Пандемия нового коронавируса COVID-19 нанесла мощнейший удар мировой экономике. Не является исключением и экономика Армении. С учетом этого, правительство Армении заявило о начале крупномасштабной программы помощи бизнесу. Как сообщил 18 марта премьер-министр Никол Пашинян, в ближайшее время правительство предоставит экономике помощь в размере не менее 150 млрд драмов (свыше 300 млн долларов). И что в случае необходимости эта сумма будет увеличена.  

Как пандемия коронавируса повлияла на армянскую экономику? Насколько будет эффективна программа помощи бизнесу со стороны правительства? С чем связан отказ властей от «налоговых каникул» для бизнеса? На эти и другие вопросы Пресс-клуба “Содружество” ответил научный сотрудник Института Кавказа Грант Микаелян.

Как пандемия коронавируса повлияла на армянскую экономику? 

К сожалению, мы пока не можем точно измерить ситуацию, потому что армянское статистическое ведомство публикует цифры со значительным лагом во времени. В январе ситуация в экономике была хорошей, в феврале она все еще была неплохой, в марте наверняка уже есть экономические проблемы. Но учитывая хороший задел начала года, я думаю, что определенные резервы в экономике еще есть.

Проблема в том, что мы не знаем, как долго продлится кризис, связанный с этим вирусом и, соответственно, сколько у экономики есть времени на адаптацию к таким условиям, и сколько у нее запасов, чтобы выдержать вот такой жесткий карантин. 

Как вы оцениваете программу помощи бизнесу со стороны правительства? Насколько она будет эффективна?

Оценить эффективность, именно эффективность, можно будет только по итогам, но на данный момент понятно то, что в тех условиях, когда у бизнеса будет нехватка наличности и неспособность выплачивать кредиты, неспособность делать операционные расходы, то такая программа может дать возможность части бизнеса продержаться на плаву какое-то время. То есть, понятно, что этих сумм не может быть достаточно для долгосрочного содержания бизнеса на плаву, но, по крайней мере, на некоторое время этого может хватить, и какая-то часть бизнеса, которая бы в противном случае закрылась, может выдержать. 

Тут, конечно, нужно учитывать еще и риск злоупотребления, потому что некоторые бизнесы могут попытаться получить помощь, которая им не полагается, и таким образом, оторвать ее, так сказать, у тех, которым она действительно больше всего нужна. Поэтому важной задачей для правительства будет не допустить таких злоупотреблений со стороны бизнеса или ошибок со стороны регуляторов.

В парламенте оппозиция говорила о необходимости «налоговых каникул» для бизнеса, однако правительство на это не пошло. С чем связан этот отказ? 

Думаю, что в той логике, в которой действует правительство, оно пока что не может пойти на этот шаг без крайней необходимости. Дело в том, что на протяжении двух лет повышается интенсивность администрирования налогов, и повышается количество собираемых налогов, и в логике правительства это выглядит так, что если сейчас ослабить хватку, то потом будет потеряны несколько месяцев на возвращение к тем показателям, которые есть сейчас. Поэтому власти смотрят на эту ситуацию так, что пока еще не нужно.

Но, с другой стороны, мы рассматриваем ситуацию в динамике, и не исключено, что в какой-то момент руководство решит, что выживание бизнеса важнее, чем текущие доходы или текущее администрирование, или даже реформы. Тут уже зависит все от остроты кризиса. Просто власти по многим показателям получают информацию в реальном времени, в отличие от нас, и поэтому, я думаю, что если даже они отреагируют с каким-то опозданием, то все-таки смогут более-менее адекватно оценить ситуацию в экономике и принять правильное решение.

Айк Халатян

Галерея: 
Поделиться: 
Выбор страны: