В четверг возобновился процесс против экс-президента Роберта Кочаряна и рядя бывших высокопоставленных лиц, обвиняемых в попытке в свержении конституционного строя в Армении (по делу о беспорядках 1-2 марта 2008 года). Бывший президент также обвиняется в получении взятки в особо крупных размерах.

При этом в первый день заседания суд обсуждал вопрос меры пресечения Кочаряна после решения Конституционного суда. Следует отметить, что с конца июля 2018 года Кочаряна был уже трижды арестован и дважды освобожден. И что после майского решения судьи Давида Григоряна освободить экс-президента (в июне Апелляционный суд отменил это решение) и направить его дело в Конституционный суд, против судьи было возбуждено уголовное дело по факт служебного подлога, а премьер-министр Никол Пашинян выступил с инициативой масштабной реформы судебной системы и «веттинга» судей.

Высшие чины на скамье подсудимых

Вместе с Кочаряном по делу “1 марта” проходят также экс-министр обороны Сейран Оганян (в 2008 –м начальник Генштаба Вооруженных сил Армении), бывший генсек ОДКБ Юрий Хачатуров (в 2008-м замминистра обороны, начальник Ереванского гарнизона) и Армен Геворкян во время мартовских событий глава аппарата президента). В отличие от бывшего президента, все они ожидают решения суда по делу «1 марта» на свободе.

Прибыв в суд они отказались отвечать на вопросы журналистов. Лишь заметив, что не принимают выдвинутые против них обвинения. Наиболее многословным из них оказался Сейран Оганян, выразивший надежду, что Кочаряна освободят. «Сейчас самое главное, чтобы мера пресечения в отношении второго президента Армении была изменена и, чтобы его освободили из-под стражи»,- заявил он журналистам.

Само судебное заседание проходило на фоне акций сторонников и противников Кочаряна у здания суда.  Сторонники экс-президента кричали «Кочарян – герой» и требовали его немедленного освобождения, а его противники – «Кочарян – убийца» и тюремного срока для него. Между ними в итоге произошла потасовка, в результате которой были подвергнутые приводу в полицию.

Разная трактовка решения КС

Половинчатое решение Конституционного суда сразу после опубликования вызвало разную трактовку у сторон обвинения и защиты по данному делу. Если защита экс-президента считала, что это основание для незамедлительного изменения меры пресечения Кочаряна, то прокуратура посчитала, что в решении КС нет оснований для освобождения бывшего президента или тем более прекращения его уголовного преследования.

В заявлении Генпрокуратуры от 9 сентября говорилось, что «отдельные абзацы решения Конституционного суда интерпретируются в отрыве от контекста и не исходят из общего смысла решения». И по мнению прокуратуры, согласно решения КС, вопрос функциональной неприкосновенности должностных лиц решается в рамках общих уголовно-процессуальных регулирований. «Этот вопрос на этапе досудебного следствия решается прокурором или следователем, а на этапе судебного разбирательства – судом»,- говорилось в заявлении.

В нем также было отмечено, что функциональная неприкосновенность бывшего президента не считается обстоятельством, исключающим уголовное производство, и решение КС касается тех случаев, когда бывшему президенту инкриминируются действия, исходящие из его статуса. «Считаем необходимым подчеркнуть, что экс-президенту Роберту Кочаряну не инкриминируются действия, исходящие из его статуса. Это обстоятельство было оценено следователем, прокурором и судами в рамках их полномочий», - подчеркнула прокуратура.

Эту же линию сторона обвинения, представленная прокурором города Еревана Геворком Багдасаряном, продвигала и на судебном заседании в четверг. Когда адвокат Кочаряна Арам Орбелян потребовал освобождения экс-президента от ареста без применения каких-либо мер пресечения на основании решения КС. По его словам, пока указанный КС законодательный пробел не устранен, Кочарян должен быть немедленно освобожден.

После него выступил представитель экс-президента в КС, адвокат Арам Вардеванян: «Если пробел в законе приводит к нарушению права, как в данном случае, и никаких правовых гарантий для лица, наделенного функциональным иммунитетом, для защиты от такого действия, можно сказать, нет. Нет механизма, как определяется, вытекает ли деяние из ситуации?.. Если этот пробел преодолевается, то он не является антиконституционным, если он антиконституционный, то правоприменитель не смог его преодолеть».

Что касается тезиса прокуратуры, что решение КС не касается меры пресечения и ареста, Вардеванян заметил, что в решении КС содержится ссылка на прецедент ЕСПЧ, связанный с правомерностью ареста, в котором ЕСПЧ констатировал, что если качество закона не является удовлетворительным, например, в условиях законодательного пробела, то арест является нарушением права.

При этом другой адвокат Кочаряна Айк Алумян заявил, что у защиты есть сомнение в беспристрастности судьи Анны Данибекян, но они не обращаются сейчас с ходатайством о самоотводе судьи, так как это помешает обсуждению вопроса изменения меры пресечения экс-президента. И добавил, что защита обратится с ходатайством о самоотводе судьи после решения по изменению меры пресечения Кочаряна.

Алумян также выступил против участия в данном судебном процессе правопреемников жертв событий 1-2 марта 2008 года. В ответ на что судья Данибекян заявила, что суду не известны такие обстоятельства, которые могут воспрепятствовать участию вышеуказанных представителей в судебном производстве по делу экс-президента.

Кочарян и родители жертв мартовских событий

Сам экс-президент после выступления своих адвокатов заявил, что за период, что идет следствие по делу «1 марта», его права многократно нарушались. «И сложилось впечатление, что не было упущено ни единой возможности сделать нарушение по данному делу», - заметил он.

По словам Кочаряна, уголовное дело против него является считает политическим преследованием и «самым позорным» уголовным делом в истории Армении. «Это персонифицированный процесс, это политическое преследование, осуществляется в отношении моей личности. Я понимаю, что закон для прокуратуры, казалось бы, является пластилином, как хотят, так и трактуют… Это дело войдет в учебники по истории. Оно будет иметь своих положительных и отрицательных героев. В том, кто отрицательный герой, у меня нет сомнений. Вы тот человек, кто пишет еще одну страницу в этой истории. Какой будет эта страница, зависит только от вас», - заявил он, обращаясь к судье Данибекян.

Однако самая интересная дискуссия на судебном заседании развернулась между Робертом Кочаряном и некоторыми родителями жертв мартовских событий, которые считают экс-президента главным виновником гибели своих детей.

Так Саркис Клоян – отец погибшего в ходе мартовских событий 2008 года Гора Клояна, заявил, что Кочарян должен нести ответственность за гибель людей. И заметил, что экс-президент за прошедшие годы ничего не сделал для того, чтобы привлечь к ответственности убийц мирных демонстрантов. «Господин Кочарян, почему за 10 лет вы ни разу не обратились с этим вопросом к Сержу Саргсяну, чтобы виновных нашли и наказали? Ради приличия осудили бы двух прапорщиков. Вы же ничего не сделали!», - обратился Саргис Клоян к Кочаряну.

В ответ на это Кочарян заявил, что спустя чуть больше месяца после мартовских событий истек срок его президентских полномочий и у него не было права вмешиваться. «И если господин Клоян озадачен этим, в первую очередь, должен спросить об этом у сидящих рядом с ним прокуроров. Если человек должен быть осужден только из-за того, что дело не раскрыли, то, в первую очередь, должен быть осужден генеральный прокурор, осуществляющий производство прокурор или следственные органы, которые были обязаны обеспечить раскрытие дела», – заявил экс-президент.

В ответ на утверждение матери убитого военнослужащего Тиграна Абгаряна Рузанны Арутюнян о том, что при жизни её сына, президент заявил, что есть погибшие со стороны правоохранителей, Кочарян заявил, что это было сказано 1 марта не им, а начальником Специальной следственной службы. И что это зафиксировано в материалах уголовного дела. «Я не говорил ничего подобного во время проходящей в тот день пресс-конференции, есть записи, прикрепленные к материалам дела, я сказал – есть раненые. Адвокат Седа Сафарян, полагаю, сознательно не сказала, что это не так», – сказал он. Добавив, что материалах дела указывается, что внутренние войска вызвали снайпера для нейтрализации человека, стрелявшего в Тиграна Абгаряна.

Кочарян также заявил, что если мать Тиграна Абгаряна пожелает ознакомиться с материалами дела, то он попросит своих адвокатов подготовить пакет документов о произошедшем на улице Лео и предоставить ей.

P.S. После нескольких часов разбирательства суд удалился в четверг на совещание. И судья Анна Данибекян сообщила, что огласит свое решение по ходатайству адвокатов Кочаряна об изменении меры пресечения экс-президенту мере 17 сентября, в 13:00.

Айк Халатян

Поделиться: