Когда в Казахстане заходят разговоры (пусть и сугубо гипотетические) про «урюковую революцию», то в фокус прежде всего берут молодежь Алматы. И пусть молодые люди Астаны сугубо территориально ближе к республиканским органам власти, а молодежь Жанаозена в разы «пассионарней», специалисты все-таки смотрят на южную столицу республики. И когда начинаешь разбираться в ситуации более подробно, то все встает на свои места. Реалии таковы, что для спокойствия в «Багдаде» нужно следить за молодежью Багдада, а в протестных и тревожных раскладах Казахстана, «Багдад» – это Алматы, где формулу «в Багдаде все спокойно» нужно поддерживать целенаправленными усилиями.

Молодежь сама по себе не опасна в силу возрастной инфантильности и бестолковости. Но именно по этим же самым основаниям она может превратиться в горючий материал и пушечное мясо со стороны умелых манипуляторов. Поэтому к теме молодежи и молодежной политики в южной столице регулярно обращаются самые разные общественные форумы и дискуссионные площадки – от аналитической группы «Кипр» до экспертного клуба ОФ «Мир Евразии». Общественный совет Алматы тоже периодически заслушивает Управление молодежной политики города.

К молодежи в Казахстане отнесены люди в возрасте 14-29 лет (внутри их делят на группы 14-18; 19-23 и 24-29). И пусть в процессах старения населения Республика Казахстан имеет огромную фору по сравнению со Швецией или Японией, общее количество населения в Казахстане увеличивается, но доля молодежи сокращается – сейчас она 23,2%.

По социологическим опросам только 11,9% молодых людей хотят уехать в другую страну и 60,7% не желают уезжать из Казахстана. Правда, открытым остается вопрос: те 70 тыс. студентов, которые обучаются в России и еще тысячи человек в вузах Евросоюза и Китая участвовали в опросе? Скорее всего - нет, а без них картина получается перекошенной.

56% молодежи страны проживает в городах. Города – это прежде всего Алматы, чья агломерация по оценкам экспертов-демографов и урбанистов насчитывает 3 млн. жителей. При общем населении страны в 18 млн. человек южная столица выступает ключевым демографическим лидером Казахстана.

В Алматы представлены все виды существующей молодежи, которые есть в республике. Это учащаяся молодежь, рабочая (вернее, трудовая), безработная, самозанятая, криминализированная, «золотая» (правильнее «позолоченная»), религиозная и другие. Например, Алматы – это главный ареал обитания так называемой «асфальтовой» казахской молодежи. И пусть по сравнению с «нулевыми» годами данный слой размылся, он сохраняет определенные черты: урбанизированность, вестернизированность при одновременном хорошем владении русским языком, сравнительная зажиточность, подверженность влиянию субкультур, порожденных глобализацией. Даже молодежь из депрессивных моногородов (где одно градообразующее предприятие) имеет своих представителей в Алматы – они едут сюда за лучшей долей, в качестве аэродромов подскока на первое время используя жилье родственников.

В общественных местах южной столицы можно встретить девушку в мини-юбке и рядом в хиджабе. То есть старое и новое, где головоломкой является вопрос: кто из них олицетворяет старое, а кто новое? Все годы после получения независимости в Алматы увеличивался удельный вес этнических казахов, однако мегаполису еще далеко до превращения в однородный по этническому составу город. Вопрос не только в славянских этносах, чье присутствие среди жителей остается заметным. В Алматы проживает заметное количество уйгуров, корейцев, татар, представителей кавказских народов, что объективно экстраполируется и на молодежь.

При всем этом четкой картины алматинской молодежи и методик ее социального измерения не существует. Принято считать, будто учащаяся молодежь к действующей власти настроена лояльно. Однако самой по себе единой однородной группы «учащаяся молодежь» тоже не существует. Например, старшеклассники из школ с русским и казахским языком обучения сильно отличаются по своим картинам мира, ценностным установкам, менталитету и поведенческим моделям.

Среда студенческой молодежи еще более пестрая. В Алматы есть вузы (КБТУ, КИМЭП), где высокий удельный вес «золотой» и «позолоченной» молодежи. Almaty Management University, Нархоз, КазНТУ, Энергетический институт во многом привлекают алматинский средний класс. В КазНУ и Казахский педагогический университет им. Абая в постсоветские годы традиционно поступают амбициозные абитуриенты из провинции. Аграрный университет– это уже для сельской молодежи. Основную категорию студентов частных вузов вроде университета «Туран» вообще трудно указать из-за пестроты состава.

Формально студентов всегда можно собрать на какие-нибудь массовые мероприятия по линии акимата (городской орган исполнительной власти) или партии власти «Нур Отан». Однако насколько они реально пропитаны патриотизмом и преданностью политическому режиму – вопрос открытый. С количественными показателями тоже есть нюансы. Например, трудно представить, чтобы акимат «по свистку» смог собрать человеческий ресурс, сопоставимый с тем, который прошагал по улицам Алматы 9 мая в колоннах «Бессмертного полка». При этом студенты той же Академии транспорта имеют имидж махровых «националистов», тогда как в UIB контингент считается с толерантными взглядами.

Продолжение следует

Тимур Исаханов

http://new.ia-centr.ru/experts/timur-isakhanov/molodezh-almaty-eto-kompot-gde-vishnya-i-sliva-plavayut-otdelno-ch-1/

Поделиться: