Потому что гражданский сектор заинтересован в том, чтобы международных доноров было больше, чтобы они имели более комфортные условия работы в нашей стране, чтобы облегчить им деятельность в казахстанском правовом поле.

Если вернуться к разговору о государственных источниках финансирования НПО, то следует отметить, что на сегодняшний день существует три канала финансирования гражданского сектора из госбюджета.

Первый – посредством грантов, которые предоставляются через Центр поддержки гражданских инициатив. Там действует следующий порядок присуждения грантов: сумма объявленного лота окончательная, результаты конкурсного отбора зависят от качества составления заявки и опыта и компетенции заявителей. Однако, к сожалению, сам процесс присуждения грантов непрозрачен, также как непонятны принципы составления лотов. В результате появляются какие-то несусветные тематики грантов, и НПО приходится над ними работать, потому что только под них предоставляются деньги.

Вполне ожидаемо, что под такие несусветные лоты появляются некие несусветные организации, которые с успехом осваивают вполне «сусветные» средства.

В этой сфере нужно разбираться, во-первых, с прозрачностью процесса присуждения гранта, во-вторых, с процедурой определения тематик лотов.

Второй источник финансирования – госсоцзаказ. Здесь все более или менее понятно с тематикой лотов, поскольку они формируются акиматами и министерствами, поэтому они более приближены к жизни. Хотя и тут есть определенные нарекания, но все-таки ситуация гораздо лучше.

Однако много вопросов вызывает механизм присуждения госсоцзаказа, поскольку главный принцип оценки заявок и определения победителей – ценовой. Кто меньшую цену дал – тот и получает деньги.

Это создает условия для того, чтобы любая организация-однодневка пришла, назначила стоимость вдвое меньше необходимой и выиграла, потому что она не имеет представления о том, какие ресурсы в действительности нужны для реализации проекта, да и не собирается выполнять его качественно.

А профессиональные НПО, которые работают в этой сфере 15-20 лет, не могут халтурить. Если проект выполнять качественно, соответственно, выше предлагаемая цена. В результате организации, имеющие и опыт, и компетенции, проигрывают конкурс.

Мы внесли правительству свои предложения по реформированию системы госсоцзаказа. Они включает также расширение числа госорганов, предоставляющих госсоцзаказ, – в настоящий момент его формируют только восемь министерств из пятнадцати. На наш взгляд, участвовать в этой системе должны все министерства.

Но основной акцент мы делаем на изменении принципов оценки проектов – определяющим должен быть не ценовой фактор (отмечу, что эта экономия не совсем уместна, поскольку в любом случае необходимо освоить все выделенные средства), а качество заявки и опыт и компетенции заявителя. Вот такого рода новации мы инициируем.

Что касается Центра поддержки гражданских инициатив, то, на наш взгляд, он должен играть роль финансового инструмента, а содержательную сторону, то есть разработку тематики грантов – необходимо передать гражданскому сектору.

Иначе получается так, что акиматы и министерства могут формировать госсоцзаказ исходя из своих актуальных потребностей, а гражданский сектор такой возможности лишен.

К примеру, Гражданский Альянс охотно инициировал бы создание Академии НПО. Однако такую тему никто, кроме самих представителей неправительственного сектора, не предложит. Между тем мы считаем, что отсутствие такого института сильно сказывается и на темпах развития гражданского общества, и на качестве услуг, предоставляемых НПО, и на эффективности освоения выделяемых государством средств, и на результатах работы всего сектора.

Получается так: государство готово выделить на госсоцзаказ и гранты 28 млрд тенге, однако потратить из этой суммы 1 млрд тенге на обучение – нет. Между тем, потрать оно этот 1 млрд на обучение и подготовку представителей гражданского сектора – повысилось бы и качество реализуемых НПО проектов, и отдача от выделяемых средств.

Наконец, третий формат государственного финансирования НПО – это премии, которые присуждаются как на региональном, так и на республиканском уровне. Сумма премий небольшая, однако их преимущество заключается в том, что НПО не должны направлять их на конкретные проекты, а могут израсходовать эти средства по своему усмотрению. Главное, на наш взгляд, обеспечить прозрачность и объективность процесса присуждения этих премий.

- Асылбек Базарбаевич, гражданское общество – это ведь не только НПО, но и политические партии, бизнес, медиа, социальные сети. Как эти институты вписываются в Концепцию развития гражданского общества и стратегию деятельности Гражданского Альянса Казахстана?

- Число субъектов гражданского общества зависит от того, какое определение вы берете за основу. Если вы возьмете определение из какого-нибудь словаря общественно-политических терминов, то, действительно, гражданское общество наряду с неправительственными организациями включает в себя партии, профсоюзы и религиозные организации.

Но если взять казахстанский закон «О государственном социальном заказе, грантах и премиях для неправительственных организаций в РК», то в нем указано, что в рамках госсоцзаказа гранты распределяются между представителями неправительственного сектора, к которому не относятся партии, профсоюзы и религиозные организации.

Государство выстраивает с этими общественными институтами отдельные форматы взаимодействия. Например, парламентские партии получают финансирование из бюджета. Профсоюзы существуют за счет членских взносов и поддержки со стороны бизнеса. Что касается религиозных организаций, то отмечу, что, пожалуй, во всем мире светские государства дистанцируются от этого института и не участвует в его финансировании, что согласуется с принципом равноудаленности от представленных в стране религиозных конфессий. Религиозные организации существуют в основном на пожертвования граждан.

Тот факт, что в казахстанском законодательстве предусмотрено государственное финансирование только НПО достаточно обоснованно и имеет ряд преимуществ. Хотя, конечно, любую модель можно подвергнуть критике.

- Есть еще одна сфера гражданской активности, которая настолько новая, что государство, похоже, еще не решило, к какой категории ее отнести – я имею в виду социальные сети. Нередко можно услышать мнение, что новые медиа, блоги и социальные сети – это прообраз гражданского общества в Казахстане. На этих площадках сегодня обсуждаются резонансные вопросы политической и социальной повестки, формируется пул лидеров общественного мнения и гражданских активистов. Какую роль в своей деятельности вы отводите взаимодействию с блогерским сообществом и социальными сетями? Как, на ваш взгляд, можно вписать этот новый институт гражданской активности в классическую архитектуру гражданского общества.

- Отношение к социальным сетям у меня двоякое. С одной стороны благодаря новым медийным площадкам и онлайн-инструментам, резко возросли возможности НПО, их эффективность, особенно в том, что касается широты охвата населения проектами, масштабирования деятельности гражданского сектора. Одним из ценных социальных и гражданских инноваций сети Интернет можно назвать инструмент краудсорсинга - сбор средств на благотворительные и социальные проекты. В этом мы видим громадный шаг вперед.

Однако в том, что касается генерирования и продвижения гражданской инициативы, на мой взгляд, потенциал и ресурсы социальных сетей сильно переоценены.

К примеру, некоторые блогеры и активные пользователи соцсетей козыряют количеством подписчиков. Тогда у меня возникает вопрос: могут ли их подписчики скинуться по 100 тенге на социальный проект? Очевидно, что не могут и не захотят. Что представляют собой многие подписчики? По сути, это люди, которые полеживая на диване или, что еще хуже, сидя на работе, заходят в Фейсбук и начинают демонстрировать свою якобы гражданскую позицию.

Да вместо того, чтобы громко заявлять в социальных сетях, что ты радеешь за экологию, хотя бы раз в месяц возьми пакетик и, например, если ты живешь в Алматы, сходи в горы и собери там мусор. От этого будет гораздо больше пользы, чем от бурной деятельности в социальных сетях.

Полагаю, если бы энергия, расходуемая сегодня казахстанцами в социальных сетях, была направлена на конкретные дела и конкретные проекты, то многие социальные проблемы были бы решены. Однако гораздо легче разглагольствовать о том, что надо делать, чем заниматься реальным делом.

Конечно, это относится далеко не ко всем блогерам и лидерам мнений социальный сетей. Я с уважением отношусь к тем активистам соицальных сетей, за которыми стоит конкретное дело и общественный авторитет. И я понимаю, что человеком движет не самолюбование, что его деятельность – это не инсинуации на тему гражданского общества и гражданских инициатив.

Минусом социальных сетей является также фактор анонимности, который снимает ответственность с различного рода деятелей.

Таким образом. я бы не стал переоценивать иниститут социальных сетей и тем более подменять им гражданский сектор.

Если бы благодаря социальным сетям в Казахстане удалось бы реализовать какой-то конкретный социальный проект, дать жизнь какой-то социальной инициативе, я бы поддержал этот институт.

Например, мне известны кейсы успешной реализации краудсорсинговых проектов – как правило, это касается благотворительности и сбора средств на лечение детей. Это можно только приветствовать. Это самый настоящий Асар (казахский обычай взаимопомощи – прим. Ред.). И это пример как современные информационные технологии позволяют осуществлять благоворительные проекты быстрее и адреснее. Главное, чтобы этим проектам обеспечивалась прозрачность, чтобы на этом не наживались разного рода мошенники.

- И последние вопрос. Асылбек Базарбаевич, как Гражданский Альянс Казахстана намерен выстраивать сотрудничество с российскими коллегами?

- Отмечу, что 2-3 ноября делегация ГАК в составе четырех человек приняла участие в Форуме «Сообщество», который проводит Общественная палата Российской Федерации. Я выступил на одной из сессий Форума. Мы ознакомились с деятельностью Общественной палаты, ее опытом, убедились в том, что в некоторых вопросах мы ушли далеко вперед, а в некоторых вопросах они нас опережают. Учитывая это, мы предложили Общественной палате дружить с Гражданским Альянсом Казахстана. Мы приглашаем их делегацию на Гражданский форум. Надеемся, что они приедут.

На мой взгляд, эффективной площадкой сотрудничества гражданских секторов наших стран могли бы стать Форумы межрегионального сотрудничества России и Казахстана, которые традиционно проходят в одном из приграничных регионов.

Сейчас на этих Форумах в основном представлен бизнес и государственные органы. Но ведь взаимодействие гражданских секторов – это важный аспект сотрудничества наших стран. В приграничных областях, по обе стороны казахстанско-российской границы, живут люди, которые приходятся другу другу родственниками, друзьями, коллегами. Возникает вопрос, почему гражданское общество не представлено на Форумах межрегионального сотрудничества. Этот вопрос, конечно же, в первую очередь надо адресовать нам, гражданскому сектору, но и организаторам форума. Мы будем работать над этим вопросом.

Поделиться: