Так уж исторически сложилось, что у каждого народа, проживающего в Казахстане, есть своя особая и памятная дата, омытая кровью и слезами, которая напоминает о том, как они оказались на этой земле. Немцы прибыли в Казахстан после всего лишь одного росчерка пера верных слуг "вождя народов". Корреспондент ИА Новости-Казахстан, не выезжая из страны, побывала в "Берлине", приняла участие в памятном митинге и поговорила с теми, кто до сих пор помнит долгий путь из отчего дома…

Пыльной тропою Берлина

Сегодня чтобы найти хотя бы одну историю о немцах, которых выслали из Поволжья в Казахстан, потребовалось несколько дней поисков, преодолеть километры по Карагандинской области, поговорить с десятками людей. Со слов местных жителей, в шахтерской столице есть несколько небольших районов, где преимущественно расселялись немецкие семьи после того "страшного" указа.

Так, отправившись в хорошо известный район шахтерской столицы — Майкудук, невольно попадаешь в один из кварталов, который местное население называет не иначе, как… Берлин.

Понятно, что такое название возникло отнюдь неспроста. До начала массового выезда немцев из Караганды в начале 90-х годов, большая их часть проживала тут. Здесь и названия улиц говорят сами за себя. Одна из улиц носит имя Розы Люксембург. Тихий переулок, возможно, когда-то и видел асфальтовое покрытие, но сегодня шаги прохожих поднимают в воздух клубы пыли. Более двухсот построек в ряд уже успели зарасти бурьяном. Покосившиеся от времени дома лишь изредка разбавляются ухоженными и красивыми двориками. А еще десяток лет назад эта улица славилась порядком и эстетическим видом, но только до тех пор, пока тут жили немцы с присущей им хозяйственностью. Они одни из первых стали менять черные мазанки на кирпичные дома с расписными ставнями, крытыми дворами, клумбами цветов.

Постучавшись в двери одного из таких "идеальных" для этой улицы домов, стало известно, что прежние хозяева — немцы — покинули этот дом несколько лет назад, уехали на историческую Родину. Также как и из соседних домов. К сожалению, найти тут хотя бы одну историю того, как немцы оказались на казахской земле не удалось.

Поиски продолжились в Тихоновке — небольшом и уютном поселке в нескольких километрах от областного центра. В одном из домов удалось найти реальную историю жизни немецкой семьи, оказавшейся в Казахстане.

"Моя мама была переселена из деревни Красный луч в Поволжье. Точной даты я не помню. Моя мама, Эмилия Ивановна, при жизни особо не говорила об этом. Иногда лишь вспоминала какие-то отрывки, но и то осекалась. Хорошо запомнилось мне, что мама боялась рассказывать вообще об этом, запуганная была", — говорит жительница Тихоновки Ольга Иосифовна Мудрова. Слова собеседницы подтверждают пожелтевшие от времени документы, сохранившиеся в семье Мудровых.

"Лицо немецкой национальности"

Судьбоносный указ от 28 августа 1941 года оставил неизгладимый отпечаток на жизни тысяч людей. Большинство историй начиналось ночью, когда в двери ничего не подозревающих сельчан стучали неизвестные люди. А дальше, как по одному и тому же сценарию: приказ не обсуждается, телячий вагон спешит в неизвестность, голодные годы и чудом выжившие люди.

История жизни Эмилии Рейзе похожа на тысячи других историй немецких переселенцев, которые оказались в Казахстане. Она родилась в 1930 году в многодетной семье Ворошиловградской области СССР. Согласно архивным документам, именно с этой области начались первые выселения с нажитых земель.

Однажды ночью отца Эмилии забрали люди в форме и больше его никто не видел. Через несколько лет люди в военной форме вновь постучали в двери к семье Рейзе, они сообщили страшную новость, что их семью и как другие живущие по соседству переселяют. Только вот куда и почему, никто не утруждался объяснять. Мамы у Эмилии на тот момент уже не было в живых, она погибла во время бомбежки и четверо детей потеряли друг друга.

В семье Мудровых сохранился документ, согласно которому Эмилию Рейзе как "лицо немецкой национальности" насильно переселили в Семипалатинскую область Казахстана.

"Мама рассказывала, что они потерялись все. Подробно не помню уже ее воспоминания, но она говорила, что их телячьими вагонами привезли в Семипалатинскую область. Там она стала работать на заводе", — рассказывает Ольга Мудрова. © ЕЛЕНА БЕРЕЖНАЯ. База данных жертв политических репрессий создана в Казахстане

За немцами в то время был особый надзор, шло послевоенное время. Декретом от 1948 года было установлено, что "изгнание немцев сохранить на вечные времена", …при удалении от места поселения без разрешения – 20 лет каторги".

Как-то Эмилия решила отыскать своего брата и покинула территорию завода, но была сразу же задержана. В 1948 году по Указу ПВС СССР ее приговорили к 20 годам лишения свободы и отбыванием наказания в лагере под Воркутой.

"Она не понимала тогда, за что ее осудили. В первые дни объявила голодовку, за это ее посадили на несколько дней в карцер. Лагерь оставил в ней сильный след, она была очень замкнутой. Когда были проблемы, она замыкалась в себе и ничего не рассказывала. О жизни в лагере мы узнавали по частичкам. Иногда забудется и начнет что-то вспоминать, а потом резко замолкает. Как-то она начала рассказывать стих о Сталине, а потом резко замолчала. Сейчас я уже понимаю, что люди того времени боялись сказать что-то не так", — вспоминает собеседница.

Только в 1953 году после смерти Иосифа Сталина Эмилию Рейзе освободили и направили в Карагандинскую область.

"Мои родители познакомились в Воркуте. Отец также был осужден к 20 годам каторжных работ. Отца звали Иосиф Вальтер, но он поменял имя и фамилию на Станислав Полещук. Родители вместе приехали в Караганду, тут и остались жить", — продолжает рассказывать Ольга Мудрова.

По словам собеседницы, ее мама умела делать все: могла и одежду шить, и рубанком воспользоваться — лагерь научил. "Мама так сильно плакала, когда я поступила учиться в институт. Она думала, что если я немка, то у меня не будет такой возможности", — отмечает она. В начале 90-х годов Эмилию Ивановну и ее супруга реабилитировали.

Один народ и боль одна

В этот памятный день немецкой диаспорой по всему Казахстану были организованы панихиды. В Караганде поминали усопших у мемориального комплекса в Спасске.

Около трех десятков людей немецкой национальности приехали из разных уголков области на панихиду, и у каждого своя трагическая история. Любопытно, что в Спасском мемориальном комплексе в братских могилах лежат тела порядка 5 тысяч военнопленных, среди них и немецкие солдаты. Почему же здесь немцы-спецпереселенцы поминают близких, ведь их родные не были военнопленными, а относились к числу трудовой армии?

"А какая разница? Мы один народ, и боль у нас одна", — отметила одна из женщин, пришедшая к памятнику.

Рядом с памятником немецким солдатам одиноко сидела пожилая женщина. Рассказать свою историю она отказалась. Подумав минуту, она тяжело вздохнула и произнесла: "Не могу я, доченька, говорить, не могу. Мне уже 81 год, а я помню все как сейчас. Нам как к людям не относились, считали за животных, были постоянные унижения и голод. Нас погнали как стадо из Саратова: сначала в Сибирь, а потом и в Казахстан. Не дай Бог вам, молодым, увидеть то, что видели мы", — уже горько плача рассказала Лидия Штейер.

Прочитав поминальную молитву, карагандинские немцы возложили цветы к крестам. Говорить о прошлом не было сил, есть только слезы и воспоминания. Они помнят об этой страшной дате календаря, они не забыли…

Read more: http://newskaz.ru/society/20160828/12793622.html

Поделиться: