17 января в Алматы был оглашен приговор по самому резонансному делу последнего времени – убийству прославленного казахстанского спортсмена, звезды мирового фигурного катания Дениса ТЕНА. Признанные виновными в убийстве Нуралы КИЯСОВ и Арман КУДАЙБЕРГЕНОВ получили по 18 лет строгого режима, их сообщница, Жанар ТОЛЫБАЕВА, обвиненная в недонесении о преступлении, была приговорена к четырем годам колоний.

Однако и после вынесения приговора ощущения торжества справедливости – конечной цели правосудия – похоже, нет ни у родственников спортсмена, ни в обществе, поскольку следствие и суд так и не дали ответов на множество резонных вопросов, озвученных потерпевшей стороной в ходе судебного разбирательства.

Дело Дениса Тена с самого начала ярко высветило серьезные сбои казахстанской правоохранительной системы и стали тригером для массового общественного движения, требующего реформ МВД. Обстоятельства трагического инцидента – убийство известного спортсмена произошло днем, в самом центре, так называемом «золотом квадрате» Алматы, а причиной стало банальное автоворовство – выявили всю остроту проблемы безопасности на улицах казахстанских городов.

Смысловую нагрузка делу придали проблемы неуправляемой миграции – автоворы, от рук которых погиб Тен, оказались приезжими, уроженцами Жамбылской и Кызылординской областей – социального расслоения, криминализации и маргинализации аульной молодежи, ищущей заработков в относительно благополучных городах. Наконец, дело Тена бросило свет на целую криминальную инфраструктуру по сбыту ворованных автозапчастей, которая не могла действовать без прикрытия в правоохранительных органах.

Однако судебное разбирательство, в ходе которого адвокат потерпевшей стороны и мать спортсмена Оксана Тен сделали сенсационное заявление о заказном характере убийства, выявило новые грани в проблематике правоохранительной системы – а именно качество следствия и оправления правосудия.

Напомним, что накануне Нового года, 25 декабря, адвокат потерпевшей стороны Нурлан УСТЕМИРОВ ходатайствовал о возвращении дела на повторное расследование и рассмотрении версии заказного убийства.

«В ходе ознакомления с материалами дела мы обратили внимание на то, что в тех доказательствах, которые представлены, есть существенные противоречия. Их около 14, которые в совокупности указывают на то, что это было заказное преступление, и поэтому для того, чтобы обеспечить полную всесторонность, необходимо привлечь других соучастников. Это подстрекатели, пособники и так далее. Мы считаем, что дело нужно вернуть прокурору для установления их личностей, не назначая главное судебное разбирательство. Если они дадут надлежащую оценку тем доказательствам, которые мы представили, то у них есть право направить дело, а в отношении других лиц вынести в отдельное производство. Все эти доводы мы неоднократно указывали следователю, прокурору и следственному судье, когда писали частную жалобу. Но дело не в том, что нас не устраивает, а дело в том, что не придают значения тем доводам, на которые мы ссылаемся», - заявил в суде адвокат Оксаны Тен.

В связи с этим заявлением обращает на себя внимание наличие адвоката у потерпевшей стороны, родственников спортсмена. Увы, эта практика прочно закрепилась в казахстанских судах: потерпевшие вынуждены нанимать адвокатов для защиты своих интересов. Хотя по всем законам жанра и юридическим канонам – это обязанность гособвинителя. Впрочем, как мы видим из вышеприведенной цитаты адвоката Устемирова, действия следователя, прокурора и следственного судьи, скорее, шли вразрез с интересами потерпевшей стороны, чем защищали их.

Позже мать Дениса Тена, выступая в суде, объяснила, какие неучтенные следствием обстоятельства дела натолкнули ее и адвоката на мысль о том, что убийство может быть заказным.

В частности, Оксана Тена обратила внимание на то, что подсудимые Толыбаева, Кудайбергенов и Киясов сняли квартиру 18 июля, за день до убийства, в дорогом районе Алматы, хотя ранее проживали в пригородном микрорайоне Шанырак. Нож, которым был убит Денис Тен, был куплен ночью накануне убийства. Мать спортсмена также указала на нелогичное поведение Кудайбергенова, которого Денис застал за кражей автостекол, больше похожее на желание спровоцировать его и заманить к месту, где их ожидал Киясов.

Что касается Толыбаевой, то, по мнению адвоката потерпевшей стороны и Оксаны Тен, именно ей принадлежала роль организатора нападения на спортсмена. Устемиров потребовал для нее также 20 лет заключения, заявив, что «она руководит парнями, она мозг». А мать Дениса Тена привела в суде распечатки телефонных разговоров Толыбаевой – в течение трех месяцев, предшествовавших трагедии, к ней поступали звонки из Европы – Швейцарии и Англии.

Примечательно, что следствие так и не учло эти очевидные противоречия, выявленные стараниями потерпевшей стороны, и не пошло дальше выдвинутой сразу после трагедии версии случайного убийства. Судья в свою очередь отклонил ходатайство о возвращении дела на повторное расследование.

Возникает вопрос: если по столь резонансному делу, к которому приковано внимание буквально всего общества, следственные органы, прокуратура и суд не могут обеспечить качественное и всестороннее расследование и судебное разбирательство, то на каком невысоком уровне находится их работа?

И если несколько месяцев назад, на волне подъема масштабного общественного движения за реформу МВД, казалось, что дело Дениса Тена станет отправной точкой для кардинальной перезагрузки правоохранительной системы, то неоднозначные итоги судебного процесса ставят эти надежды под сомнение.

Жанар Тулиндинова

Поделиться: