Утро 9-го марта началось с неприятной новости для всех нефтяных стран, к которым относятся и Россия, и Азербайджан. Нефть марки Brent в ходе торгов пробила прежний минимум в 31,38 доллара за баррель, продолжив падение.

По состоянию на 07.41 майский фьючерс марки Brent падает на 28,69%, до 32,28 доллара за баррель. Минутами ранее показатель обновил минимум с января 2016 года. Апрельский фьючерс марки WTI опускается на 31,35%, до 28,33 доллара за баррель, также чуть ранее обновив минимум с февраля 2016 года.

По оценке банка Goldman Sachs, на фоне паники на нефтяном рынке стоимость топлива теперь может упасть до 20 долларов за баррель.

Нефтяные котировки обрушились на фоне новостей о том, что участники ОПЕК+ в пятницу не смогли продлить договоренности по сокращению добычи. В частности, Россия предлагала сохранить существующие условия, а Саудовская Аравия — дополнительно сократить добычу. В результате с 1 апреля обязательств ограничивать добычу не будет ни у кого.

Позже, уже ближе к середине дня, цены на нефть отыграли несколько позиций и остановились на уровне 36 долларов за баррель.

Комментируя Пресс-клубу «Содружеству» сложившуюся ситуацию профессор экономики СПбГУ Станислав Ткаченко сказал, что для нефтедобывающих стран, в число которых входят Россия и Азербайджан, падение цены на нефть – плохая новость.

"Если абстрагироваться от причин падения и рассматривать только последствия, то прямыми последствиями падения цен будут увеличение дефицита госбюджета, волатильность валютного курса, сокращение занятости в нефтедобыче и смежных отраслях. Косвенными последствиями будут снижение спроса на внутреннем рынке, отток иностранных инвестиций, замедление экономического роста или даже экономический кризис", - сказал он.

По его словам, ключевых вопросов по рассматриваемой теме несколько, и от ответов на них зависит будущее экономик наших государств.

"Как долго протянется нынешняя паника и перерастет ли она в затяжной кризис нефтяной отрасли планеты? Удастся ли Азербайджану и России сохранить потенциал нефтедобычи в будущем, включая поток инвестиций в геологоразведку и бурение новых скважин? Смогут ли производители нефти в наших странах снизить издержки, не допустив значительного снижения собственных доходов и поступлений в госбюджет?",  - задался вопросом аналитик.

Ткаченко считает, что главный вопрос: сможет ли (захочет ли) международное сообщество отреагировать на сегодняшнюю панику так же, как осенью 2008 года.

"Напомню, что тогда реакцией на ипотечный кризис и череду банкротств финансовых корпораций стало учреждение Большой Двадцатки и выработка скоординированных мер, позволивших избежать разрушительных торговых войн и валютных девальваций. Сейчас надо внимательно следить за действиями США, Китая, Японии, ЕС и России. Если их лидеры выскажутся за срочную встречу G20, то есть шанс, что кризис будет остановлен «на взлете», и он не окажется для мировой экономики слишком разрушительным", - считает он.

В свою очередь экономист Губад Ибадоглу сказал, что цены на нефть будут влиять на экономику Азербайджана, так как бюджет страны заложен на уровне 55 долларов за баррель.

"Если цены на нефть не будут стабилизированы, то правительство пересмотрит свой бюджет, в противном случае - у правительства возникнут проблемы перед малоимущими семьями и организациями, которые на госдотациях", - считает он.

По его словам, падение цен на нефть будет влиять и на цены на газ, и для SOCAR будет все сложнее выполнять свои обязательства перед международными инвесторами и выплачивать зарплаты.

"Как показала практика в 2015-16 годах, в таких странах как Азербайджан, госрасходы начинают покрываться за счет повышения налогов. Видимая часть вопроса в том, что правительство для того, чтобы сбалансировать ситуацию, вынуждено будет повысить налоги, повысить обязательства по выплатам SOCAR и частично девальвировать манат. Поэтому можно с уверенностью сказать, "мягкая девальвация" маната неизбежна. Другим вариантом может стать повышения цен на коммунальные услуги или же взятие долгов", - полагает аналитик.

В свою очередь эксперт по финансовым рынкам Самир Алиев оценивает текущее положение хуже, чем это было в 2015 году.

"Коронавирус в Китае привел к тому, что мы не можем импортировать дешевую китайскую продукцию. С другой стороны, из Ирана мы покупаем в большом количестве продуктов питания, и оба эти рынка закрыты. То есть на рынке чувствуется отсутствие продуктов, а мы импортозависимая страна. Уже сейчас на рынке можно увидеть инфляцию, а это влияет на социально-экономическую жизнь населения", - подчеркнул он.

Говоря о ситуации на финансовом рынке Азербайджана, аналитик сказал, что он еще не оправился после кризиса 2015 года, и еще одна девальвация еще больше ударит по экономике страны.

"Для правительства следующая девальвация означает самоубийство. Ситуация заключается в том, что если не девальвация, то правительство обязано тратить свои валютные резервы. Во всяком случае, правительство намерено ждать и наблюдать за ситуацией дальше - другого у них варианта нет, и они настроены не девальвировать манат. В 2014-15 году, для того, чтобы не делать девальвацию, было потрачено 12 миллиардов долларов", - добавил он.

По его словам экономиста Натига Джафарли, Саудовская Аравия предлагала уменьшить еще на полтора миллиарда добычу нефти и из этих полтора миллиона 500 тысяч Россия должна была взять на себя.

"Но Россия отказалась от этого, и с первого апреля все страны вольны наращивать производство. Сразу же Саудовская Аравия заявила о том, что на первых порах она увеличит на 300 тысяч баррелей, но а через месяц-два она увеличит до 12 миллионов в сутки", - сказал он.

Говоря о том, как это будет влиять на экономику Азербайджана, аналитик отметил, что, к сожалению, Азербайджан сильно зависит от нефти.

"Бюджет страны на 60% напрямую зависит от нефти, экспорт страны на 91% зависит от нефти и газа. Поэтому Азербайджан наиболее уязвимая страна в мире на фоне падения цен на нефть. Я не думаю, что страна готова продержаться на очень низкие цены на нефть", - резюмировал Джафарли.

Ниджат Гаджиев

Поделиться: 
Выбор страны: