После вступления в ШОС Индии и Пакистана достигать консенсуса станет непросто.

В Астане сегодня открывается саммит Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), на котором она впервые за 16 лет существования прирастет новыми членами — Индией и Пакистаном. В результате повестка организации претерпит серьезные изменения, а выработка консенсуса серьезно усложнится. В распоряжении "Ъ" оказался проект Астанинской декларации, где, в частности, говорится о поддержке лидерами ШОС Договора о нераспространении ядерного оружия и китайского проекта "Один пояс, один путь". В следующем году, когда Дели и Исламабад получат право голоса, принятие подобного документа было бы практически нереальным. Вместе с тем, как вчера заявил "Ъ" помощник президента РФ Юрий Ушаков, Москва выступает за продолжение роста ШОС — в первую очередь за счет Ирана.

 

Шесть плюс два

Вступление Индии и Пакистана в ШОС растянулось более чем на два года. Заявки были приняты в 2015 году, и с тех пор потенциальные члены организации подписали десятки документов, обязуясь соблюдать все принципы и правила, созданные организацией за 16 лет ее существования. Индия и Пакистан даже согласились с тем, что главными языками останутся русский и китайский, а английский будет использоваться в качестве вспомогательного. Взамен новички получат возможность координировать с шестеркой стран--основателей ШОС (Китаем, Россией, Казахстаном, Таджикистаном, Киргизией и Узбекистаном) борьбу с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом — тремя проблемами, которые перед Дели и Исламабадом стоят едва ли не острее, чем перед остальными членами организации.

Опрошенные "Ъ" российские, китайские, индийские и пакистанские эксперты настаивают на том, что процесс встраивания новых членов в повестку ШОС легким не будет. Это видно уже по тому, как придется изменить содержание официальных документов. В распоряжении "Ъ" оказался проект Астанинской декларации лидеров стран--членов ШОС, принять которую планируется 9 июня. В следующем году, когда Индия и Пакистан получат право голоса, одобрить документ в нынешнем виде уже не удалось бы.

В частности, в подготовленной декларации утверждается, что страны--члены ШОС "выступают за неукоснительное соблюдение Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО)". Между тем Индия и Пакистан создали свое ядерное оружие в обход договора и не являются его подписантами. В документе также дается высокая оценка результатам форума "Один пояс, один путь", прошедшего в Пекине 14-15 мая. Индия не только бойкотировала форум, но и открыто заявила, что считает китайскую инициативу "колониальным предприятием".

В проекте Астанинской декларации упоминается "шанхайский дух", под которым авторы документа подразумевают "взаимное доверие, равноправие, взаимные консультации, уважение многообразия культур, стремление к совместному развитию". Напомним, что решения в ШОС принимаются консенсусом. Однако теперь, после принятия Индии и Пакистана, достигать его станет гораздо сложнее. Делегации обеих стран уже заявили, что не планируют в Астане двусторонних контактов.

 

В атмосфере взаимного недоверия

В сфере практического сотрудничества проблем ожидается не меньше. Замглавы индийского Observer Research Foundation Самир Саран ранее говорил "Ъ", что видит потенциальную проблему в необходимости обмена разведданными между Индией и Пакистаном: Дели считает Исламабад источником международного терроризма, и тому делиться с соседом конфиденциальной информацией будет трудно.

Вместе с тем в проекте Астанинской декларации немало места уделено тезисам об "углублении диалога и сотрудничества по обеспечению комплексной безопасности, прежде всего в борьбе с терроризмом". Говорится и о необходимости продолжения работы над общим перечнем террористических организаций, и о "решимости установить надежный заслон всем источникам и каналам финансовой и материально-технической подпитки терроризма", и о продолжении "практики проведения на регулярной основе совместных антитеррористических учений". Эксперты сомневаются в том, что Индии и Пакистану удастся легко отставить в сторону противоречия по этой теме.

Научный сотрудник университета Мэна (США), пакистанский эксперт Ахсан Чаудхари полагает, что, вступая в ШОС, Индия и Пакистан руководствовались примерно одинаковыми мотивами: каждый из них считает, что остальные члены организации защитят их от военных и террористических атак со стороны соседа. "Фактически Дели и Исламабад воспринимают ШОС как азиатское НАТО, которое тоже создавалось не в последнюю очередь для недопущения конфликтов между членами,— пояснил эксперт "Ъ".— Скорее всего, организация после вступления в нее Индии и Пакистана будет парализована, но зато вероятность конфликта между этими двумя странами действительно уменьшится".

Отставной пакистанский дипломат Ариф Камаль также отметил, что ШОС придется взять на себя миротворческие функции. "Старые члены должны потребовать решения вопроса Кашмира (спорной территории между Индией и Пакистаном.— "Ъ"), потому что последние годы он был "заметен под ковер",— сообщил "Ъ" господин Камаль.— Потенциально присоединение к нормам Шанхайского процесса может оказать на две враждующие державы позитивное влияние".

На обилие конфликтов между новыми и старыми членами ШОС обращали внимание и другие опрошенные "Ъ" эксперты. Треугольник Китай--Индия--Пакистан переполнен взаимными претензиями и территориальными спорами, которые вполне укладываются в повестку ШОС. А значит, теперь непременно станут головной болью организации.

 

Россия — за подключение и расширение

Впрочем, старший научный сотрудник Центра исследований Восточной Азии и ШОС МГИМО Игорь Денисов полагает, что антитеррористическое направление работы организации может в новых условиях получить импульс к развитию. "Россия заинтересована в скорейшем подключении Индии к Региональной антитеррористической структуре (РАТС) для закрепления уже накопленного совместного опыта борьбы с терроризмом,— сообщил "Ъ" господин Денисов.— Что касается экономического направления работы ШОС, то оно окажется под угрозой, если Китай попытается сделать организацию платформой для продвижения своей инициативы "Один пояс, один путь"". По мнению эксперта, идея о том, что китайская инициатива может крепче связать страны-участницы и запустить многосторонние проекты сотрудничества в рамках ШОС, с приемом Индии становится "совсем утопичной".

Доцент Киргизско-российского славянского университета Наргиза Мураталиева считает, что с приемом новых членов внутренняя структура организации сильно изменится. "С одной стороны, о конкуренции между Россией и Китаем в структуре будут говорить уже меньше, так как появится другая конкурирующая сторона (Индия--Пакистан),— сообщила "Ъ" эксперт.— С другой стороны, возникает риск формирования "условных альянсов" внутри ШОС по линии уже существующих связей между странами-участницами".

По мнению госпожи Мураталиевой, роль Центральной Азии, которая с момента основания ШОС была в фокусе внимания организации, уменьшится. Впрочем, эксперт отметила, что "в том виде ШОС не реализовала ни одного многостороннего проекта". Собеседница "Ъ" также выразила надежду на то, что после расширения страны Центральной Азии будут активнее участвовать в работе организации.

При этом потенциал для дальнейшего расширения ШОС не исчерпан. На саммите в Астане в очередной раз обсудят вопрос присоединения к организации Ирана, подавшего заявку на членство еще в 2008 году. Об этом вчера сообщил помощник президента РФ Юрий Ушаков. На уточняющий вопрос "Ъ", почему, несмотря на согласие России и Китая, Иран еще не стал полноправным членом ШОС, господин Ушаков ответил: проблема — в "особой позиции отдельных участников". "Мы считаем, что все условия для этого (принятия Ирана.— "Ъ") созрели, и поддерживаем заявку Ирана,— сообщил он.— Ранее были проблемы из-за международных санкций, но после того, как они были сняты, мы препятствий не видим".

По информации "Ъ", главным препятствием на пути к членству Тегерана в организации остается позиция Таджикистана, который активно налаживает связи с Саудовской Аравией, давно противостоящей Ирану в регионе.

Михаил Коростиков

https://www.kommersant.ru/doc/3319743

Поделиться: