В последнее время выросло количество насильственных преступлений против детей. Яркий тому пример, жестокое убийство 10-летней Нармин Гулиевой, произошедшее в Товузском районе В Азербайджане. Девочка пропала 21 ноября 2019 года в 15:00 во время свадебного торжества, которое отмечали соседи. 6 января 2020 года вечером было найдено обгоревшее тело Нармин.

«Давайте признаем, что сексуальное насилие против детей вообще и малолетних девочек, в частности, не является таким уж исключительным для нашей страны. Оно подпитывается застарелой традицией ранних браков, с которой не смогла справиться даже тяжелая на расправу Советская власть. Робкие попытки властей внедрить в общественное сознание идеи прав ребенка, гендерного равенства и т. п., разбиваются о домашнее насилие в семьях и практику узаконенной обычаями педофилии». Об этом рассказал корреспонденту Пресс-клуба «Содружество» глава Правозащитного Центра Азербайджана Эльдар Зейналов.

По его словам, в последний период порядка трёх тысяч детей в год были рождены матерями в возрасте 15-17 лет, забеременевшими в возрасте 14-16 лет, когда за секс с ними полагалось уголовное наказание. У почти 200 малолетних матерей это были уже вторые роды, а были и те, кто в этом возрасте рожал уже в третий и даже четвертый раз! При этом в патриархальной сельской местности, где традиции осуждают внебрачные связи, родились две трети этих малышей. Понятно, что семьи бы такого не допустили, если бы отношения девочки с педофилом не были бы узаконены неким договором между двумя семьями или религиозным браком. Поэтому и рыщут взрослые дяди вокруг школ, высматривая себе «невест» в возрасте, когда детям надо играть с куклами и сидеть за партой. А полиция, рекрутированная из деревенских парней с таким же менталитетом, включена в эту игру, благообразно прикрытую ширмой ратифицированных конвенций.

«При такой терпимости общества к нарушению формального закона, возмущение, вплоть  до требований восстановления смертной казни, вызывают только случаи, когда насилие нарушает не только закон, но и неписаные традиции. Да, педофилия в селе тоже обставлена условиями. Так, насилие и похищение жертвы должно быть согласовано с семьей ребенка, сопровождаться засылкой сватов и выплатой «отступных». Если этого не происходит, и тем более насилие сопровождается убийством или исчезновением ребенка, возможен даже самосуд. Правоохранительная система самосуда обычно не допускает, но компенсирует жестоким наказанием. Даже за одну загубленную детскую душу педофил мог в старые недобрые времена получить расстрел, а по нынешнему законодательству — пожизненное лишение свободы. Но если изнасилование ребенка закончилось «браком», то наказание обычно не настигает педофила», - пояснил Зейналов. 

По словам эксперта, за четверть века работы по тюрьмам довелось ему самому увидеть немало педофилов и детоубийц и услышать немало историй о них. «И могу ответственно заявить, что в тюрьме такие заключенные не только не пользуются даже минимальным авторитетом у более «приличных» уголовников, но и не «кайфуют в тюрьме в отсутствие смертной казни», как это часто представляется безутешным родственникам малолетней жертвы. На самом деле, чтобы не говорила тюремная администрация, педофилов в тюрьме постигает кара со стороны уголовного сообщества. По принципу «око за око», их обычно жестоко насилуют («опускают») и тем самым переводят в бесправную «голубую масть». Возможность для такой расправы уголовники найдут всегда», - сказал правозащитник.

По его словам, был один случай из 1990-х, когда знавший об этой традиции дядя жертвы решил подстраховаться. Молодой сосед изнасиловал и убил малолетнюю жертву в лесу на севере Азербайджана. Прежде чем педофила отправили в бакинскую тюрьму, дядя за хорошую мзду и под честное слово не убивать преступника, был допущен знакомым полицейским в камеру и лично «опустил» педофила.

«В соседней камере, кстати, сидел другой педофил, но с гомосексуальными пристрастиями. Он, пообещав подарить велосипед, завел в Маслиновую рощу, изнасиловал и убил мальчика. Причем, подражая Чикатило, он отгрыз жертве половой орган. Мальчик был единственным и долгожданным  ребенком в семье. История возмутила всех: судья вынес по делу смертный приговор, а журналисты написали об этом в газете», - рассказал Зейналов.

По словам правозащитника, нередко педофилы бывают не молодыми обольстителями, а стариками. Один такой, попав за решетку уже в пожилом возрасте, ходатайствовал о досрочном освобождении. Этот благообразный дедушка был пойман с поличным односельчанами, когда попытался изнасиловать девочку-инвалида. 

«Разумеется, я далек от того, чтобы одобрять такие расправы. Однако считаю, все они были порождены той же дикостью нравов, что и терпимость к педофилии. Ведь, если бы тот же старец выкупил ребенка у родителей и заключил с нею религиозный брак, то никто бы из его соседей и бровью бы не повел. А то бы еще и «благотворительностью» посчитали... Недавно произошло очередное убийство ребенка, вероятнее всего, тоже на почве педофилии. В маленьком селе, где все и все на виду, почти два месяца не могли найти похищенную девочку, которую впоследствии убили и сожгли около дома родителей. Но стоило вмешаться Президенту — и за пару дней буквально в нескольких минутах ходьбы от дома девочки нашли и преступника, и место преступления, и кучу улик. Эта история и опечалила, и озадачила многих. Мы живем в страшном мире, в котором взрослые игры стоят жизни детей, и с этим пора заканчивать», - пояснил Эльдар Зейналов.

Татьяна Иванова

Поделиться: 
Выбор страны: