Премьер-министр Грузии Георгий Гахария посетил 15 октября с официальным визитом Армению. Что дал визит нового грузинского премьера? Как изменилась политика армянских властей в отношении Грузии после «бархатной революции»? Стоит ли ожидать в ближайшее время открытия новых транспортных коридоров через Грузию в Россию? На эти и другие вопросы Пресс-клуба «Содружества» ответил один из ведущих армянских экспертов по Грузии, научный сотрудник Центра региональных исследований Академии госуправления Армении Джонни Меликян

Как Вы прокомментируете визит нового грузинского премьера в Армению? Что он дал?

Во-первых, он создал возможность для налаживания контактов двух стран, что очень важно в нашем случае.  Так как оба государства являются парламентскими республиками, и главами стран являются премьер-министры, очень важно, в очередной раз, так как это уже при Николе Пашиняне третий грузинский премьер, создать контакт и обсудить повестку дня. Каждый премьер имеет свое видение дальнейшего развития отношений, поэтому было бы интересно, как мне кажется, нашей стороне понять, какие приоритеты вообще у правительства Георгия Гахария по региональному экономическому сотрудничеству, по региональной безопасности, по их внешней политике. Что очень важно, потому что контекст российско-грузинских отношений также очень важен для нас, и в нашем случае также важно представить грузинскому премьеру подходы Армении в вопросе Карабахского конфликта. Это большой пласт вопросов, которые должны были быть темами обсуждения за закрытыми дверями.

У предыдущего грузинского премьера были регулярные контакты с Пашиняном. Можно ли ожидать, что с новым премьером будет такой же уровень отношений, такая же регулярность встреч, обсуждений двусторонних вопросов?

Думаю, что да. Контакт состоялся. В принципе, было видно по общению и по готовности продолжать углубление сотрудничества, я думаю, что контакты будут. Насколько они будут публичными? Например, при Мамуке  Бахтадзе был так называемый неформальный формат встреч без галстуков, в разных городах Грузии и Армении, то есть дважды они успели встретиться. 

При новом премьере непонятно - может продолжится формат, может нет… Но это больше связано не с армяно-грузинскими отношениями, а  с личностными подходами Георгия Гахария. То есть он сам вообще человек не публичный,  он, скорее всего, будет иметь неформальный контакт в виде телефонных переговоров, то есть какой-то формат выработается в любом случае. И это даст возможность главам наших государств заниматься углублением отношений, так что у меня ожидания позитивные от этого. 

Другое дело - насколько занимаясь внутренними политическими процессами у грузинского правительства будет возможность также активно заниматься и внешней политикой. Но тем не менее, как мне кажется, Гахария будет более активным на внешнепоолитическом уровне, это, в принципе, касается многих вопросов внутренней повестки. То есть внутри против него целая кампания по дискредитации, чтобы добиться его увольнения. Это все было и тогда, когда он был министром внутренних дел. Поэтому на фоне внутренних действий экономического блока, подготовки к выборам, он должен будет максимально стараться держать внешнеполитический вектор тоже достаточно активным. 

Тем более тут мы уже увидели некую разницу между подходами премьеров. Это, конечно же, не их личная инициатива, это, скорее всего, идет от лидера партии, что сменились акценты по отношению к России. То есть состоялась первая с 2008 года встреча министров иностранных дел,  есть желание вернуть авиасообщение с Россией. И, как мне кажется, при Гахарии риторика антироссийская она будет достаточно минимализирована, то есть сведена до минимума и будет максимально прагматичной. 

Насколько изменился подход армянских властей к отношениям с Грузией после «бархатной революции»? 

Премьер-министр Армении уже второй раз по отношению к Грузии применяет слово «стратегический», что не может не быть месседжем для Грузии. То есть Армения делает заявку на то, чтобы в Тбилиси подумали над тем, чтобы поменять статус и отношение  к Армении. Со времен Саакашвили и со времени создания первых концептуальных документов в Грузии, соседние Азербайджан и Турция считались стратегическими партнерами. Теперь Ереван делает заявку, отправляет месседж, это было озвучено на встрече, когда премьер Пашинян сказал, что нужно добиться создания стратегического видения амяно-грузинских отношений. Это как раз первый шаг. Диверсифицируя взаимоотношения со своими региональными соседями, есть возможность подтянуть уровень армяно-грузинских отношений до этого уровня, что предполагает углубление торгово-экономических отношений, политического диалога и всего остального, что связано с экономическим блоком, что у нас, в принципе, в приоритете в межгосударственной повестке.

Некоторые российские эксперты считают, что в вопросе транспортных коридоров через грузинскую территорию в Россию Армения должна помогать активно лоббировать  эту тему в Грузии. Должна ли Армения быть более активной в этом вопросе? Насколько это может быть действенным? И можно ли ожидать в ближайшее время открытия новых транспортных коридоров? 

Я считаю, что эти эксперты лукавят, потому что в этом вопросе за Арменией самое малое.  Вопросы деблокады транспортных коридоров  по конфликтным историям  явлются прерогативой России и Грузии, и там присутствует также элемент Абхазии и Южной Осетии.  Поэтому, когда они говорят о том, что Армения что-то должна делать… Армения на всех переговорах этот вопрос поднимает, но это тот максимум, который может быть сегодня.  

Должен быть консенсус, в первую очередь, внутри Грузии, а сегодня он в том, что территориальная целостность Грузии неприкосновенна. Поэтому ни один политик не будет жертвовать ею для того, чтобы больше экономических дивидендов получить. Кроме того, там фактор Абхазии - фактор финансовый, если это Абхазская железная дорога и т.д. То есть политические вопросы в данный момент перекрывают все, что может быть.

Когда мы говорим про альтерантиву Ларсу, то это альтернатива морская, паромные переправы, которые подключены также к железной дороге. Поэтому более реальнее надо работать с железной дорогой Грузии и РФ, работать над тем, чтобы, например, та же Армения имела  свой паром, котрый будет курсировать между портами России и Грузии и тем самым поддерживать наших производителей сельхозпродукции и  транспортные компании. Это то, чем надо заниматься. 

А то, что нам предлагают некоторые деятели, это,  как мне кажется, просто лукавство и попытка переложить ответственность с больной головы на здоровую.

 

Айк Халатян 

Поделиться: 
Выбор страны: