Грузинские власти сочли необходимым объявить в стране чрезвычайное положение до 21 апреля. И, хотя ситуация у нас не такая тревожная, как в других регионах (число зараженных коронавирусом в Грузии достигло 48 человек, 1966 граждан помещены в карантин, а 259 находятся в стационарах), но общественность страны с пониманием отнеслась к решению властей.

В специальном обращении к народу премьер-министр Грузии Г. Гахария говорил о тех ограничениях, которые предусматривает введение режима Чрезвычайного положения: «За нарушения правил изоляции или карантина лицо будет принудительно переведено в соответствующее учреждение, за нарушения будут применены санкции. Ограничения вводятся на международные пассажирские наземные перевозки за исключением грузовых перевозок».

Правительство Грузии наделяется правом, в случае необходимости, на ограничение имущественных прав и использование имущества и материальных средств физических и юридических лиц в медицинских целях карантинной изоляции. Это значит, что власти могут распоряжаться движимым и недвижимым имуществом физических и юридических лиц (помещениями, производственными мощностями, земельными участками) по своему усмотрению, исходя из создавшейся в стране ситуации.

Правительство наделено правом ограничивать деятельность частных организаций, предприятий либо поручать им осуществление конкретной деятельности. Кстати, это право уже было использовано, когда предприятиям компании Аджара-текстиль было поручено наладить производство медицинских масок. При необходимости правительство имеет право регулировать цены на лекарства, медицинские услуги и продукты первой необходимости. Запрещается собрание в количестве более 10 человек.

Вот это последнее (ограничение собраний) стало предметом преткновения для нашей т.н. либеральной общественности. Особенно ее представителей интересует – распространится ли это ограничение на паству Грузинской православной церкви? И еще, как собирается церковь защищать здоровье прихожан, причащая их из одной чаши и одной ложки?

Ответ на эти вопросы дал Синод грузинской православной церкви, заседание которого состоялось на днях. Открыл и вел заседание католикос-патриарх Илья Второй, развенчав тем самым несостоятельность слухов о состоянии его здоровья. Свободная наша пресса с нетерпением ждала решения Синода и явно была разочарована, услышав постановление: «Отказ от использования общей ложки для причастия как источника инфекции абсолютно недопустим». Об этом говорится в постановлении Синода, который зачитал один из ведущих иерархов нашей церкви, митрополит Горийский и Атенский Андрия.

Для некоторых политиков либерального толка, а таковых у нас большинство, подобное решение стало поводом еще раз подчеркнуть свою «прогрессивность и революционность». Так, к примеру, лидер партии под названием Гирчи (в переводе «шишка») З. Джапаридзе, один из кумиров оппозиционно настроенной молодежи (это он раздавал на улицах столицы косяки с марихуаной перед выборами), обвинил нашу патриархию в сговоре с властями. Мол, взамен на лояльность прихожанам позволили причащаться из одной чащи.

Ну, что можно ответить на такой абсурд? Для того, кто смотрит на Евхаристию как на театрализованное представление, вообще нет смысла даже приближаться к чаше для причастия. А для истинно верующих даже постановка вопроса подобным образом (источник заражения) является кощунственной. Кроме того, за многовековую историю наша страна пережила не одну моровую язву (бубонная чума, тиф, холера и т.д.), и всегда церковь была местом духовного и телесного исцеления нашего народа.

А что касается «скученности» при Богослужении, то принято решение установить динамики. Таким образом, слушать литургию можно будет и в церковном дворе, чтобы не создавать внутри толкотню.

Вот так наши и гражданские, и духовные власти отвечают на вызовы, перед которыми оказалась в последнее время вся мировая общественность.

Валерий Чхартишвили

Поделиться: 
Выбор страны: